Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

"НЕ ИМ СУДИТЬ О РУССКОМ ЧЕЛОВЕКЕ"

15.05.1997 00:00, США 4716

Совершенно секретно

Тюрьмы не было. Толстый негр-таксист, вполголоса матеря странных клиентов и отчаянно сигналя, в третий раз попал в пробку у самого выезда на Бруклинский мост.

- Так вам все-таки в тюрьму? - безнадежно спросил он, пытаясь влезть в крошечный просвет между мусорным грузовиком и зазевавшимся "чайником" на ржавой "тойоте". - Но ее же здесь нет!

Мы опаздывали уже на полчаса. Трижды, сверяясь с адресом - Парк Роу, 150, - проезжали всю коротенькую "роу", но ничего похожего на тюрьму так и не увидели. Ни сторожевых вышек, ни зарешеченных окон с железными "намордниками".

- Должна быть, - сказали мы и выложили последний козырь. - Мы к "крестному отцу русской мафии" едем. Нам нельзя опаздывать!

- А, русская мафия! - радостно заорал таксист, наконец-то оттерев "чайника" и вырвавшись на какую-то авеню. - А что это такое?

...О том, что это тюрьма, говорила только табличка у входа: "Metropolitan Correctional Center" (МСС). В остальном - обычное здание изжелта-красного кирпича. Таких в Нью-Йорке тысячи. Разве что наверху, у самой крыши, поблескивает скрученная спиральными кольцами "егоза" - заточенная, как пила, стальная лента. Внутри - гостиничного вида охранник в строгом синем пиджаке и аэропортовская "рамка" - детектор металла вместе с рентгеновской установкой. Стоило почти три месяца добиваться разрешений, посылать десятки писем в ФБР, управление тюрем и массу других, не менее официальных организаций, чтобы в итоге попасть на "Шереметьевскую таможню"!

Охранник с минуту покопался в бумагах.

- Русское телевидение? - уточнил он, широко улыбаясь. - Все из карманов на стол, аппаратуру на рентген, документы мне! Быстрее!

Проверка заняла минут пять, не больше. В обмен на паспорта мы получили ключ от личного сейфа, куда пришлось сложить все оставшиеся документы и деньги до последнего цента. Охранник осуждающе покачал головой:

- Сигареты тоже!

А потом из тюремных коридоров появился вдруг человек в твидовом пиджаке и мягких туфлях, больше похожий на отставного джазового музыканта.

- Роберт Менко, помощник начальника тюрьмы. - Человек извлек из внутреннего кармана аккуратно сложенную бумагу. - Распишитесь здесь и здесь, что вы не проносите в тюрьму наркотики, оружие, слесарные инструменты. Еду, кстати, тоже нельзя проносить, - добавил он, внимательно разглядывая наши подписи.

За стеклянной дверью еще один охранник поставил нам на правую руку невидимые печати, и Менко, вызывая лифт, прошептал в маленькую рацию всего одну фразу: "Мы поднимаемся".

Версия ФБР

Из показаний специального агента Лестера Макналти: "...Вячеслав Кириллович Иваньков (он же Япончик) принадлежит к элитной группе преступников, известных в Советском Союзе как "воры в законе". Он руководит международной преступной организацией, связанной с торговлей наркотиками, вымогательством и убийствами... Иваньков создал преступную организацию в России примерно в 1980 г. Используя фальшивые или украденные милицейские документы, члены группировки Иванькова проводили "обыски" в домах состоятельных людей и похищали деньги и другие ценности. За эти преступления Иваньков был осужден на 14 лет тюремного заключения. В соответствии с информацией, полученной от МВД России, дав взятку члену Верховного Суда России, в 1991 году Иваньков был освобожден, отбыв только 10 лет... После освобождения из тюрьмы Иваньков начал работу по организации преступной группы в США. В январе 1993-го МВД сообщило ФБР, что Иваньков въехал в страну для того, чтобы руководить и координировать русскую организованную преступность в этой стране. МВД также передало американской стороне список номеров телефонов, по которым может звонить Иваньков во время пребывания в США, после чего в телефонные линии были установлены определители номеров. Анализ телефонных переговоров выявил, что Иваньков использовал вышеназванные номера для переговоров с установленными членами русских преступных группировок. Со времени его приезда в США агентами ФБР не раз фиксировались встречи Иванькова с другими известными авторитетами. Иваньков зарегистрировал по крайней мере одну компанию в Нью-Йорке - "Славик Инкорпорейтед", - служащую для отмыва денег. Он также участвовал в нескольких случаях вымогательства... Организация Иванькова действует в нескольких городах Европы, Канады и Соединенных Штатов, отдавая предпочтение Нью-Йорку, Лондону, Торонто, Вене, Будапешту и Москве... В организацию Иванькова входят две основные группы "боевиков", возглавляемые Алексеем Петровым (Петрик) и Александром Иншаковым (Иншак)... Основной помощник Иншакова - Виктор Сергеев, бывший офицер КГБ. Они совершают убийства по приказу Иванькова, в том числе пять или шесть убийств лидеров российской организованной преступности, которые "перешли дорогу" Иванькову. По сообщению "секретного источника-1", Иваньков платит группе Иншакова около 100 000 долларов в месяц. В свою очередь, члены солнцевской преступной группировки отчисляют часть своих "заработков" в пользу Иванькова... Среди прочих компаний, используемых Иваньковым в криминальном бизнесе, можно назвать "Атком" (Вена), похоронную фирму "Ритуал" и "Арбат Интернэшнл" в Москве. Иваньков использовал "Арбат" для переправки крупных сумм из Москвы в Будапешт для компании, контролируемой Севой Могилевичем, одним из его ближайших помощников..."

Версия защиты

Из речи адвоката Барри Слотника: "Вячеслав Иваньков - жертва, а не преступник. При коммунистах, узурпировавших власть в бывшем Советском Союзе, репрессиям подверглась вся семья Иванькова, а сам он по надуманным обвинениям провел более десяти лет в тюрьмах и психбольницах. В его защиту поступают сотни писем и телефонных звонков, и, по мнению защиты, судьба Иванькова во многом похожа на судьбу Натана Щаранского, в прошлом диссидента и узника ГУЛАГа, а теперь министра торговли и промышленности Израиля. После переезда в Америку Иваньков по-прежнему находился под присмотром российских спецслужб, хотя его поведение не вызывало ни малейших подозрений. Легенда о содержании групп наемных убийц не выдерживает никакой критики, равно как и другие легенды ФБР, которые Федеральное бюро так и не смогло подтвердить документально".

За открывшимися дверями лифта был больничной чистоты коридор. Стены сияли новеньким кафелем.

- Эту тюрьму не так давно построили, в 1975-м, - пояснил Менко, открывая широкую стеклянную дверь с надписью "Для посетителей".

Вдоль стен в небольшой, десять на десять метров, комнате стояли ряды пластмассовых стульев. За дверью - автомат с "кока-колой" и другими газированными символами Америки.

- Придется немного подождать, - сообщил Менко, в очередной раз пошептавшись с кем-то по рации. - Он сейчас принимает душ.

- Душ днем в тюрьме? - поразились мы.

- Конечно, - не понял Менко. - Вам это кажется странным?

По российским меркам МСС - не тюрьма даже, а следственный изолятор, в котором 830 человек ожидают приговора. И если верить помощнику начальника тюрьмы, условия содержания в МСС должны напоминать курорт: камеры на двоих, которые закрываются с 11 вечера до 6 утра, пять душевых и туалетов на блок (100 человек). Трехразовое питание, причем порции можно брать сколь угодно большие. Днем заключенные могут свободно передвигаться по этажу, играть во что угодно - от карт до "Монополии", заказывать книги в тюремной библиотеке, которая насчитывает 2000 томов, и выписывать любые газеты. На один блок - четыре телевизора и столько же телефонов, пользоваться которыми можно 17 часов в день. При желании можно работать в тюремной мастерской, собирать электроприборы, но большинство предпочитает знакомиться с собственными делами.

Впрочем, одна вещь может перечеркнуть все преимущества МСС. В Америке, независимо от срока заключения, не бывает личных свиданий. Это в российских тюрьмах за примерное поведение раз в полгода можно получить возможность провести три дня с женой в отдельной комнатке на территории колонии. С почти домашней плитой и кроватью. В МСС заключенным разрешено три свидания в неделю. Но только в общей комнате для посетителей, где тридцать человек сидят плечом к плечу на пластмассовых стульях. И никаких передач из дома.

- Впрочем, - неожиданно заметил Менко, - тюрьма все равно остается тюрьмой. Даже если в ней есть зимний сад...

В дальнем углу комнаты приоткрылась дверь, и в дверном проеме сначала появился двухметровый охранник в полной форме и с дубинкой на ремне. За ним в коричневой арестантской робе и неизменных золотых очках стоял сам Вячеслав Иваньков.

Версия ФБР

"...В марте 1995 г. "секретный источник-1" сообщил агентам ФБР, что Иваньков пытается получить деньги с инвестиционной компании "Саммит Интернэшнл" в Нью-Йорке, которую возглавляют граждане России Александр Волков и Владимир Волошин...

Как утверждает "СИ-1", предыстория дела такова: весной 1994-го глава российского банка "Чара" передал "Саммиту" 2,7 миллиона долларов для инвестирования в различные ценные бумаги. В августе 1994-го, когда у инвестора возникли финансовые проблемы, он сообщил Волкову, что если ему позвонит человек и назовет кодовое слово, то "Саммит" должен вернуть все деньги. Вскоре Волкову позвонили и, назвав пароль, потребовали вернуть деньги в конце года...

В конце 1994-го глава "Чары" неожиданно умер, и Волкову начали звонить Рустам Садыков и Максим Коростышевский, требуя вернуть деньги... В феврале 1995 г. Садыков и Коростышевский по рекомендации Иншакова вышли на Иванькова... По сообщению "СИ-1", представители Иванькова позвонили Волкову и Волошину и назначили встречу в офисе "Саммита" на Уолл-стрит 23 февраля. В назначенное время, увидев, что к офису вместе с Максимом и Рустамом подходит сам Иваньков, Волков и Волошин испугались и покинули Нью-Йорк... После того как встреча не состоялась, неустановленный посредник вышел на них и сообщил, что теперь делом займется лично Япончик, что теперь они должны ему 5 миллионов и что теперь у них возникнет много проблем. ...Во Флориде Волков обратился за помощью в ФБР..."

Версия защиты

"Случайно познакомившись с Рустамом Садыковым, Иваньков, полагаясь на свое влияние в русскоязычной общине Нью-Йорка и репутацию справедливого человека и серьезного бизнесмена, согласился помочь ему. Благодаря этим качествам Иванькову и раньше удавалось разрешать имущественные споры как в России, так и в США. К тому же специфика российской жизни и недоверие, которое российские граждане испытывают к властям своей страны, зачастую вынуждают их обращаться за помощью к таким уважаемым и авторитетным людям, как Вячеслав Иваньков. Это общепринятая российская практика, не имеющая к вымогательству никакого отношения".

Под мышкой Иваньков держал толстую коричневую папку, битком набитую документами.

- Нельзя, - сказал охранник, придержав папку рукой.

- Но это документы, которые касаются только меня, и они будут нужны мне для разговора. Здесь все доказательства!

- Нельзя, - еще раз повторил охранник, придерживая папку. - В комнату для свиданий нельзя ничего проносить.

- И это демократия? - настаивал Иваньков.

Охранник молча кивнул, улыбаясь дежурной улыбкой, предназначенной скорее для журналистов.

- И это Америка?

- Америка, Америка, - озабоченно подтвердил охранник, забирая папку.

- Fucking America! - не сдержался Иваньков.

Охранник, переглянувшись с Менко, закрыл дверь.

- Это происходит постоянно! - обратился Япончик уже к нам. - Когда они выливают на меня ушаты помоев, им позволяют говорить с фальшивыми бумажками в руках! А когда я хочу сделать заявление, мне попросту затыкают рот! Это заговор негодяев!

Как говорят журналисты, изо дня в день ходившие на процесс Иванькова, эта же фраза - "Заговор негодяев!" - была единственным комментарием, услышанным от обвиняемого за месяц. Пока свидетели обвинения путались в своих показаниях, заодно сознаваясь в собственных же преступлениях – от банального рэкета до краж и убийств, - пока присяжные, окончательно запутавшиеся в непроизносимых русских именах и кличках, просили детально объяснить им, что значит еще одно прозвище Япончика Дед - что-то типа "крестного отца" или что-нибудь похуже, - Иваньков спокойно сидел на своем месте, лишь иногда что-то записывая в блокнот.

Он сорвался лишь однажды, в последний день, когда все были уверены в том, что обвиняемых освободят прямо в зале суда. Обвинение рассыпалось на глазах, и тогдашний адвокат Япончика, вальяжный и уверенный в себе Барри Слотник, даже заказал банкет, чтобы отметить оправдательный приговор.

Банкет пришлось отменить. Все двенадцать присяжных сочли аргументы ФБР куда более весомыми, чем доводы защиты, и единогласно признали Иванькова виновным. Именно тогда Япончик, уже покидая зал под конвоем, не слишком лестно отозвался о судье...

- Я не хочу говорить о себе, - сразу же сказал он, усаживаясь на пластмассовом стуле в центре комнаты. - Произошла грязная провокация спецслужб, и об этом должен узнать весь мир.

Помощник начальника тюрьмы Роберт Менко устроился на таком же стуле в самом углу и принялся изучать собственную рацию. Русского языка, по его собственному признанию, он не знал.

Под потолком на маленькой камере загорелась красная лампочка.

Версия ФБР

"По информации "СИ-1", организация Иванькова перевозит и распространяет наркотики... В июле 1994-го у Иванькова возникли разногласия с Сергеем Ивановичем Тимофеевым (Сильвестром), который возглавлял орехово-борисовскую группировку и контролировал значительную часть торговли наркотиками в Москве. Конфликт возник после несостоявшейся сделки, когда Тимофеев обвинил сына Иванькова, "Эдика", в присвоении 300 000 долларов. Тимофеев был убит в результате взрыва его автомашины в сентябре 1994 г. в Москве... В январе 1995-го Иваньков сообщил Виктору Аверину и Сергею Михайлову, возглавляющим солнцевскую группировку, что к ним перейдут территория и торговцы, которых раньше контролировал Тимофеев. ...В настоящее время Иваньков и "солнцевская организация" вместе занимаются перевозкой и распространением наркотиков в России. В январе 1995-го Сергей Михайлов сказал своим, что он нашел новый источник поставок больших партий кокаина в Россию, но ни Иваньков, ни его люди не должны ничего об этом знать..."

Версия защиты

"Подтвердить эту информацию документально ФБР не смогло, так же как не была подтверждена информация об участии Вячеслава Иванькова вместе с Иосифом Кобзоном, Анзором Кикалишвили и Алимжаном Тохтахуновым в операциях по поставке в Соединенные Штаты фальшивой водки и сделках по продаже оружия в одну из арабских стран. В итоге судья решил не включать показания агентов ФБР по этому эпизоду в материалы процесса".

...Роберт Менко поднялся со своего стула ровно через час: несмотря на все наши уговоры, начальник тюрьмы отказался продлить встречу еще хотя бы на тридцать минут.

- Иваньков, - сказал он, постучав пальцем по циферблату наручных часов, - время вышло.

И неожиданно добавил по-русски:

- До свидания!

Уже у выхода Япончик обернулся:

- Мне очень жаль, что я не могу принять вас как положено. Позвоните в ресторан "Пэрэдайз", вас будут ждать...

Охранник за дверью по-прежнему дежурно улыбался.

Вечером следующего дня мы входили в ресторан, где, как говорят, Иваньков предпочитал проводить свои вечера в Нью-Йорке. У входа, прямо за зеркальной дверью, многократно отражавшей неоновые блики вывески, стоял невысокий человек в скромном сером костюме в полоску.

- А вы... - осторожно начал он.

- Мы к Валере Земновичу, Вячеслав Кириллович должен был звонить.

- Валера - это я, - сообщил человек, оказавшийся легендарным владельцем "Пэрэдайза", другом и компаньоном небезызвестного Марата Балагулы и свидетелем чуть ли не всех громких дел на Брайтоне. В ресторане гремел оркестр, но в огромном зале были заняты едва ли пять столиков.

- Сегодня концерт Киркорова, - объяснил Валера, - весь Брайтон-бич там.

Сниматься хозяин "Пэрэдайза" отказался сразу.

- Мы все переживаем то, что произошло со Славой, он стольким здесь помог! Но для телевидения я говорить не хочу: сами понимаете, как "они" за этим следят! Вы лучше отдохните, поешьте...

И Валера ушел отдавать распоряжения официантам. Еще через минуту солист ансамбля объявил, что сегодня вечером он играет специально для гостей из "Совершенно секретно". Было видно, что хозяин "Пэрэдайза" знает, как принимать гостей.

- Вячеслав Кириллович часто сюда приходил? - спросили мы у официанта, появившегося с очередным блюдом.

- Кирилыч? - переспросил официант. - Несколько раз в неделю. Очень вежливый и скромный человек. Здесь есть такие, которые приходят и права начинают качать, а от него никогда плохого слова не услышишь. Не пил почти...

Тут официант поймал удивленный такой вольностью взгляд хозяина и быстро скрылся где-то в глубине ресторана.

- Вы очень многого не знаете, - сообщила нам и Фаина Комисар, гражданская жена Иванькова. - Поэтому давать интервью вам никто не будет, ведь нам еще здесь жить.

- Фаина, а как прошел арест?

- Ужасно. Вы знаете, как ФБР арестовывает людей? Триста агентов внизу, на улице, окружили наш дом, еще сто поднялись ко мне на этаж. Хорошо хоть танков не было. Это было в пять утра, я испугаться не успела. Слышу только, что крикнули: "Откройте, ФБР", а потом сразу же начали ломать дверь. Когда я им открыла, то ничего понять не могла: все в масках, бронежилетах, с автоматами... Славу сразу вывели, а дом обыскивали до вечера. Вынесли все: наш семейный архив, все фотографии, личные вещи. И никто не объясняет почему.

- А к нему многие обращались?

- Очень многие. Он же был здесь очень уважаемым человеком, а скольким людям он помог, защитил, я и сказать не могу. Иногда одного его имени хватало, чтобы эти... заезжие... оставили человека в покое.

Версия ФБР

Из протокола обыска квартиры Иванькова: "С тумбочки: взяты без счета стодолларовые бумажки россыпью, три пачки долларов: 1) купюры по 50 и 100 долл., 2) только 50 долл., 3) только 100 долл. Две пачки 20 долл. купюр, всего 4000 долл., 1600 долл. разрозненными стодолларовыми бумажками, сотовый телефон N 912-863-7193, часы "Картье" (18 кар. золота)... Из кабинета: факс "Рикон", два сотовых телефона, бордовый кожаный кейс "Картье", 2 пейджера, черная спортивная сумка с разрозненными документами, 1 белый конверт со 100 долл. купюрами, 3 пачки 100 долл. купюр, 1 большой кожаный черный бумажник, содержащий кредитные карты, наличные и брильянты..."

- Это все часть одной и той же грязной провокации, - уточнила Фаина. - Вы знаете, что они у Славы из архива забрали все фотографии, потом передали их в МВД, и в России стали убивать людей, которые снимались вместе со Славой?

Основатель русского отдела и бывший заместитель директора ФБР Джим Моуди, впрочем, об убийствах ничего сказать не смог.

- Я не знаю, что случилось с этими людьми. Это Россия, и то, что там происходит, нас не касается. Но без помощи МВД мы бы это дело не смогли раскрутить. От них мы получили первую информацию о том, что Иваньков перебрался в Соединенные Штаты, через них мы проверяли все данные о связях Иванькова с наркодельцами. По большому счету без помощи МВД весь этот процесс был бы невозможен.

- А вы уверены, что именно Вячеслав Иваньков был главой русской мафии в Америке? Ведь три года он жил здесь тихо, не причиняя никому хлопот.

- Вы читали рассказы о Шерлоке Холмсе? В одном из них доктор Ватсон спрашивает Холмса, кто самый опасный преступник в мире. "Доктор Мориарти", - отвечает Холмс. "Мориарти? Но я никогда о нем не слышал!" "Именно поэтому, - отвечает Холмс, - он и является самым опасным преступником". Самое главное в любом расследовании - найти доктора Мориарти. Я считаю, что мы его нашли...

- И вы считаете дело Иванькова успехом ФБР?

- Безусловно. С самого начала я хотел бы, чтобы ему дали пожизненное заключение, чтобы любой преступник, приезжающий в Соединенные Штаты, знал, что его ожидает. Мы собрали много информации, но довести все до суда не смогли. По разным причинам.

Нынешние адвокаты Япончика с приговором не согласны. По их мнению, в деле столько "проколов", что любой апелляционный суд должен признать приговор неправомерным. Да и сам Вячеслав Иваньков не намерен надолго задерживаться в американской тюрьме. Ставить в этой истории точку пока рано.

О Япончике в России складывают легенды. Его называют "вором в законе N 1", "крестным отцом русской мафии за границей", а приписываемых Иванькову бандитских подвигов с лихвой хватило бы на десяток авторитетов. При этом никто и никогда не выслушал его самого. Поэтому это интервью мы решили опубликовать без комментариев. Перед вами то, что мы услышали 4 апреля на пятом этаже нью-йоркской тюрьмы Мetropolitan Correctional Center от заключенного N 30219048.

- Вячеслав Кириллович, пять лет назад вы абсолютно легально, под своим именем въехали в Соединенные Штаты. На свое имя открыли здесь банковский счет, купили квартиру, машину. И, как нам говорили еще два года назад в нью-йоркской полиции, никаких проблем у вас не возникало. Как вы сами можете объяснить свой арест?

- Ну, во-первых, я ни властям Соединенных Штатов, ни каким другим властям, где бы я ни находился, никогда не давал никакого повода для каких-либо инсинуаций. Произошла спланированная провокация, подготовленная спецслужбами России и русским отделом ФБР, который они создали после того, как рухнул железный занавес. В этом отделе работают бывшие представители контрразведки, которые специализировались по России. Их было много, штат был переполнен, и вот, освобождая рабочие места, они и создали русский отдел.

- Сотрудники российского МВД приезжали на ваш процесс?

- Приезжали, конечно.

- И вы знаете кто?

- У меня сейчас, на нашу встречу, не пропустили целую папку с документами, где были имена, фамилии, даты. Они все это предусматривают. Но не обязательно мне перечень представителей русского МВД представлять в лицах. Почти все фамилии участников этой провокации я знаю, но суть дела не в этом. Вернемся к содружеству МВД и ФБР. На базе этой реформированной контрразведки был создан русский отдел, им были выделены рабочие места. Свою работоспособность это новорожденное дитя должно было как-то продемонстрировать. Для этого я оказался очень удобной мишенью. При коммунистическом режиме я находился в психиатрических заведениях, в крытых тюрьмах, спецбольницах, я прошел все виды карательной медицины. Я был в ГУЛАГовских застенках, по-другому их не назовешь.

Но я не могу огульно говорить обо всех представителях советской системы. Я не хочу сказать, что они какие-то монстры или злыдни. Мне попадались разные люди. Просто система ломала людей, и человек, служа ей, был винтиком и выполнял приказы, не больше того. Были просто аморальные люди и просто конченные негодяи, которые пользовались тем, что им предоставлена какая-то власть и они могут поступать по мере своей испорченности. В моем деле такие люди из Соединенных Штатов и России сошлись и решили свое содружество подкрепить таким фарсом.

- А почему они выбрали именно вас?

- Да потому что у них другой мишени не было, более подходящей. Началось это еще задолго до ареста. Они через прессу, через своих оплачиваемых агентов влезали в каждую минуту моей жизни. Происходило целенаправленное психологическое истязание. Любое мое начинание здесь пресекалось. Какая-то деловая активность, любая попытка создать новую жизнь - все было перечеркнуто. Хотя я им ни малейшего повода не дал. Я здесь, в Америке, даже дорогу ни разу не перешел на красный свет.

- Эта кампания началась сразу же после вашего приезда?

- Да, да, да. Я следил за подготовкой к этому судебному фарсу, к этому судилищу. Сам по мере возможности собирал материалы, люди, с которыми я поддерживаю отношения, этим вопросом занимались. Это все должно быть описано, это должны узнать массы людей. Наша Россия семьдесят четыре года была полигоном социальных экспериментов. Сейчас люди, которые проводили эти эксперименты, закамуфлировались под псевдодемократов. И избрали меня мишенью, чтобы ездить сюда, в Америку, на международном уровне, якобы занимаясь профессиональной своей деятельностью.

- Вячеслав Кириллович, в России вы были достаточно авторитетным человеком и в преступном мире, и в других, порой совершенно разных областях. Это помогало вам в Америке?

- Это было использовано против меня! Нарушались все мои конституционные, юридические и человеческие права. Я понял, как понимают "демократию" в этой стране, как здесь расправляются с неугодными. Это псевдодемократия!

- А почему вы уехали из России?

- Я уехал, совершенно не собираясь здесь оставаться. Остался я совершенно случайно. Мои близкие здесь, люди, которых я много лет знал, как-то спросили: а зачем возвращаться? И я подумал: действительно, пока я в России находился в заточении по предыдущему, кстати, тоже сфабрикованному делу, в котором моей вины не было, у меня никого не осталось. Одни погосты: отец похоронен, мать... Брат умер от разрыва сердца, пока я сидел.

- А как прошли первые годы в Штатах?

- Я нашел себе хорошую работу у одних старых знакомых из России: компания называется "Рома Интернэшнл". Работал там консультантом. Я писал книгу. Занимался сценарием: я ведь и сюда тоже ехал снимать фильм.

- О чем он?

- Детская тематика. Позже появилось предложение поставить фильм на моей биографической основе, потом поступило предложение написать книгу. Два предложения: одно я отверг, другое принял.

- И никогда не хотелось вернуться в Россию?

- Я и не намеревался навсегда здесь оставаться. И, конечно, я бы вернулся, но меня несколько настораживала кампания, развязанная в прессе. Все мои близкие были возмущены тем, что обо мне писали. Приписывали такие нелепости, что мне и во сне подобное не могло присниться. Но, как выяснилось позже, это была только подготовка, а финальная часть была разыграна в Федеральном суде Соединенных Штатов Америки в Нью-Йорке.

- Но вы знаете о том, что сейчас происходит у нас в стране?

- Безусловно, представление я имею. Но я одиннадцать лет отбыл в совдеповских казематах: это камера, четыре стены. После того как я оттуда вырвался, я фактически был в России три месяца, в Москве был проездом очень короткий промежуток времени, а после этого оказался в Америке. Мне очень трудно судить после столь длительного отсутствия. К тому же очень много утрат было, очень много людей умерло и погибло по разным причинам.

Но ввиду того, что я     вообще воспитан на литературе, ежедневно читаю по 8, по 10, по 12 часов порой, собственными силами все подвергаю анализу и делаю свои выводы. Многие люди приезжали, рассказывали. Только на основании этого я могу судить. Если вас интересует мое мнение, то сегодняшние перемены безусловно позитивны. Семьдесят четыре года был казарменный социализм, была коммунистическая диктатура. Фактически это была рабовладельческая система в ХХ веке. Генофонд нации был уничтожен, а самые аморальные по крови и костям шли к власти.

- А сейчас?

- Сейчас другое положение. Но посмотрите, что происходит! Солженицын правильно сказал: "Самое трудное - родиться русским человеком. Русским живется хуже всех. Понимаете, я родился там, где жили люди разных национальностей. У меня, как это ни парадоксально, никогда не было русского товарища: у нас жило много евреев, татар, жили ассирийцы, грузинские семьи были, армянские. Все национальные праздники, у кого какие были, мы праздновали сообща. Я впитал в себя культуру всех этих народов, и у меня нет национальных предрассудков. Но когда я смотрю, как относятся к русским, когда я по воле судьбы к себе испытываю такое пренебрежительное отношение, мне становится больно. Американцы, например, на уровне правительства решают вопрос, если у гражданина страны возникли проблемы. Россия молчит. А здесь, в нью-йоркском аэропорту, когда проходит таможенный досмотр представитель России: будь то всемирно известный спортсмен, ученый, великолепный артист, талантливый бизнесмен, им говорят, что они связаны с организованной преступностью. Мне приходится встречаться с людьми, которым американский представитель так и заявлял: "Идите на Брайтон, к своей мафии!"

- Тогда что такое "русская мафия", коль скоро о ней так много говорят?

- Это все придумано специально. Надо было придумать врага, чтобы создать видимость работы. Во-первых, по статистике русская преступность в Америке занимает одно из последних мест. А во-вторых, о черных, например, они так не позволят себе говорить, они трусливы. Черные сразу поднимут бунт. А русские молчат, они индифферентны. Это русская ментальность. Оттого, что русские не реагируют, оттого, что у них нет объединяющего начала, и происходят такие вещи. А негодяи от МВД, которые торгуют Родиной и делают вид, что борются с преступностью, умышленно придумывают такой штамп: организованная преступность. Это их устраивает. Я лично знаю, что у них есть зондеркоманды, которые занимаются убийствами. И был отдел по сокрытию убийств, который сам занимался убийствами.

- А кто, по вашему мнению, способен положить конец сегодняшнему беспределу? Года три назад Иосиф Кобзон сказал, что если бы власть поделила полномочия со "спортсменами", преступниками старой формации, то они смогли бы навести порядок и убрать с улиц новое поколение бандитов.

- Вопрос весьма непростой и не совсем, наверное, корректный. Преступность - это выдумки идеологов. Я ничего не знаю об организованной преступности. Мне трудно судить, я не являюсь специалистом. Моя, допустим, скромная трагическая судьба еще не показатель того, что я могу судить о преступности как специалист. Я могу сказать, что вся моя жизнь - самопротест коммунистическим чиновникам, и ничего больше.

- А есть ли, по вашему мнению, политики, способные навести в стране порядок?

- Одному человеку эту проблему не решить. Вот вам простой пример: светлая личность - Андрей Сахаров. В своих выступлениях он говорил прописные истины, но я по телевизору видел, как они свистели, вставив пальцы в рот, как топали ногами. Как человек может переубедить необузданную массу, которая не способна даже выслушать? Нельзя этого требовать от одной личности, от одного политика. Мы должны переосмыслить то, что было. В 91-м изменился строй, но у власти остались те же люди. И мало кто знает, что тогда было шесть процентов невинно осужденных, масса людей с завышенными сроками. А в казематах, в ГУЛАГе, поверьте мне, не такие плохие люди, как их описывают. Людей просто сажали потому, что нужно было строить БАМ, нужны были сварщики, бульдозеристы, трактористы...

- Но сейчас, кажется, вообще никого не сажают. Не только не посажены, но даже не найдены организаторы таких громких убийств, как убийства Квантришвили, Листьева...

- Вот, кстати, вы коснулись Квантришвили. После его смерти в прессе, во всех изданиях, стали писать, что он глава мафии, что он связан с организованной преступностью. А ведь он сделал очень много для советских спортсменов! Что было раньше? Человека использовали, выжали, как лимон, а он отдал свое здоровье, свою молодость, неся стяг России на всех аренах мира, принося медали. Когда я недолго после освобождения был в России, Квантришвили постоянно выступал по телевидению, он создал ассоциацию "ХХI век", он дал возможность спортсменам после завершения своей карьеры реализовать себя на других поприщах. Это большое дело. Я читал отзывы о Квантришвили выдающихся русских спортсменов, и все очень тепло о нем отзывались. Я встречал спортсменов в свое время: был такой футболист Валерий Воронин, который был признан лучшим игроком Европы. Человек спился. Альметов... Я вообще не хочу называть фамилий, не буду их называть. Но спортсмены, которые могли бы себя реализовать в другой стране, прозябали и просто погибали, а Квантришвили дал им возможность реализовать себя в бизнесе. Другое дело, что он кого-то не устраивал, прогрессировал в своем росте. Он занялся политикой, стал неугоден. Поэтому его уничтожили. Я не хочу называть фамилий, хотя представляю, кто это сделал. И сделали это представители МВД. И после того, как его уничтожили, стали писать, что это мафия. А почему, когда он выступал по ЦТ, они так не говорили? Что у них, смелости не хватало? Или тогда это не соответствовало действительности? Или он мог дать отпор, уличить во лжи и клевете?

- Он был вашим другом?

- Нет, он не был моим другом. Но, как коренной москвич, он был достаточно хорошо мне знаком.

- А Иосиф Кобзон?

- Иосиф Давыдович Кобзон - это светлая личность. Очень уважаемый мною, да и не только мною, человек. Я сам видел, как здесь, в этой стране, когда я провожал его в аэропорт, случайные, незнакомые люди тепло и уважительно к нему относились. Он прекрасный актер, хотя с частью его репертуара трудно согласиться.

- Мы спросили потому, что после вашего отъезда в США много писали о том, что досрочно выйти из тюрьмы вам удалось с помощью в том числе Иосифа Кобзона и Святослава Федорова. Фамилия Кобзона фигурирует и в материалах нынешнего уголовного дела.

- Я уже сказал, что к Иосифу Давыдовичу отношусь с большим уважением. Он талантливый человек, он профессор вокала, он общественный деятель, его знают во многих странах. Другой вопрос, что у него, наверное, сильные враги. Поэтому он проходит и по этому уголовному делу, сфабрикованному от начала до конца. Мало того, что его пристегнули к делу, но эти прохвосты от ФБР и МВД даже не разобрались, кто есть кто! В деле черным по белому написали, что он и глава русской мафии, и наркобарон. Мне приписали, что мы вместе с Кобзоном и этим... Эскобаром его убили уже, заведуем колумбийским картелем, хотя я никогда колумбийца в глаза не видел. Монополия на торговлю оружием тоже принадлежит мне вместе с Кобзоном. И контрабанда ядерных материалов, хотя я и представления об этом не имею. К Новосибирскому Академгородку я тоже отношения не имею, и ни к какой атомной станции! Это никак не увязывается, и тем не менее все это записано. Когда судилище началось, они впопыхах в свои каляки из МВД поверили. Говорили: вот мы ждем информации от КГБ, от МВД. Но ничего не получили, и дело забуксовало. А Кобзона пристегнули из-за того, что у русских спецслужб есть другие цели. Это было в канун выборов президента России, мэра города Москвы. Кобзон является советником по культурным связям с общественностью мэра города Москвы Лужкова. Но у спецслужб России свои планы. Таким подлым образом они пристегнули Кобзона для того, чтобы Юрию Лужкову в предвыборной кампании ставить палки в колеса. Чтобы показать на выборах, что в окружении мэра города Москвы, который в перспективе может быть президентом России, такой уголовный авторитет, глава русской мафии - Иосиф Давыдович Кобзон и такая грозная личность, как Вячеслав Кириллович Иваньков. Это провокация спецслужб.

- А Святослав Федоров?

- Светлая личность. Представитель Академии наук СССР, великолепный специалист, общественный деятель, великолепный бизнесмен, который сделал массу рабочих мест. Он был одним из ведущих претендентов из восьми, претендовавших на пост президента. В свое время моя покойная мама искала какой-то выход из создавшегося положения, она обращалась в разные инстанции. Святослав Николаевич, дай Бог ему здоровья, я молюсь на этого человека, не был глух. Он просто, являясь депутатом Верховного Совета, сделал запрос, чтобы проверили мое дело. Проверили, а там – от корки до корки - все было сфабриковано. Пересмотрели, ограничились отсидкой, а я к тому времени отсидел почти десять лет. Ему задавали вопрос на предвыборных конференциях: а что вас связывает? Ну что он мог сказать! Он сделал то, что надо было сделать. Я считаю, что он все правильно сделал. Вот и все.

- Жизнь в американской тюрьме сильно отличается от жизни в российской?

- То, как разительно это отличается от российской пенитенциарной системы, для меня не имеет никакого значения. Дело не в этом. Просто наши страны находятся в разном положении. Россия пережила социальные эксперименты, вторую мировую войну, все катаклизмы. Но Россия жила и процветала. А Америка от мировой войны отделалась тушенкой и "студебеккерами". Наши на алтарь победы положили 27 миллионов. А эти люди здесь не пережили ничего. У них совершенно другая мораль. И не им судить о русском человеке, о русской культуре! Меня до глубины души возмущает их отношение к русским, как пошло они пишут о моем Отечестве. Даже фамилии политиков пишут с маленькой буквы: зюгановы, лебеди, жириновские! Кто им дал право о русских людях так писать?! Я не знаю политической платформы Жириновского или Зюганова, например. Я не хочу вдаваться в подробности, но я сейчас разделяю мнение Жириновского относительно Запада. Молодец!

- Вы и здесь, в тюрьме, чувствуете к себе такое пренебрежительное отношение?

- Нет. Я не чувствую. Я никому не позволяю здесь так ко мне относиться, и здесь это никого не интересует. Но на судилище, которое произошло в Федеральном суде, я это ощутил. Ни к кому, ни к одному представителю другой нации такого отношения не было. Я даже был лишен последнего слова! Я порывался выступить, но защита говорила, что нельзя. Я был зажат в процессуальные тиски. Моя защита - они американцы, они подыгрывали спецслужбам. Я бы от их провокации камня на камне не оставил. Но мне не дали ничего изложить в полном объеме, основываясь на документах. Я давно уже просчитал, что они в сговоре все вместе.

- На этом процессе, возможно, в силу вашей известности как-то забыли выяснить один вопрос: куда делись деньги банка "Чара", из-за которых и разгорелось все дело?

- С деньгами "Чары" Волков и Волошин работали под патронажем одного из высокопоставленных чиновников МВД. Фамилию я пока не выяснил, но обязательно выясню. Деньги лежали здесь в двух банках. Оттуда их забрали, а вовсе не проиграли в казино, как утверждал Волошин. Почти семь миллионов. Что-то вернули, но пять миллионов в общей сложности ушло. У меня работали люди, они проследили все, и у меня есть на это документы. Волков и Волошин, обманув американцев, на базовых деньгах "Чары" и "Мосстройбанка" сделали тридцать миллионов на Уолл-стрите и отправили их в разные страны. Это законченные мерзавцы. Они были сотрудниками КГБ, а сейчас находятся под прикрытием ФБР. Но в принципе, какое я имел отношение к этим Волкову и Волошину? Совершенно случайно я встретил представителя банка Садыкова. Он поделился боязнью возвращаться в Россию. Я понимал его. Просто мой долг христианина и русского человека был помочь ему. Я по-другому не мог поступить. Если русский человек попал в беду в этой стране или нуждался в чем-то, я всегда помогал ему. Всегда.

- Не требуя за это денег?

- Нет. Я собирался сказать суду: если бы я прожил сто жизней, то поступил бы так же в подобной ситуации. И не важно, к чему меня приговорили бы: к расстрелу или электрическому стулу. Но моя функция в чем заключается? Меня знают здесь, в русской колонии. Относятся с уважением. Я просто сказал бы Волошину и Волкову: вы ведь вместе учились, знали друг друга семнадцать лет, ну как так можно! Вы представьте себе, если дружат семьями и пришел ваш друг и попросил вернуть что-то. Неужели вы ему откажете? Но я не думал, что будет такая развязка.

- А если бы подобная ситуация сложилась в России? Дело тоже закончилось бы судом?

- Не думаю. Сомневаюсь. Это просто устраивало и российские спецслужбы, и русский отдел ФБР. Они создали миф о русской преступности и эксплуатируют его через прессу. Не я, а они должны сидеть. На процессе Волошин признался, что они убили женщину в России, воровали машины, сжигали, что за ними ничего нет, кроме подозрительной лжи. Но расправились со мной. Сейчас просто надо воевать.

- Вы надеетесь на пересмотр дела?

- Сейчас дело рассматривает новый адвокат, американец. Он говорит, что такой провокации еще не встречал. Я сам не могу поверить, что за это можно так расправиться с человеком, что в Америке такое вообще может произойти. Но если бы на моем месте был представитель другого государства, такой расправы не было бы. Ведь столько лжи наворочено! Что я могу им сказать? Слона в Национальном парке я не пытался насиловать. И статую Свободы тоже. Луну у американцев я похитить тоже не собирался. И Пирл-Харбор с японцами я не бомбил. Просто у меня прозвище такое, с детства. В России вообще принято давать прозвища. Вы Гиляровского почитайте.

- Вячеслав Кириллович, вы боитесь кого-нибудь здесь или в России?

- Я никогда никого не боялся. Я всегда иду прямо в жизни. Нет на Земле ни одного человека, которому я не смог бы прямо смотреть в глаза. Я всем смотрю прямо в глаза. Я горжусь своей жизнью. Несмотря на то, что она у меня была очень трудная и непростая. Я не дрогнул, я шел прямо. Нигде не сделал шага в сторону и тем более назад. Я горжусь своими друзьями. Они у меня все светлые, мужественные люди. Как бы их ни шельмовали, и как бы их ни репрессировали в свое время те, кто якобы борется с преступностью.

- О вас в Москве ходит множество слухов. Говорят, например, что здесь вы наладили связи с итальянской мафией и вообще являетесь представителем российской преступности в США...

- Ну что я могу сказать... Я здесь вообще ни с кем не общался. Здесь мне перекрыли все возможности реализовать себя. Я мог работать в больших компаниях, консультировать. Люди, с которыми я был связан, были в этом заинтересованы. Но как только я делал попытку, появлялись фэбээровцы и начиналась травля. Но я занимался своей работой, я занимался написанием своей книги. Я ни с кем здесь не общался. У меня был очень узкий круг общения: моя женщина, с которой я живу, мой сын со своей семьей. А все остальное - это бред. Им просто выгодно эксплуатировать эту тему.

- Вячеслав Кириллович, а что вы за человек?

- Мне трудно судить и говорить о себе. Спросите моих друзей. Через мою душу прошли тысячи людей. Может быть, многим я спас достоинство. Может быть, кому-то жизнь. Это не то что написать постскриптум в какой-то газете! Я выходец из крестьянского рода, я и на суде сказал, что наша семейная конституция гласит: не делай и не желай другому того, чего не желаешь себе.

- Вы собираетесь вернуться в Россию?

            - Собираюсь... Собираюсь... (Совершенно секретно, 15.05.1997, №5, Андрей КАЛИТИН, Кирилл БЕЛЯНИНОВ)

Последние новости

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

31.10.2016, Армения

Кала… что?
Армения готова к новому партнерству

Новости региона

ФБР задержало армянского "вора в законе"

21.09.2013, 1in.am

«Вора в законе» по прозвищу «Пзо» в США при выходе из тюрьмы встречали десятки «авторитетов»

08.02.2013, Голос Америки

Армен Казарян приговорен в Нью-Йорке к 37 месяцам тюрьмы

24.01.2013, Новости-Грузия

В список членов "The Brothers Circle" включена и жена "вора в законе" Шакро Калашова

21.12.2012, Новости-Грузия

"Вор в законе" Закро Калашов включен в список членов группировки The Brothers Circle

Постсоветская мафия выписала американский рецепт

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

168 334

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

31 день

ПОДДЕРЖАЛО

41

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.