Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

ТАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ В ОДЕССЕ

29.08.1997 00:00, Украина 1970

Зеркало недели, Киев

Когда недавно прочитал в прессе очередную победную реляцию Одесского УМВД о том, что «за первую половину нынешнего года милицией ликвидировано десять бандформирований — на четыре больше, чем за весь 1996 год, — что задержано 16 устойчивых организованных группировок и при этом изъято 229 единиц огнестрельного оружия, 17000 единиц боеприпасов, 95 гранат и более восьми килограммов взрывчатки, не мог не возликовать. Цифры впечатляющие. Но, учитывая киевский прецедент «дела «Москвы», все же появилось известное опасение, что и эти дела, в связи с морской спецификой города, будут тоже торпедированы. Иными словами, «быки»-исполнители получат сполна, а вот «крестные отцы — авторитеты» отбудут на отсидку в Арабские Эмираты или куда-либо еще поблагодатней.

Тем более, что опасения эти возникли не на пустом месте. Основаны на истории одного весьма загадочного чисто одесского происшествия. На убийстве теневого правителя «жемчужины у моря» по кличке «Карабас».

Убили его утром, примерно в полвосьмого, 21 апреля, в понедельник, во дворе бани по улице Асташкова, 6. В его традиционно многолетний банный день.

Киллер выпустил в него из автомата 19 пуль в спину, одну в грудь и контрольную в голову. Там же во дворе бани бросил глушитель и автоматный магазин. И скрылся. Случайные свидетели его видели.

Это убийство потрясло одесскую милицию, службу безопасности, не говоря уж о местных властях. Этот суровый, неулыбчивый человек долгое время считался в Одессе абсолютнейшим «авторитетом». Настолько неприкасаемым ни для кого, что даже не считал нужным пользоваться услугами охраны. Он был выше этого. Он был вечным.

И, судя по всему, убийство Виктора Павловича Куливара (таково было истинное имя Карабаса), 1949 года рождения, никогда не будет раскрыто. Он был легендой при жизни и останется ею и после смерти. Злые же языки судачат, что раскрытие этого убийства невыгодно очень многим. В том числе — и это главное! — самым верхним эшелонам местных властей. По крайней мере следователей одесской прокуратуры, ведущих это дело, практически отсекли от всякой оперативной информации о покойном. О его связях, окружении и так далее. А таковая, как они заверяют, имеется в достаточном количестве у местных спецслужб. Следствие по этой причине практически загнано в тупик.

Личностью Карабас был примечательной, незаурядной. Такие возникают на крутых социально-экономических изломах эпох. Начав с примитивного «ломщика» в 80-е годы, для которого тысяча-другая рублей была вожделенной мечтой, к концу 90-х спокойно и привычно оперировал миллионными «наличняками» в долларах.

Его похороны затмили все виденное ранее в Одессе. На центральной аллее главного городского кладбища по разрешению властей срыли несколько старых захоронений, дабы расчистить место для «авторитетного» мемориала. Сама похоронная процессия — по свидетельству очевидцев — растянулась километра на два. Столами со снедью и выпивкой для поминок, а потом и через девять и сорок дней после кончины Карабаса заставили всю аллею. Угощали всех желающих. Сама могила была украшена роскошнейшими вазами с гигантскими розами чуть ли не в человеческий рост, доставленными спецрейсами из лучших зарубежных цветоводств. Великолепные свечи горят день и ночь который уж месяц. И все это круглосуточно охраняется надежнейшими «быками».

Рассказывают, в день похорон, а потом традиционных поминальных дней его «братва», не имеющая мелких долларов, щедро одаривала нищих сотенными купюрами. Одна старушка, отродясь не видавшая долларов, полюбопытствовала, а сколько же это в гривнях. Когда разъяснили, бедолашная грохнулась в обморок.

Карабас для Одессы был вне конкуренции. Для любой фирмы, а их там превеликое множество, считалось за честь быть «под Карабасом».

Это была гарантия не только полнейшей безопасности от «наездов» дикого рэкета, но и нередко от посягательств власти предержащих. К тому же он был своеобразным городским арбитром, третейским судьей в коммерческих спорах между различными структурами. Его объективность слыла безупречной. Отсутствие образования он с лихвой компенсировал обостренной интуицией и чувством справедливости. На разбирательства выезжал редко. Дела поручал своим «бригадирам». Если же требовалось, то «арбитрами» посылал самых искушенных специалистов. И не было ни одного «дела», которое не довел бы до конца.

Стоимость его «услуг» обходилась фирмам в десятую часть чистого дохода. Оплата производилась каждый месяц. Даже если не было нужды прибегать к его услугам. И никому в голову не могло прийти обмануть его или словчить, что-либо утаить. Бессмысленно. Тем более, что он сам всегда придерживался достаточно гибкой системы поборов. Кому-то мог повысить ставку — и не с потолка, а по истинному знанию дел. Иному, если у того возникали проблемы, скажем, с налоговой инспекцией, мог не только снизить или отложить, но и вообще списать долг. «Куриц, несущих золотые яйца, — говаривал он, — резать нет никакого смысла».

Выросший в Одессе, в районе Привоза, среди профессионального ворья, пройдя через две отсидки, где и был коронован «воромвзаконе», к их «законам» присовокупил свои, выработанные жизненным опытом. В своей группировке внедрил поистине суровые армейские нравы. Сам не пил, не курил, не баловался наркотой. Запрещал это же своим людям. Был он человеком «бескровным». Но боялись его все. С пяти утра был уже на ногах. И никто из его «братвы» не осмеливался проспать урочного часа.

И в общении с другими одесскими «авторитетами» был неизменно корректен, компромиссен. Не потому ли за время его «эпохи» в городе практически не было кровавых «разборок» между внутренними криминальными структурами.

Весьма своеобразными были у него взаимоотношения и с силовыми структурами города. За время его «владения Одессой» его не задерживали ни разу. Даже автоинспекция не рисковала останавливать его машину, вздумай он проехать на «красный» свет или под «кирпич». Одно слово — авторитет! Правда, временами, когда обстановка по какой-то причине накалялась, до ее урегулирования улетал в благословенные Эмираты. Но только на короткое время.

Куда уж дальше, коль скоро своими партнерами — нефтяными магнатами был введен в местный бомонд — высшее одесское официальное общество. Регулярно появлялся в Доме приемов на светских раутах. Кстати, Карабас был единственным представителем одесского преступного мира, допущенным к высшим должностным лицам открыто. И его нередко можно было видеть по телевидению рядом с ними во время многих официальных мероприятий. Остается только добавить, что в последние два года мощнейшие одесские коммерческие структуры, занимающиеся нефтяным бизнесом, которым крайне требовалась государственная «крыша», вовлекли его на правах компаньона в свою деятельность. Игра стоила свеч.

Но, судя по всему, именно этот переход из «неформального» бизнеса во внешний мир, с активным прокручиванием серьезных средств не только в Украине, но и в Москве, переход из «воравзаконе» во власть и стал причиной его гибели.

По крайней мере, по словам его близких, примерно за две недели до рокового дня он почувствовал, что уже обречен, что «приговорен». Но и это не побудило его организовать надежную охрану, обезопасить себя. Исчезнуть, на время раствориться в неизвестности. Знал — бессмысленно. Если решено, киллера не остановить. Такова реальность. Тянуть же за собой на тот свет людей не хотел. Не потому ли накануне гибели, в воскресенье, обмывая свою новую «Ауди», настрого запретил всем сопровождать его завтра в баню, где обычно его «бригада» много лет проводила «день Карабаса», свой понедельник, с утра до вечера. Судя по всему, намечалась серьезная встреча с кем-то знакомым, встреча обязательная. Но недолгая. Не потому ли и свою машину на стоянке припарковал весьма небрежно.

Убийство Карабаса — своеобразного гаранта одесской криминальной стабильности повергло в смятение многих. Партнеры по большому бизнесу суетливо делят его долю в капитале. «Бригада» в смятении — до сих пор нет главаря. Коммерческие структуры, ходившие «под Карабасом», в панике — под кого лечь, чтобы жить по «цивилизованным правилам». Ведь уже начался передел сфер влияния. А он бескровным не бывает. Прозвучали первые выстрелы — пошел передел владений туристических фирм. То ли еще будет...

Порядок рухнул. (Зеркало недели, Киев, 29.08.1997, №34(151), Александр Шлаен)

Последние новости

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

31.10.2016, Армения

Кала… что?
Армения готова к новому партнерству

Новости региона

Под Киевом задержали "вора в законе", которого пять раз выдворяли из Украины

17.11.2016, ЛІГА.net

Российский вор в законе Дато Тобольский был выдворен из Украины

На Украине рассказали, кого задержали на похоронах Лехи Краснодонского

26.08.2016, «Прайм Крайм»

Земля Сальникова
В Чернигове скончался бывший вор «в законе»

04.08.2016, «Прайм Крайм»

Хуту nach
Из Украины депортирован вор «в законе» Ираклий Каличава

25.07.2016, Интерфакс

Полиция выдворила из Одессы очередного "вора в законе" по прозвищу "Полтава"

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

168 334

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

29 дней

ПОДДЕРЖАЛО

41

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.