Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Надареишвили Вахтанг Паладьевич (Кокиня)

12 апреля 1945 г. — 11 июля 1994 г.

Биография


Надареишвили Вахтанг Паладьевич родился 12 апреля 1945 года в Абаше.

Осужден в 1959 году на 2 года.

Осужден в 1961 году на 3 года.

Коронован в 1964 году.

Вагиф известен на весь Союз, в основном, сидел в крытой Владимира. В 80 году был на Харпах, оттуда ушел в СТ-2 Тобольска. По приходу в СТ встретили, как подобает встречать Вора. Был самый авторитетный в Тобольской крытой, без его ведома ничего другие Воры не делали, его слово было закон для остальных Воров, все придерживались его мнения. Было все нормально, пока он не узнал, что вся тюрьма платит дань, то есть до него в крытой Воры собирали по 50 коп с человека. Когда он это узнал, он спросил остальных Воров, что это за дань тут наложили и кто? И сказал всей тюрьме, чтобы больше никто от себя не отрывал и не гнал, не может быть здесь никакой дани, а кто это придумал, тот ответит за все. С этого начались междоусобицы среди Воров, они стали лить на Вагифа всякую грязь, травить на него и мужиков и фраеров, объявили его блядиной за то, что он запретил собирать дань и перекрывать дороги на другие хаты. Они обвинили его в том, что он якобы в хороших с лохмачами и дает им указания кого грабить, а кого нет и то, что он связан с оперативниками. На самом же деле это все неправда, это ложь, которая нужна была Вахтангу, Авто, Тато, Коки, Паатам обоим, чего они и добились. От Вагифа многие отвернулись, в основном, из забоюсь, потому что был прогон, что кто будет поддерживать связь с ним, тот будет объявлен гадом и из-за этого многие прервали с ним связь. Вагиф на самом деле самый честный и справедливый был там в то время с 81 по 86 г. Он никогда человека не оскорбит незаслуженно, всегда поделится последним и если человек по молодости заблудился, то всегда подскажет, никогда не преследовал какую-то корыстную цель. В камере себя ведет как простой человек, никогда не подчеркнет, что он Вор и выше всех, всегда поговорит на любую тему, любит посмеяться и повеселиться, одним словом, веселый человек и справедливый. Ему часто Воры в Тобольске говорили, почему он так себя ведет с массой, будто он такой, как они, а не Вор. Он им говорил, что никогда не надо показывать и подчеркивать, что ты Вор, это они и так все знают, кто я и подчеркивать это не к чему. Он не высокомерен, прост, а остальные грузины, которых перечислил, это очень высокомерные и кровожадные, за любой проступок у них одно – сломать, а не поправить человека. Вот это все Вагифа бесило и он с ними начал воевать. Хоть они его и не признали, а объявили блядиной, его знает весь Союз и говорят, что за Вагифа не у одного голова полетит. Когда он освободился, ездил в Грузию и в Москву на сходки и там все пояснил за Тобольскую тюрьму и там сказали, что за все это кто там был в то время будут отвечать по всей строгости. Вагиф же Вор, он был им и будет и его признают везде.

Толик Донец в основном постоянно был во Владимире, его знают как всесоюзного Вора, в преступном мире пользуется авторитетом. С Вагифом он был вместе во Владимире и знают друг друга хорошо. Донец пришел в Тобольскую крытую после Вагифа. У Вагифа уже шла война с грузинами Авто, Вахтангом, Тато, Кокой, Паатой большим и маленьким, его объявили блядью. Когда Толик пришел, его встретили грузины нормально, он сразу написал Вагифу и узнал положение тюрьмы и также за канитель, случившуюся с Вагифом. Донец начал писать грузинам и их останавливать, они ему написали, чтобы не слушал Вагифа, это не Вор, а блядина. Донец начал с ними воевать за Вагифа, но те уперлись на своем. Тогда он им написал, почему перекрыли дороги на другие хаты, ведь это поступки блядские, а не воровские. Дороги были закрыты на те хаты, которые поддерживали связь с Вагифом. Грузины ответили Донцу, что дорог не закрывали, это фраера сами закрыли. Тогда Донец написал в те хаты и спросил, почему они закрыли дорогу на Вагифа и другие хаты? Те ему ответили, что так им сказали грузины, после чего Донец опять написал грузинам, что фраера пишут, что дорогу перекрыли по указанию Воров. Тогда те ему написали, если ты будешь впрягаться за Вагифа, то ты тоже как и он не Вор. Донца через оперативников, непосредственно через Соколова, затянули в хату, где сидели преданные им люди. Там Донца сильно избили, он попал в санчасть. Потом также поступили с Вагифом, тоже сильно избили, после чего Донец сказал грузинам: вы все не Воры, а мусора и его после этого отправили в Винницу.

С Винницы Донец пришел в Харпы, там просидел в одиночке и его опять отправили в крытую в Тобольске. Когда он пришел, там были Воры Вахтанг, Дато, Якутенок, Джем, Мирон. Вахтанг ему сразу написал за положение в тюрьме и написали, чтобы он не поддерживал связь с Вагифом. Но он им ответил, что Вагиф – Вор и его собрат, а они все - мусора. Они с Вагифом писали общаковые малявы, обращались к фраерам и мужикам и просили всех жить своей жизнью и в их дела Воровские не лезть, они сами разберутся кто есть кто. Они это писали потому, что грузины учили всех с ними не поддерживать связь, а те лаять начинали на Донца и Вагифа. Вот поэтому они писали, чтобы никто не лез. Сам Донец спокойный, уравновешенный, в разговоре никогда не нагрубит, любитель тоже и посмеяться и пошутить. В отношении лагерной и тюремной жизни очень строг, может простить раз, два, но а потом спросит по всей строгости арестантской жизни, конечно не превышая арестантских рамок. Всегда был против, чтобы убивали и ломали, они с Вагифом говорили, что из человека, который сделал проступок легко можно сделать гада, сломать, но потом уже из гада человека никогда не сделаешь. Так лучше сто раз подумать, чем принять какое-то решение.

В конце 84-го года меня вновь привезли в Тобольскую спецтюрьму, где я с первых же дней попал в самую гущу событий, связанных с дальневосточным авторитетом по кличке Джем, с которым мы были знакомы заочно давно, но встречаться до этого не приходилось. К моменту моего прихода в крытую у Джема были серьезные проблемы из-за того, что он самовольно объявился вором в законе. И семь воров: Дато Ташкентский, Вахтанг Кокиня, Коля Якутенок, Мирон, Тимур, Роин и Донец, находившиеся в то время в Тобольской тюрьме, предъявили ему претензии. От их лица по всей тюрьме был сделан прогон, что Джем не вор, а самозванец со всеми вытекающими из этого последствиями. Положение Джема было критическим, он совершил то, что по воровским законом не прощалось. После распределения этапа Джема по его просьбе посадили в камеру на спецкорпусе, где сидел его земляк из Комсомольска Юра Клим и мой близкий друг по предыдущей крытой Сергей Бойцов (по кличке Боец) из Иркутской области. До этого мы с Бойцом и дземговским авторитетом Борей Галимом (близким другом Джема) сидели в одной камере, и Галим много хорошего рассказывал нам о Джеме. В первые же дни по моему приходу в крытую они написали мне, что Джем самозванец, слесарь, химик, хулиган и призывали к тому, чтобы я от него отвернулся. Воры тоже написали мне о Джеме много плохого с той целью, чтобы я его не поддержал. И те, и другие были в отношении Джема правы. Помимо того, что он освободился досрочно по заявлению и самовольно объявился вором в законе (что само по себе уже непростительно), имелись и другие более чем веские причины, по которым он не мог претендовать на титул вора. Во-первых, будучи прирожденным хулиганом, он не жил на свободе за счет воровства, что являлось главным условием для вступления в воровское сообщество. Во-вторых, будучи перед этим в Тобольской спецтюрьме в 76 - 79 гг., он работал на производстве, где делалась путанка для запретных зон, что считалось среди порядочных арестантов, не говоря уже в ворах, западло. В-третьих, на этом же производстве он какое-то время работал слесарем-бесконвойником, то есть в то время как другие заключенные находились под замком, он гулял свободно по рабочему корпусу. Подобное могли себе позволить только те, кто пользовался доверием у начальства. Как правило, бесконвойники в порядочных камерах не сидели. Помимо прочего Джем в предыдущую крытую вел на рабочих корпусах тайную, но очень активную пропаганду против воров в законе, в пику которым выставлял созданный им “союз истинных арестантов”, за что по указанию воров был избит в одной из порядочных камер на спецкорпусе, куда попал в 79-м году незадолго до выезда из тюрьмы. (С Нукзаром, по кличке Хося, одним из тех, кто бил тогда Джема, я знаком лично). И вдруг через несколько лет после всех этих событий, когда стало очевидно, что современная воровская идеология не только прижилась в России, но и набрала вес, Джем публично объявил о своей сопричастности к воровскому сообществу, которое усиленно перед этим критиковал. Причем он сделал это самовольно, не считаясь с воровскими традициями. В то время на всем Дальнем Востоке не было ни одного своего вора в законе, тогда как в любом захудалом грузинском городке имелись воры чуть ли не на каждой улице. И это многим арестантам не нравилось. В российском преступном мире о людях судили не по национальным признакам, а по их делам и поступкам, но в то же время у многих возникал вопрос: почему в огромной многонациональной стране, где большая часть населения – русские, почти все воры оказались грузинами? В момент прихода Джема в крытую тюрьму из семи находившихся там воров, за исключением Донца и Якутенка, которые не имели решающего голоса, пятеро были грузины. Исходя из этого, ситуация с Джемом приняла национальную окраску и, выплеснувшись за пределы Тобольской тюрьмы, оказалась в центре внимания российского криминального мира в свете геноцида кавказцев по отношению к русским. Сложившаяся ситуация “ни войны, ни мира” помогла Джему и его сторонникам выиграть время, в течение которого Бойцу удалось связаться с авторитетным грузинским вором Тото, находившимся в тот момент на свободе, с которым у него, Галима и меня сложились близкие отношения по предыдущей крытой. Несмотря на грузинское происхождение, Тото был интернационалистом. Пользуясь большим авторитетом среди грузин, он, в то же время имел немало друзей и среди русских. О Джеме он был наслышан и хорошо знал обстановку на Дальнем Востоке. Узнав от Бойца о сложившейся ситуации в Тобольской тюрьме, где был до этого дважды, он не только не отмахнулся от столь скользкого вопроса, но и подключил к нему ряд воров на свободе. В своем письме к ворам, находившимся в Тобольской тюрьме, он просил их подойти к вопросу с Джемом более дипломатично, учитывая сложившуюся обстановку. Поддержали Джема в этом вопросе и такие авторитетные грузинские воры, как Кока и Паата Большой, которые сидели на Дальнем Востоке и имели там много друзей. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

Васин Евгений Петрович (Джем) коронован 2 октября 1985 года в Тюменской области, СТ-2 тюрьма; Тобольск ворами Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский), Зыковым Н. С. (Якутенок), Надареишвили В. П. (Кокиния).

В результате, находившиеся в Тобольской тюрьме воры, оказались в очень сложном положении. Во-первых, им не удалось организовать против Джема серьезную оппозицию из числа дальневосточных авторитетов, на что они рассчитывали, и чему в немалой степени помешал я. Во-вторых, было упущено время, которое Джем и его сторонники использовали с пользой для себя. В-третьих, к конфликту подключились воры со свободы, что в изменило расклад сил. После этого Дато Ташкентский переехал ко мне в камеру, где мы с ним, просидев вместе около полумесяца, много говорили о сложившейся ситуации, о Джеме как о личности и о том, что на Дальнем Востоке во избежание конфронтации и для более серьезного поднятия воровской идеологии нужен свой вор. Однажды во время одного из подобных разговоров он спросил у меня напрямую, но так, чтобы никто больше не слышал: “Уверен ли я в том, что Джем достоин быть вором?”. Посмотрев на него внимательно и убедившись в том, что вопрос задан не с провокационной целью, а по существу, я ответил ему так же тихо: “А почему бы и нет? Ведь все равно с кого-то надо начинать. Джем, несмотря на ряд серьезных упущений, обладает многими необходимыми для этого качествами”. Помолчав какое то время, Дато сказал: “Ладно, Пудель, не переживай, говорю тебе об этом первому, думаю, что вопрос с Джемом будет решен положительно, только не говори об этом никому”. Исходя из сложившихся между нами отношений, я понял, что он говорит искренне. Через несколько дней после этого разговора Дато, списавшись с Джемом, переехал к нему в камеру. Со своей стороны я написал Джему, что Дато едет к нему не с камнем за пазухой, а с чистыми помыслами. Почти сразу же после Дато ко мне в камеру заехал Коля Якутенок, который также через несколько дней, после того как мы поговорили с ним на интересующие нас обоих темы, переехал к Джему. В результате у Джема в камере собрались три вора: Дато, Якутенок и Вахтанг. Боец к тому времени из крытой выехал, Клим переехал ко мне. Из предыдущих сокамерников с Джемом остался только Толик Ростовский. После этого воры Тимур и Роин, у которых был особый режим, переехали в соседнюю камеру. В стене имелось отверстие, которое позволяло Джему и всем пятерым ворам общаться между собой не через переписку, а напрямую. Мирон переехал в камеру, которая находилась над ними. Донец к тому времени из крытой выехал. Прошло несколько недель с того момента, как воры стали съезжаться к Джему для решения его судьбы. Вся тюрьма, затаив дыхание, следила за ходом событий. Почти никто не верил в то, что Джем станет вором, так как это противоречило бы воровским законам. У меня же, исходя из разговоров с Дато и Якутенком, а также дальнейшей переписки с ворами и Джемом, какая-то надежда теплилась, но все же, не будучи уверенным до конца в благополучном исходе и опасаясь за судьбу Джема, я просил Бога, чтобы он не оставил его без своей помощи и сотворил чудо. И чудо произошло. Случилось то, чего по воровским законам быть не могло. Джема не только не объявили негодяем, чего многие ожидали, но более того, 2 октября 1985 года находившимися в Тобольской тюрьме ворами к нему был сделан официальный воровской подход. Джем стал первым вором-дальневосточником. И мы, все его близкие друзья, были рады за него и тому, что у нас наконец-то появился свой вор в законе. Через некоторое время Джем, Дато, Якутенок и я съехались в одной камере и несколько месяцев сидели вместе. Но после того, как тюремное начальство узнало о том, что к нам попали со свободы в большом количестве наркотики и деньги, нас после ряда обысков растащили сначала по карцерам, а затем по разным камерам. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

К лету 1986 года перед моим выходом на свободу мы опять собрались вместе, но уже по соседству. Со мной в камере сидели воры Якутенок и Коко (не Коберидзе Кока, а другой), справа через стенку сидел вор Каро, а Джем, Дато, Вахтанг и дед Хасан находились от нас через стенку слева. Других воров в Тобольской тюрьме тогда не было. Между нашими камерами были пробиты в стенах отверстия, которые позволяли нам не только разговаривать, но и вместе чифирить. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

Сюда подкатил Якуб и сообщил радостную весть, что Рауль должен откинуться с 9ки г.Ташкента, имел червонец, был в Зарафшане и смог вырваться от этих красных драконов. Сейчас в Тобольске 8 душ воров Вахтанг, Хасан, Тенгиз, Гаёз, Джем, Роберт, Чаза, Како. подкатил Санька Чалый,но пока на другом корпусе(красный),в трёх хатах. Вахтанг сидит с хасаном и Како, от них недавно выехал Дато,повезли в сторону лабутков,где то около харп,на полосатом режиме Воров нет. за Вагифа был разговор он не ВОР,сидел с кошками конченными и в двойниках,с его благословения кошки хлопчика отьебали, многие здесь остались не ворами. а так Воры не дают нечисти голову поднять,такого беспредела,как рассказывал Юлдаш уже нет и в помине. Последние вести о Юлдаше от Лиды были,что его крутят в краслаге,пока ничего не слышно,видно крутят по новой статье узбекистанской 68,а здесь 88. Из воров умер Толик Кайгород,сердце подвело,очень был слаб и годы своё взяли.Царство ему небесное!

В 1989 году находился в СИЗО-2; Кутаиси. В это время там находились: Модебадзе Г. В. (Гига Озургетский), Каркалая З. Э. (Заза), Баркалая Т. А. (Котома сенакский).

В 1994 году находился в ИТК-9; Ташкент. В это время там находился Хасан (Каликата).

Находился в СТ-2 тюрьме; Тобольск.

Умер 11 июля 1994 года (зараженная инъекция) в Узбекистане, ИТК-9; Ташкент.
Похоронен в Домбрабаде, Ташкент.

Судимости


Дата

Суд

Приговор

Начало срока

Конец срока

Освободился

Статья

1959

2 года

1961

3 года

Добавить фотоФотографии


Комментарии


Татарин_Ташкент06.11.2016 10:18

Всем привет! Был сегодня на могиле у Вахтанга, очень чисто, красиво и убрано! Люди помнят и следят! Светлая память Вахтангу Паладьевичу! Пусть всегда будет солнце над всеми достойными людьми! P.S Фото с могилки выставят как только проверят модераторы!

ответить

Timok17.11.2015 16:42

По поводу конфликта Коки и Силыча то это хорошо описал своей книге Пудель что это был не национальный конфликт а война воров старых формаций и новой формаций! Чапаенок, Серый, Силыч и Тико, Карзубый, Донец, они были нэпманскими ворами старой закалки так сказать консерваторы. Паата Большой, Паата Маленький, Вахтанг Кокиня, Отар Кривой, Зури и Володя Чиня Дато ташкенсткий, Тато,Якутенок,Дед Хасан, Джем,а эти были новой формаций воры реформаторы. На сайте есть коментарий Язвы Володьки он там четко написал кто Вор и кто Вор в законе. Читая малявы и коментарий на этом сайте можно сделать вывод что Воры в законе новой формаций полностью навязали свой ход и конце концов старых воров не осталось некоторые сами отказались от статуса Вор и отошли некоторых убили. Вот такой вот небольшой анализ по тем материалам которые есть на этом сайте.

Упомянуты:

ответить

Kukino06.01.2015 00:43

Ne abisut ya ploha pishu moy Otech Gruzin rodim gruzya absha

ответить

джони28.03.2014 23:17

гигу знаю он дружил покоиним Надарешвили Вахтанг (Кокиня),они вместе сидели однои камере в кутаиси.

Упомянуты:

ответить

razi17.02.2014 23:56

Сюда подкатил Якуб и сообщил радостную весть, что Рауль должен откинуться с 9ки г.Ташкента, имел червонец, был в Зарафшане и смог вырваться от этих красных драконов. Сейчас в Тобольске 8 душ воров Вахтанг, Хасан, Тенгиз, Гаёз, Джем, Роберт, Чаза, Како. подкатил Санька Чалый,но пока на другом корпусе(красный),в трёх хатах. Вахтанг сидит с хасаном и Како, от них недавно выехал Дато,повезли в сторону лабутков,где то около харп,на полосатом режиме Воров нет. за Вагифа был разговор он не ВОР,сидел с кошками конченными и в двойниках,с его благословения кошки хлопчика отьебали,да и помимо этого говна хватает,многие здесь остались не ворами. а так Воры не дают нечисти голову поднять,такого беспредела,как рассказывал Юлдаш уже нет и в помине. Последние вести о Юладше от Лиды были,что его крутят в краслаге,пока ничего не слышно,видно крутят по новой статье узбекистанской 68,а здесь 88. Из воров умер Толик Кайгород,сердце подвело,очень был слаб и годы своё взяли.Царство ему небесное!

Упомянуты:

ответить

Язва Володька17.02.2014 21:48

Толик Донец в основном постоянно был во Владимире, его знают как всесоюзного Вора, в преступном мире пользуется авторитетом. С Вагифом он был вместе во Владимире и знают друг друга хорошо. Донец пришел в Тобольскую крытую после Вагифа. У Вагифа уже шла война с грузинами Авто, Вахтангом, Тато, Кокой, Паатой большим и маленьким, его объявили блядью. Когда Толик пришел, его встретили грузины нормально, он сразу написал Вагифу и узнал положение тюрьмы и также за канитель, случившуюся с Вагифом. Донец начал писать грузинам и их останавливать, они ему написали, чтобы не слушал Вагифа, это не Вор, а блядина. Донец начал с ними воевать за Вагифа, но те уперлись на своем. Тогда он им написал, почему перекрыли дороги на другие хаты, ведь это поступки блядские, а не воровские. Дороги были закрыты на те хаты, которые поддерживали связь с Вагифом. Грузины ответили Донцу, что дорог не закрывали, это фраера сами закрыли. Тогда Донец написал в те хаты и спросил, почему они закрыли дорогу на Вагифа и другие хаты? Те ему ответили, что так им сказали грузины, после чего Донец опять написал грузинам, что фраера пишут, что дорогу перекрыли по указанию Воров. Тогда те ему написали, если ты будешь впрягаться за Вагифа, то ты тоже как и он не Вор. Донца через оперативников, непосредственно через Соколова, затянули в хату, где сидели преданные им люди. Там Донца сильно избили, он попал в санчасть. Потом также поступили с Вагифом, тоже сильно избили, после чего Донец сказал грузинам: вы все не Воры, а мусора и его после этого отправили в Винницу. С Винницы он пришел в Харпы, там просидел в одиночке и его опять отправили в крытую в Тобольске. Когда он пришел, там были Воры Вахтанг, Дато, Якутенок, Джем, Мирон. Вахтанг ему сразу написал за положение в тюрьме и написали, чтобы он не поддерживал связь с Вагифом. Но он им ответил, что Вагиф – Вор и его собрат, а они все - мусора. Они с Вагифом писали общаковые малявы, обращались к фраерам и мужикам и просили всех жить своей жизнью и в их дела Воровские не лезть, они сами разберутся кто есть кто. Они это писали потому, что грузины учили всех с ними не поддерживать связь, а те лаять начинали на Донца и Вагифа. Вот поэтому они писали, чтобы никто не лез. Сам Донец спокойный, уравновешенный, в разговоре никогда не нагрубит, любитель тоже и посмеяться и пошутить. В отношении лагерной и тюремной жизни очень строг, может простить раз, два, но а потом спросит по всей строгости арестантской жизни, конечно не превышая арестантских рамок. Всегда был против, чтобы убивали и ломали, они с Вагифом говорили, что из человека, который сделал проступок легко можно сделать гада, сломать, но потом уже из гада человека никогда не сделаешь. Так лучше сто раз подумать, чем принять какое-то решение.

Упомянуты:

ответить

язва Володька17.02.2014 21:34

Вагиф известен на весь Союз, в основном, сидел в крытой Владимира. В 80 году был на Харпах, оттуда ушел в СТ-2 Тобольска. По приходу в СТ встретили, как подобает встречать Вора. Был самый авторитетный в Тобольской крытой, без его ведома ничего другие Воры не делали, его слово было закон для остальных Воров, все придерживались его мнения. Было все нормально, пока он не узнал, что вся тюрьма платит дань, то есть до него в крытой Воры собирали по 50 коп с человека. Когда он это узнал, он спросил остальных Воров, что это за дань тут наложили и кто? И сказал всей тюрьме, чтобы больше никто от себя не отрывал и не гнал, не может быть здесь никакой дани, а кто это придумал, тот ответит за все. С этого начались междоусобицы среди Воров, они стали лить на Вагифа всякую грязь, травить на него и мужиков и фраеров, объявили его блядиной за то, что он запретил собирать дань и перекрывать дороги на другие хаты. Они обвинили его в том, что он якобы в хороших с лохмачами и дает им указания кого грабить, а кого нет и то, что он связан с оперативниками. На самом же деле это все неправда, это ложь, которая нужна была Вахтангу, Авто, Тато, Коки, Паатам обоим, чего они и добились. От Вагифа многие отвернулись, в основном, из забоюсь, потому что был прогон, что кто будет поддерживать связь с ним, тот будет объявлен гадом и из-за этого многие прервали с ним связь. Вагиф на самом деле самый честный и справедливый был там в то время с 81 по 86 г. Он никогда человека не оскорбит незаслуженно, всегда поделится последним и если человек по молодости заблудился, то всегда подскажет, никогда не преследовал какую-то корыстную цель. В камере себя ведет как простой человек, никогда не подчеркнет, что он Вор и выше всех, всегда поговорит на любую тему, любит посмеяться и повеселиться, одним словом, веселый человек и справедливый. Ему часто Воры в Тобольске говорили, почему он так себя ведет с массой, будто он такой, как они, а не Вор. Он им говорил, что никогда не надо показывать и подчеркивать, что ты Вор, это они и так все знают, кто я и подчеркивать это не к чему. Он не высокомерен, прост, а остальные грузины, которых перечислил, это очень высокомерные и кровожадные, за любой проступок у них одно – сломать, а не поправить человека. Вот это все Вагифа бесило и он с ними начал воевать. Хоть они его и не признали, а объявили блядиной, его знает весь Союз и говорят, что за Вагифа не у одного голова полетит. Когда он освободился, ездил в Грузию и в Москву на сходки и там все пояснил за Тобольскую тюрьму и там сказали, что за все это кто там был в то время будут отвечать по всей строгости. Вагиф же Вор, он был им и будет и его признают везде.

Упомянуты:

ответить

kolia17.02.2014 20:44

Lahsa ..poniatna chto gruzin no .. Tbilisi ili Cyaltubo ili Farcxanayanevi ili Gvishtibi

ответить

zura17.02.2014 19:13

Кокиня в каком году стал вором?

ответить

lasha17.02.2014 18:57

kaneshna on gruzin.....

ответить

kolia17.02.2014 18:09

ot kuda on rodom ..? iz gruzii ili net ?

ответить

Kukino06.01.2015 00:45

Moy Mamiko. Rodim gruzya absha

ответить

Вася15.02.2015 20:39

Kukino,привет тебе...Как я понял Вахтанг твой отец был царство ему небесное,он из Абаши родом был?Kukino ещё такой вопрос к тебе,почему его в Ташкенте похоронили?Тем более,если семья была в Грузии,кто там смотрит за могилой?Вообще если ты знаешь что-нибудь за жизнь своего отца,черкани,многим будет интересно узнать,что-то новое за Кокинию...Будь здоров Kukino!Добра и счастья желаю тебе и твоим родным...

ответить

Kukino23.02.2015 21:55

Вася SALAM ALEYKUM DA ON RODIM ABASHI BIL ZDES TASHKENTI YA JIVU ON ZDES PAHRONIN ESLI INTRES YES MOJNA SOZVANICHA PAGVARIM KARDINATI OSTAV KAK SVIZCHA PAGVARIM ATAK DABROM ZA TOPLI SLOVA ZAYIMNA TEBA !

ответить

Владимир Податев (из книги "Путь к Свету", глава 14 "Возвращение в спецтюрьму")07.08.2012 15:11

В конце 84-го года меня вновь привезли в Тобольскую спецтюрьму, где я с первых же дней попал в самую гущу событий, связанных с дальневосточным авторитетом по кличке Джем, с которым мы были знакомы заочно давно, но встречаться до этого не приходилось. К моменту моего прихода в крытую у Джема были серьезные проблемы из-за того, что он самовольно объявился вором в законе. И семь воров: Дато Ташкентский, Вахтанг Кокиня, Коля Якутенок, Мирон, Тимур, Роин и Донец, находившиеся в то время в Тобольской тюрьме, предъявили ему претензии. Положение Джема было критическим, он совершил то, что по воровским законом не прощалось. Родился Евгений Васин в городе Комсомольске-на-Амуре в 1951 году по иронии судьбы 10 ноября, в День милиции. Первую судимость получил за драку в 14 лет. Вторую – в 17 тоже за драку. К моменту нашей встречи в Тобольской спецтюрьме имел пять судимостей (почти все за драку) и около двадцати лет, отсиженных в лагерях и тюрьмах. По своей натуре Джем – лидер. Обладая организаторскими способностями, физической силой и желанием быть первым, он сумел в перерывах между отсидками объединить вокруг себя на свободе таких же, как и сам, уличных авторитетов из своего родного района Дземги. Вскоре о Дземгах услышал весь город. Заявили они о себе через грубую физическую силу и крепкую сплоченность. В тюрьмах и лагерях дземговцы также держались вместе, а Джем был их бессменным лидером. До конца 70-х годов причастность к братскому кругу от непосвященных скрывалась. Но к началу 80-х это сообщество настолько набрало силу, что вышло из подполья, и Джем, который находился тогда в 5-й Совгаваньской зоне, объявил публично, что члены “союза истинных арестантов” автоматически переходят в разряд элиты преступного мира по всему Хабаровскому краю со всеми вытекающими из этого последствиями. Никто не имел права поднять руку или голос против члена вышеупомянутого сообщества под страхом жестокого наказания. Судьбу его членов могли решать только братья по жизни и никто другой более. Но и этого Джему показалось мало, и к началу 82-го года внутри братского круга, который насчитывал более сотни членов, он создал еще один круг, более узкий, в который вместе с ним входило в пределах десяти человек. Всех, входивших в этот избранный круг, Джем публично объявил ворами в законе. За исключением двоих-троих, все были дземговцы. По воровским понятиям они являлись самозванцами и подлежали наказанию, ибо новых членов в воровское сообщество могли вводить только воры. Джем об этом знал, но чувствовал себя безнаказанно, так как воров на Дальний Восток завозили очень редко и всерьез их никто не принимал. Все вопросы в лагерях и тюрьмах решали местные авторитеты. Позднее в Хабаровский край после Тобольской спецтюрьмы завезут грузинских воров Паату Большого и Коку, которые найдут общий язык с местными авторитетами и направят понятие о ворах в более правильное русло. Но в начале 80-х годов Джем создал в Хабаровском крае свою собственную “воровскую идеологию” и “воровскую элиту”, которой удалось, опираясь на братский круг, оказать заметное влияние на обстановку в местных лагерях и тюрьмах. Начальство этому не мешало. Более того, подобная “воровская постановка” была им выгодна, ибо находилась (как и сам Джем) под контролем и помогала выявить наиболее активных лагерных авторитетов, после чего с ними проводились беседы по поводу сотрудничества. В результате, вся структура вышеупомянутого сообщества оказалась под контролем официальных властей, а Джема в благодарность за проделанную работу освободили в 82-м году из Совгаваньской зоны досрочно и отправили на стройки народного хозяйства (то есть на “химию”), куда он попал не по амнистии, а по заявлению. Среди порядочных арестантов это считалось “западло”. После условно-досрочного освобождения Джем был отправлен не в Комсомольск, на что рассчитывал, а в другой населенный пункт, где ему вменили в обязанность общественно полезный труд под очень жестким контролем. Будучи патриотом родного города и не являясь сторонником физического труда, он убежал в Комсомольск, где был через некоторое время пойман и водворен в тюрьму. После того, как Джем создал столь нужную для местного начальства “воровскую постановку”, он в Хабаровском крае был больше не нужен, и в конце 83-го года был этапирован в Тюменскую область. На этапе и по приходу в зону, находившуюся в поселке Лабытнанги, он объявился вором в законе, чего не имел права делать, так как официального воровского подхода к нему не было. Через некоторое время в эту же зону завезли грузинского вора Мирона, который повстречавшись с Джемом объявил его самозванцем. Между ними возник конфликт, после которого Мирона отправили в Тобольскую спецтюрьму, находившуюся в этой же области. У Джема после заявления Мирона, что он не вор, возникли в зоне проблемы, а затем и конфликты, в результате чего его через некоторое время во избежание более серьезных последствий отправили также в Тобольскую спецтюрьму. По приходу на место у Джема с первых же дней возникли проблемы со стороны находившихся там воров: Мирона, Дато Ташкентского, Вахтанга Кокини, Коли Якутенка, Тимура, Роина и Донца. От их лица по всей тюрьме был сделан прогон, что Джем не вор, а самозванец со всеми вытекающими из этого последствиями. После распределения этапа Джема по его просьбе посадили в камеру на спецкорпусе, где сидел его земляк из Комсомольска Юра Клим и мой близкий друг по предыдущей крытой Сергей Бойцов (по кличке Боец) из Иркутской области. До этого мы с Бойцом и дземговским авторитетом Борей Галимом (близким другом Джема) сидели в одной камере, и Галим много хорошего рассказывал нам о Джеме. По приходу в камеру Джем предложил Бойцу, Климу и сидевшему с ними Ростовскому Толику вступить в братский круг, и они не отказались, привязав себя к нему клятвой братской верности. В тот момент это было опасно, так как воры, имевшие к тому времени большой вес в Тобольской тюрьме, считали созданный Джемом “союз истинных арестантов” очень вредным и подвергали членов этого сообщества гонениям. Многие дальневосточники, узнав о том, что Джем освобождался по заявлению досрочно и объявился самовольно вором в законе, отвернулись от него, посчитав, что он заболел манией величия, а Клим, Боец и Ростовский, после того, как назвались братьями, не бросили его в трудное время и находились рядом с ним до конца, хотя надежды на благополучный исход почти не было. По моему приходу в крытую меня вместе с другими этапниками поместили в отдельную камеру, находившуюся на спецкорпусе. Весть о моем прибытии моментально разнеслась по тюрьме. В первый же день получил записку от Бойца и Джема, в которой они известили, что постараются уговорить опера, занимающегося распределением, чтобы меня посадили к ним в камеру, так как у них есть свободное место. Со своей стороны я также в момент распределения попросился к ним в камеру, но меня посадили в другую, там же на спецкорпусе. Видимо, помня о скандале, который им учинила в свое время моя мать, тюремное начальство решило не рисковать, и меня старались держать подальше от таких ситуаций, где могли возникнуть проблемы. А возле Джема в тот момент было жарко. В первые же дни по моему приходу в крытую они написали мне, что Джем самозванец, слесарь, химик, хулиган и призывали к тому, чтобы я от него отвернулся. Воры тоже написали мне о Джеме много плохого с той целью, чтобы я его не поддержал. И те, и другие были в отношении Джема правы. Помимо того, что он освободился досрочно по заявлению и самовольно объявился вором в законе (что само по себе уже непростительно), имелись и другие более чем веские причины, по которым он не мог претендовать на титул вора. Во-первых, будучи прирожденным хулиганом, он не жил на свободе за счет воровства, что являлось главным условием для вступления в воровское сообщество. Во-вторых, будучи перед этим в Тобольской спецтюрьме в 76 - 79 гг., он работал на производстве, где делалась путанка для запретных зон, что считалось среди порядочных арестантов, не говоря уже в ворах, западло. В-третьих, на этом же производстве он какое-то время работал слесарем-бесконвойником, то есть в то время как другие заключенные находились под замком, он гулял свободно по рабочему корпусу. Подобное могли себе позволить только те, кто пользовался доверием у начальства. Как правило, бесконвойники в порядочных камерах не сидели. Помимо прочего Джем в предыдущую крытую вел на рабочих корпусах тайную, но очень активную пропаганду против воров в законе, в пику которым выставлял созданный им “союз истинных арестантов”, за что по указанию воров был избит в одной из порядочных камер на спецкорпусе, куда попал в 79-м году незадолго до выезда из тюрьмы. (С Нукзаром, по кличке Хося, одним из тех, кто бил тогда Джема, я знаком лично). И вдруг через несколько лет после всех этих событий, когда стало очевидно, что современная воровская идеология не только прижилась в России, но и набрала вес, Джем публично объявил о своей сопричастности к воровскому сообществу, которое усиленно перед этим критиковал. Причем он сделал это самовольно, не считаясь с воровскими традициями. В то время на всем Дальнем Востоке не было ни одного своего вора в законе, тогда как в любом захудалом грузинском городке имелись воры чуть ли не на каждой улице. И это многим арестантам не нравилось. В российском преступном мире о людях судили не по национальным признакам, а по их делам и поступкам, но в то же время у многих возникал вопрос: почему в огромной многонациональной стране, где большая часть населения – русские, почти все воры оказались грузинами? В момент прихода Джема в крытую тюрьму из семи находившихся там воров, за исключением Донца и Якутенка, которые не имели решающего голоса, пятеро были грузины. Исходя из этого, ситуация с Джемом приняла национальную окраску и, выплеснувшись за пределы Тобольской тюрьмы, оказалась в центре внимания российского криминального мира в свете геноцида кавказцев по отношению к русским. Сложившаяся ситуация “ни войны, ни мира” помогла Джему и его сторонникам выиграть время, в течение которого Бойцу удалось связаться с авторитетным грузинским вором Тото, находившимся в тот момент на свободе, с которым у него, Галима и меня сложились близкие отношения по предыдущей крытой. Несмотря на грузинское происхождение, Тото был интернационалистом. Пользуясь большим авторитетом среди грузин, он, в то же время имел немало друзей и среди русских. О Джеме он был наслышан и хорошо знал обстановку на Дальнем Востоке. Узнав от Бойца о сложившейся ситуации в Тобольской тюрьме, где был до этого дважды, он не только не отмахнулся от столь скользкого вопроса, но и подключил к нему ряд воров на свободе. В своем письме к ворам, находившимся в Тобольской тюрьме, он просил их подойти к вопросу с Джемом более дипломатично, учитывая сложившуюся обстановку. Поддержали Джема в этом вопросе и такие авторитетные грузинские воры, как Кока и Паата Большой, которые сидели на Дальнем Востоке и имели там много друзей. В результате, находившиеся в Тобольской тюрьме воры, оказались в очень сложном положении. Во-первых, им не удалось организовать против Джема серьезную оппозицию из числа дальневосточных авторитетов, на что они рассчитывали, и чему в немалой степени помешал я. Во-вторых, было упущено время, которое Джем и его сторонники использовали с пользой для себя. В-третьих, к конфликту подключились воры со свободы, что в изменило расклад сил. После этого Дато Ташкентский переехал ко мне в камеру, где мы с ним, просидев вместе около полумесяца, много говорили о сложившейся ситуации, о Джеме как о личности и о том, что на Дальнем Востоке во избежание конфронтации и для более серьезного поднятия воровской идеологии нужен свой вор. Однажды во время одного из подобных разговоров он спросил у меня напрямую, но так, чтобы никто больше не слышал: “Уверен ли я в том, что Джем достоин быть вором?”. Посмотрев на него внимательно и убедившись в том, что вопрос задан не с провокационной целью, а по существу, я ответил ему так же тихо: “А почему бы и нет? Ведь все равно с кого-то надо начинать. Джем, несмотря на ряд серьезных упущений, обладает многими необходимыми для этого качествами”. Помолчав какое то время, Дато сказал: “Ладно, Пудель, не переживай, говорю тебе об этом первому, думаю, что вопрос с Джемом будет решен положительно, только не говори об этом никому”. Исходя из сложившихся между нами отношений, я понял, что он говорит искренне. Через несколько дней после этого разговора Дато, списавшись с Джемом, переехал к нему в камеру. Со своей стороны я написал Джему, что Дато едет к нему не с камнем за пазухой, а с чистыми помыслами. Почти сразу же после Дато ко мне в камеру заехал Коля Якутенок, который также через несколько дней, после того как мы поговорили с ним на интересующие нас обоих темы, переехал к Джему. В результате у Джема в камере собрались три вора: Дато, Якутенок и Вахтанг. Боец к тому времени из крытой выехал, Клим переехал ко мне. Из предыдущих сокамерников с Джемом остался только Толик Ростовский. После этого воры Тимур и Роин, у которых был особый режим, переехали в соседнюю камеру. В стене имелось отверстие, которое позволяло Джему и всем пятерым ворам общаться между собой не через переписку, а напрямую. Мирон переехал в камеру, которая находилась над ними. Донец к тому времени из крытой выехал. Прошло несколько недель с того момента, как воры стали съезжаться к Джему для решения его судьбы. Вся тюрьма, затаив дыхание, следила за ходом событий. Почти никто не верил в то, что Джем станет вором, так как это противоречило бы воровским законам. У меня же, исходя из разговоров с Дато и Якутенком, а также дальнейшей переписки с ворами и Джемом, какая-то надежда теплилась, но все же, не будучи уверенным до конца в благополучном исходе и опасаясь за судьбу Джема, я просил Бога, чтобы он не оставил его без своей помощи и сотворил чудо. И чудо произошло. Случилось то, чего по воровским законам быть не могло. Джема не только не объявили негодяем, чего многие ожидали, но более того, 2 октября 1985 года находившимися в Тобольской тюрьме ворами к нему был сделан официальный воровской подход. Джем стал первым вором-дальневосточником. И мы, все его близкие друзья, были рады за него и тому, что у нас наконец-то появился свой вор в законе. Через некоторое время Джем, Дато, Якутенок и я съехались в одной камере и несколько месяцев сидели вместе. Но после того, как тюремное начальство узнало о том, что к нам попали со свободы в большом количестве наркотики и деньги, нас после ряда обысков растащили сначала по карцерам, а затем по разным камерам. К лету 1986 года перед моим выходом на свободу мы опять собрались вместе, но уже по соседству. Со мной в камере сидели воры Якутенок и Коко (не Коберидзе Кока, а другой), справа через стенку сидел вор Каро, а Джем, Дато, Вахтанг и дед Хасан находились от нас через стенку слева. Других воров в Тобольской тюрьме тогда не было. Между нашими камерами были пробиты в стенах отверстия, которые позволяли нам не только разговаривать, но и вместе чифирить.

Упомянуты:

ответить

Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

ФИО:

Надареишвили Вахтанг Паладьевич

Погоняло:

Кокиня

Дата рождения:

12 апреля 1945 г. (70 лет назад)

Место рождения:

Абаша

Проживал:

Абаша

(1987)

Ташкент

Национальность:

грузин

Статус:

Вор в законе

Коронован:

в 1964 году (в 18 лет)

Крестники:

(1985)

Васин Е. П. (Джем)

Умер:

11 июля 1994 г. (в 49 лет)

где:

Узбекистан, ИТК-9; Ташкент

причина:

зараженная инъекция

похоронен:

Ташкент, Домбрабад

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.