Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

ЯВЛЕНИЕ КАРАБАСА

24.06.1997 00:00, Украина 11691

Московские новости

Жизнь и смерть хозяина Одессы

Утром 24 апреля сего года был убит теневой правитель Одессы по кличке "Карабас". Его смерть вызвала шок даже в рядах милиции - Карабас почти официально считался авторитетом непререкаемым, неприкасаемым, чуть ли не вечным. Шансов на то, что убийство будет раскрыто, практически, нет.

Шел финал городского КВН.  Одна команда спросила другую: какую надпись можно было бы поставить под памятником Де-Рибасу? (он был водружен тогда же, в 95-м, к 200-летию Одессы). Им ответили: "Де-Рибасу - от Карабаса". Зал умер. Обвалился от хохота. Примерно тот же восторг вызывало в раннюю перестройку смелое обшучивание кавээнщиками имен первых лиц государства. Приезжие, естественно, лишь недоуменно-вежливо улыбнулись.

...Он родился и вырос в Одессе, в районе Привоза, в среде натуральных воров, имен которых и назвать-то сейчас нельзя – по крайней мере, двое из них - респектабельные джентльмены с американским гражданством в кармане. Уверял, что кличку свою получил во дворе: "Карабасом" прозвали по контрасту с его долговязостью и худобой. В городе думают, что Карабас он - поскольку жил какое-то время над магазином "Золотой ключик". Но к реальности ближе ассоциация  с "Котом в сапогах": "Чьи это поля, мужики?" "Маркиза Карабаса!" "А чьи леса?" "Маркиза Карабаса!" "А чей это город - Одесса?" "Да чей же, как не Карабаса?!!" Путь из 49-го года рождения в начало годов 90-х, когда он стал "держателем города", естественно, пролегал через две тюрьмы (в 69-м и 71-м) - "естественно", потому что без тюрьмы не бывает "вора в законе", каковым Карабас считался. Впрочем, в последнее, триумфальное десятилетие в глаза его звать "Карабасом" никто не решался, а лишь по имени-отчеству. Большинство одесситов о том, что он Виктор Павлович Куливар узнало только на кладбище.

Дело

     Одесса - не Москва. Здесь нет бесчисленных "солнцевских", "люберецких", "мазуткинских" а есть совсем небольшое количество группировок, и еще меньше - реальных "авторитетов", к которым стремятся прижаться коммерческие структуры. Собственно, размеры влияния "авторитетов"  и определялись числом "прижавшихся". Карабас тут был вне конкуренции. Считалось за честь для фирмы быть "под Карабасом". Когда рэкет, "наезжая", спрашивал: "С кем работаете?" гордый ответ: "С Карабасом!" гарантировал безопасность. Однако же, примитивной "телоохраной" Карабас со своими ребятами вовсе не занимался. Его вмешательство начиналось в момент конкретного спора между коммерческими структурами. Он был неким городским арбитром, третейским судьей в таких спорах. Сам, впрочем, на разбирательства ходил редко, в самых серьезных случаях, а как правило отправлял вместо себя бригадных ребят. Если спор носил сугубо экономический характер, Карабас направлял на "арбитраж"  специалистов. Он не откликался на просьбу помочь, если таковая следовала уже в разгар деятельности  предприятия: "Надо было звать меня, когда ты только затевал торговлю арматурой, а не тогда, когда ты влетел." Отсутствие образования в нем компенсировалось редкой интуицией. Его объективность поражала всех. Даже если он был кровно заинтересован в выигрыше, отступал, чувствуя неправоту "подзащитного". Вообще, в случае неправоты шансов не было даже у самых близких ему людей.  Я спрашивала бизнесменов, работавших с Карабасом: а если "арбитраж" заканчивался ничем? Отвечали: ситуацию при разборках всегда доводят до такого состояния, когда кто-то один говорит:"Я не прав".  И  последующие объяснения уже никого не интересуют. Цена слова высока настолько, что сам Карабас не допускал "прокола" даже в самой невинной ситуации. Был случай, во время игры в футбол задел мяч рукой. "Вить,- добродушно сказал ему товарищ,- ну, признайся: была рука!" Карабас отказался: "Я раз признался - десять лет получил!"

Услуги Карабаса оплачивались примерно десятью процентами чистого дохода фирмы. Он никогда не проверял истинности этого дохода, наверное, полагая, что обманывать его не решатся. То была гибкая система сборов: он мог повысить ставки, к примеру, обнаружив: ресторанчик, существовавший в закрытом помещении, вынес столики на улицу -  ага, значит, бизнес расширился. И, наоборот, если становилось известно: на фирму "наехала" налоговая инспекция, мог отложить оплату, а то и вообще похоронить задолженность. Чтоб забрать деньги его ребята в подшефной фирме появлялись регулярно, каждый месяц, хотя конкретные услуги группы могли востребоваться значительно реже.

Виктор Куливар, для которого в  80-е годы  его карьеры "ломщика"  тысяча долларов была суммой огромной, в последнее время, когда речь шла о наличных, оперировал понятиями миллиона-полутора. У его "ребят" мелких долларов не было – на кладбище, в день похорон Куливара, они раздавали нищим сотенные бумажки. Рассказывают, одна старушка, в жизни "зеленых" в руках не державшая, спросила: "Сколько это - сто долларов - в гривнях?" Ей объяснили. Старушка потеряла сознание.

Характер

За годы эпохи Карабаса кровавых разборок между внутригородскими структурами практически не было - с другими "авторитетами" он поддерживал корректные отношения. Однако, "бескровного" Карабаса безумно, паталогически боялись! И в первую очередь - люди его команды. Он не пил, не курил, не кололся сам и запрещал делать это "братве". В четыре-пять утра уже был на улице. Мало того: вся его команда в это время должна была быть на ногах, даже если работы не предстояло! С подчиненными у него были некие армейские отношения, которые не исключали анекдотов за столом, но предполагали абсолютное повиновение "в строю". Он зверел, разъярялся страшно, если с ним что-то не согласовывали.

В принципе, Куливар помогал всем, кому приходило в голову у него попросить. Появилась жена режиссера драмтеатра, пожаловалась, что нет денег на новый спектакль - дал нужную сумму. Поплакался кто-то из чиновников исполкома, что интернатские дети, буквально, разуты - прислал на следующий день 200 пар обуви. Понятно, что то была не показная благотворительность во имя освобождения от каких-то налогов  - налогов он попросту не платил никаких.

В единственном официальном браке у него было двое: один - Алексей -сын жены, второй - Владимир - сын общий. Владимир в свои шестнадцать вряд ли умеет писать: детям воров в законе школу посещать не положено.  Друзья семьи уверяют, что единственная мечта мальчика  сделаться -"когда вырастет" - вором в законе, как папа.

Гибель

Виктор Павлович был в относительной безопасности до тех пор, пока варился в одесском  соку своего "неформального" бизнеса. Скорее всего, его погубило хождение во власть и во внешний мир (он прокручивал большую часть денег в Херсоне и был тесно связан с Москвой). Он  сильно нарушил кодекс вора в законе, когда два года назад влез в большую коммерцию. Мощные одесские структуры, которым для занятия крупным бизнесом, главным образом, нефтяным, требовалась крыша государства, с удовольствием вовлекли в свою деятельность  и уважаемого Виктора Павловича. Если в рядовых "подшефных" фирмах он мог не появляться вообще, то в офис своего нового большого предприятия с оборотом в десятки миллионов долларов ходил регулярно, исключительно в одиночку,  подолгу сидел там, вникал в дела. Новые партнеры ввели его в высшее одесское общество и теперь Карабаса стало возможным увидеть (даже по телевизору!) на солидных мероприятиях с участием главы местной администрации, чаще всего - в Доме приемов. Кстати говоря, он был единственным представителем "бандитского клана", допущенным к светским раутам подобного уровня.

По словам близких, за две недели до гибели он почувствовал, что "приговорен". Это ощущение (или точное знание?), не побудило его обзавестись охраной: Карабас таковую исключал принципиально, из гордости, хотя, при желании, мог страховать свое передвижение по городу эскортом из нескольких автомобилей. В воскресенье, накануне гибели, он обмывал новую  "Ауди". Тогда же зачем-то (никто уже никогда не узнает - зачем!) запретил команде ходить в понедельник в баню. Понедельник вот уж много лет подряд считался днем Карабаса в бане на Асташкина, 6. Обычно бригада сидела там день напролет.  Однако сам Карабас в баню поехал - ранним утром 7.30, на новой "Ауди", совершенно один. Было очень похоже, что его вызвал  кто-то, кому он доверял, и вызвал ненадолго, потому что машину свою на стоянке он поставил небрежно. Вслед за ним во двор бани направился килер, который хладнокровно из автомата выпустил в спину жертве 19 пуль. Карабас успел повернуться, и одна из них попала в грудь. Сделав контрольный выстрел в голову, килер отсоединил магазин, глушитель, бросил их там же и скрылся. Его видели. Описывают как высокого человека, 23-25 лет.

Органы

 ... За полгода до гибели Карабаса из города были изгнаны руководители нескольких кланов. "Изгнание" происходит по стандартной схеме: на  "авторитета" возбуждают уголовное дело, ему об этом сообщает "свой человек" в органах, и "авторитет", от греха подальше, покидает город. А милиция с гордостью отчитывается: удалось выявить (!) и обезвредить руководителей крупных преступных группировок. В этом смысле не был застрахован и сам Карабас, он тоже вынужденно покидал Одессу и по нескольку месяцев жил за границей, в основном, в Эмиратах. Потом получал сигнал отбоя и возвращался домой.

Однако реально за времена владычества его не задерживали ни разу.  Никому из автоинспекции и в голову не приходило остановить машину Карабаса, даже если ехал он на красный свет. Мне рассказывал один из отставных чинов одесской милиции как давний начальник одесского угро (назовем его Петренко) и несколько оперуполномоченных задержали двоих ребят из группы Карабаса, избили и выбросили на поля орошения. Карабас, узнав, отдал команду: "Доставьте мне Петренко." Доставили. Тот ползал на коленях, умоляя о пощаде. Потом Петренко все равно потерял работу, однако уже по другой причине: по-пьяни хулиганил с табельным оружием в руках.

Убийство Виктора Куливара, скорее всего, не будет раскрыто. Похоже, это  раскрытие не выгодно кому-то на самом одесском верху. ледователей областной прокуратуры, ведущих дело, лишили всяческой  перативной информации о Куливаре (а таковая, как они уверяют, в правлении по борьбе с организованной преступностью есть).  "Мы едем следствие, буквально, с нуля - для нас он пока просто езработный, имеющий определенную известность.То, что он занимался прикрытием" неких фирм, с юридической точки зрения всего лишь ерсия. Буквально все - круг его знакомств, род занятий, участие в еятельности коммерческих структур, мы пытаемся выяснять ледственным путем и почти безуспешно. "Для протокола" люди оворить не хотят, и потому.огромная проблема - перевести в ледственный материал частные разговоры о Куливаре". Следователи -  даже их руководитель! - своих фамилий в газете просили не азывать.

Общество

Моральное и материальное могущество Карабаса, которое для десситов представлялось абстрактно-огромным, обрело для тех же бычных жителей свое конкретное, зримое воплощение лишь после его смерти. На дефицитной центральной аллее главного одесского ладбища, по разрешению властей, были срыты сразу несколько старых могил - таким образом, освободилось гигантское  пространство для мемориала Виктору Куливару. Немедленно - чтоб посетители не топтались рядом с могилой! - был перенесен на другую сторону аллеи водопроводный кран. Сама по себе похоронная процессия растянулась на два километра. Щедро оплаченный поп, говорят, "бежал за гробом вприпрыжку". Через девять, а потом сорок дней после кончины Куливара столы были выставлены по всей главной аллее - кормили, поили всех желающих. Нелепо нести на его могилу пучок скромных гвоздичек - она украшена бесчисленными букетами роз в человеческий рост. Богатые свечи горят день и ночь вот уж два месяца.

Возможно, для той же Москвы  грандиозные захоронения "авторитетов" давно не сенсация. В Одессе могила, что охраняется круглыми сутками уже третий месяц - явление необычайное. Но если для жителей - это, скорей, предмет рядовых пересудов, то для сотрудников милиции - предмет отчаяния. "Если б его могила не охранялась круглосуточно, вместо двадцати роскошных ваз с букетами могло стоять столько же горшков с дерьмом!" - зло сказал мне один из следователей. Карабас побеждает их и на том свете. Милиция, в местной прессе, сопоставляет почести, отдаваемые "бандиту" с тем печальным фактом, что в городе на целых полтора месяца отложено открытие мемориала погибшим милиционерам: "Одна тряпка на нем обветшала, заменили другой",- пишет Владимир Куценко, президент фонда "Захист" ("Защита"). Куценко однако не уточнил, что открытие памятника, намечавшееся на начало мая, отложили  после звонка с угрозой сорвать церемонию. Не все испугались: кто-то приехал и принял участие в торжественном митинге. Но среди этих "кого-то" не было ни одного из высших милицейских чинов. Потому памятник остался "закрытым".

Понятно, что явление Карабаса не есть нечто из ряда вон выдающееся, личностей, ему подобных, рождают крутые экономические изломы - через это прошел и проходит весь мир. Карабас не уникален и в том смысле, что, при всей своей "криминальности" являлся неким гарантом - надежней милицейского! - городского порядка. Этот порядок - и без того весьма относительный -  после его гибели окончательно рухнул. Партнеры по большому бизнесу лихорадочно делят наследство - долю Куливара в "фирменном" капитале, "бригаду" охватил хаос - там по сей день нет старшего, паника  в коммерческих структурах, существовавших "под Карабасом" – теперь они вынуждены приспосабливаться к каждому,  кто приходит к ним "по-плохому", и уж совсем распоясались  группировки, все прибывающие и прибывающие из Чечни с целью переделить Одессу, рэкетировать город: раньше им делать это  мешал Карабас с его безграничным влиянием.

            К журналистам взывают: "Не делайте из Куливара Робин Гуда!" Они, лидеры уголовного мира, и не робины гуды, они иногда просто умней, энергичней, смелее лидеров мира "гражданского".  Говорили ведь в той же Одессе:  "Вот Карабаса бы - в начальники ЧМП (разграбленного, разрушенного Черноморского морского пароходства с чехардой президентов - Е.Р.),- уж он бы с этим ворьем разобрался." (Московские новости, №25, 24.06.1997, РЫКОВЦЕВА ЕЛЕНА)

Последние новости

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

31.10.2016, Армения

Кала… что?
Армения готова к новому партнерству

Новости региона

08.12.2016, «Прайм Крайм»

Чары Чарая
В Киеве выявлен вор «в законе», коронованный в 2014 году

Под Киевом задержали "вора в законе", которого пять раз выдворяли из Украины

17.11.2016, ЛІГА.net

Российский вор в законе Дато Тобольский был выдворен из Украины

На Украине рассказали, кого задержали на похоронах Лехи Краснодонского

26.08.2016, «Прайм Крайм»

Земля Сальникова
В Чернигове скончался бывший вор «в законе»

04.08.2016, «Прайм Крайм»

Хуту nach
Из Украины депортирован вор «в законе» Ираклий Каличава

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

173 333

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

28 дней

ПОДДЕРЖАЛО

44

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.