Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

"МОЯ ПРОФЕССИЯ – КАННИБАЛ…"

17.09.1998 00:00, Австрия 7498

Русский телеграф

1 сентября этого года в Вене начался громкий уголовный процесс, который, возможно, ответит на вопрос, мучивший австрийцев долгое время, - кто убил Давида Саникидзе, владельца авиакомпании "Орби", друга высокопоставленных политиков и просто очаровательного человека. Многие австрийские полицейские и их коллеги в нескольких европейских странах ответ уже знают - грузинская мафия. Впрочем, есть австрийские же полицейские, которые считают, что знаменитый в Австрии грузин погиб в результате обыкновенной мести. Тем не менее меры безопасности, принятые властями, поразили воображение венцев. Здание суда, где проходит процесс над обвиняемыми Акакием Джавахадзе, Георгием Ониани и находящимся пока на свободе Шукри Бурчуладзе, окружают десятки отборных полицейских. В небе над кварталом на очень низкой высоте постоянно кружат вертолеты... Интерес к процессу подогревается еще и тем, что для показаний в суде приглашен специальный агент Федерального бюро расследований Майкл МакКоул, которого ожидают со дня на день. Он должен, как ожидается, много рассказать австрийским судьям о Давиде Саникидзе и о его друге Вячеславе Иванькове "Япончике". Бедного "фибби" едва ли не вытащили силком из Африки, где он в составе специальной бригады ФБР расследовал террористические акты против американских дипломатических представительств. Чем завершится процесс в Австрии, пока не может сказать никто. И дело не в том, что вина подозреваемых не очевидна. Главный вопрос уже витает в накаленном воздухе Вены: станет ли этот процесс судом над мафией?

Смерть "Дато"

Мы уже рассказывали в прошлых публикациях о том роковом вечере 11 июля 1996 года, когда директор грузинской авиакомпании "Орби" Давид Саникидзе погиб под пулями убийц. В тот день он решил немного развлечься с подругой, передохнуть от напряженных и опасных деловых забот. Он отказался от телохранителей и провел весь вечер со своей грузинской любовницей Мананой. Было еще не слишком поздно, около девяти часов, когда они шли по переулку Аннагассе в центре Вены. В этот момент из праздно гуляющей толпы выскочил человек, быстро приблизился к ним и выстрелил три раза. "Дато", как звали Саникидзе друзья, был убит на месте, а его подруга получила тяжелое ранение в бедро.

Ничего подобного в Вене еще не происходило. В глазах шокированных венцев это была варварская и дерзкая акция, которой трудно было найти объяснение. Полиция, довольно быстро прибывшая на место, обнаружила лишь мертвого Саникидзе с пулей в затылке и истекающую кровью молодую женщину. Неподалеку от места происшествия валялся полиэтиленовый пакет, внутри которого полицейские нашли автомат "Скорпион", судя по всему, хорватского производства. Потом полицейские сделали вывод, что автомат был тем "запасным" оружием, которое второй убийца должен был пустить в ход в случае непредвиденного поворота событий. Интересная деталь: пистолет, из которого стреляли в Саникидзе, был снабжен лазерным прицелом. Экипировка стрелков подсказала очень спокойным австрийским полицейским, что с Саникидзе должны были покончить любой ценой.

Город на Дунае был в шоке от первого "настоящего" заказного убийства в стиле "русской мафии", о которой много слышали и читали, но никогда не видели своими глазами. А для специального подразделения австрийской полиции по борьбе с организованной преступностью (группа ЭДОК), и без того затюканного австрийской прессой, настало горячее время. Не жалея сил, они пытались раскрыть это преступление. Удивительно, но убийцы были все-таки пойманы через несколько дней в Будапеште и оттуда доставлены в Австрию.

Вначале их было двое - Акакий Джавахадзе, который, по утверждению полицейских источников, непосредственно стрелял в Саникидзе, и Георгий Ониани, прогуливавшийся неподалеку от места преступления с полиэтиленовым пакетом, в котором полицейские позже нашли автомат. У обоих были документы на другие имена: Джавахадзе был Александром Поповым, а Ониани - Раулем Тохадзе. По официальной версии, венгерские полицейские обратили на них внимание, когда те тратили огромные деньги в магазинах Будапешта. Их начали быстро проверять. По оперативной информации, оба должны были вскоре вылететь в Санкт-Петербург, а венгры к тому времени наверняка уже знали о розыске убийц. Австрийцам сообщили о "подозрительных субъектах" и их задержали. Вскоре из Вены прислали найденные на месте преступления отпечатки пальцев и некоторые вещественные доказательства. Отпечатки совпали, и обоим пришлось вернуться в Вену, под конвоем.

Но вслед за смертью Саникидзе и арестом предполагаемых убийц пришла еще одна сенсация. В прессе появились сообщения об аресте еще одного подозреваемого в убийстве - Шукри Бурчуладзе, сына известнейшего оперного певца Пааты Бурчуладзе. Но и это еще не все. Была также арестована Ирина Бурчуладзе, одна из его бывших жен. Бедная женщина просидела в венской тюрьме две недели, прежде чем ее выпустили на свободу. А арестовали ее, когда она пришла в госпиталь навестить свою подругу Манану, которая получила ранение во время убийства Саникидзе. Вместе с Мананой они работали в Тбилиси в одном благотворительном фонде. Дело в том, что убийцы жили в квартире Ирины Бурчуладзе, расположенной в венском квартале Маргарета. А предоставил им квартиру Шукри Бурчуладзе.

Правда, полицейские считают, что только этим его роль не ограничивалась. По их мнению, он хорошо ориентировался в Вене, знал, что и как надо делать. Именно он, по их мнению, "сконструировал" убийство Саникидзе. Правда, сейчас младший Бурчуладзе на свободе, но дает показания на процессе. Его отец, Паата Бурчуладзе, близко знавший убитого Саникидзе, должен будет выступить в суде как свидетель 22 сентября. Возможно, с этим была связана отмена его гастролей в Москве во второй половине сентября.

Любовь и ненависть

Еще на следствии младший Бурчуладзе признался в том, что знал Джавахадзе и Ониани и поэтому помог устроиться своим грузинским друзьям в квартире матери. Хотя сразу после ареста утверждал другое. Говорил, что Джавахадзе приехал в Вену изучать немецкий язык, а Ониани -- подлечить больную печень. Но в конце концов Шукри сознался и в том, что знал даже о фальшивых паспортах своих друзей.

В интервью венской газете "Курьер" Ирина Бурчуладзе рассказала, что знает "Попова" еще по Тбилиси и что его отец был застрелен в Москве семью выстрелами в голову. Говорила ли она, что знала именно "Попова"? Интервью было дано в изложении, и трудно понять произнесла ли она имя "Попов". Потому что если она так и сказала, то это очевидная ложь. "Попов", как уже было сказано выше, - фамилия из фальшивого паспорта Джавахадзе. Возможно, что австрийский журналист свалил все в одну кучу от незнания.

Гораздо интереснее другое. В этом уголовном деле выстраиваются как бы две главные (пока главные) версии мотивов убийства Саникидзе. Первая могла бы заключаться в том, что отец Акакия, Ричард Джавахадзе, был застрелен 4 мая 1996 года в Москве по приказу Саникидзе. Вместе с Ричардом убийца застрелил и его телохранителя. Но почему Саникидзе? Дело в том, что старший Джавахадзе до 1994 года возглавлял так называемый "Отель Метехи", самую комфортабельную гостиницу в Тбилиси, построенную австрийской фирмой "ABV". Глава этой крупнейшей фирмы Леопольд Баусбек был близким другом Саникидзе, который фактически взял гостиницу под свой контроль.

Лишь в 1997 году управление гостиницей приняла на себя группа "Шератон". Но по непонятным причинам Джавахадзе задолго до этого покинул свой пост директора "Метехи" и уехал в Москву. Что-то произошло в Тбилиси? Если это "что-то" связано с разногласиями между Джавахадзе-старшим и Саникидзе, что и привело к двойному убийству в московской подворотне в 1996 году, то это может объяснить убийство Саникидзе как месть сына за своего отца. Но в этой версии не хватает главного - ответа на вопрос: почему Саникидзе мог желать смерти Ричарда Джавахадзе?

Другая версия более романтична. В Тбилиси, по крайней мере, многие о ней шушукаются по углам. Дело в том, что Манана, раненная во время покушения на Саникидзе, была женой одного из руководителей МВД Грузии и оставила мужа ради богатого и влиятельного "Дато". Здесь тоже месть, месть за бесчестие семьи. Некоторые тбилисцы даже считают, что Саникидзе получил по заслугам. Но почему тогда Манану не застрелили вместе с любовником? И почему стрелял именно Акакий Джавахадзе? Много вопросов. Но именно так эта история и могла произойти. Она ближе к грузинскому взгляду на добро и зло. Могла бы, если бы не одно важное обстоятельство.

Австрийская полиция имела пухлое досье на Саникидзе, где он фигурировал как крупный авторитет "грузинской мафии". В местной прессе даже появились сообщения, что Саникидзе давал ФБР информацию против Япончика, с которым он был хорошо знаком и даже якобы сотрудничал. Но понять что-либо из сообщений австрийской прессы, за редким исключением, практически невозможно. Тем не менее Давид Саникидзе и Вячеслав Иваньков действительно были близки, и в этой близости было что-то непонятное, уходящее корнями в прошлое этих людей. Как бы там ни было, сам Саникидзе, давая однажды интервью русскоязычной нью-йоркской газете "Новое русское слово", открыто заявил, что "Япончик" является его другом.

Саникидзе был известен в Вене и другими своими связями. Его считали человеком президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе. Возможно, этот слух распространялся самим Саникидзе. А об австрийских политиках и говорить нечего. Это помогало ему создавать себе определенную репутацию неофициального представителя Грузии в Австрии. И в некоторых случаях он этим пользовался.

Однажды он обратился в правительство Австрии с просьбой закупить австрийские пистолеты "Глок", очень высокого качества, для сотрудников личной охраны Шеварднадзе. После этого обращения австрийцы пребывали в смятении. Они даже не могли понять, к какой категории, по меркам ООН, отнести Грузию. Они не могли решить, является ли Грузия страной "с неустойчивым политическим режимом", которому нельзя продавать оружие, или ее надо отнести к нормальным "развивающимся" государствам. Удивительнее всего было то, что Саникидзе просил для "личной охраны президента Грузии" не десять и не сто, и даже не пятьсот пистолетов, а 15 000.

О "загадку Саникидзе" будет сточено еще немало исследовательских зубов, прежде чем жизнь этого человека, с которым были связаны многие сильные мира сего (бывшие и нынешние), хоть как-то прояснится. В рамках же этой статьи нам показалось важным вытащить на свет лишь одну из сторон его жизни. И не только его.

В австрийском уголовном деле об смерти Саникидзе есть одна маленькая, но удивительная подробность, о которой австрийская пресса то ли не знает, то ли не придает ей значения. После убийства полицейские обыскали его дом в Вене и среди личных бумаг нашли удивительный документ, непонятным образом оказавшийся в распоряжении Саникидзе. Это была копия постановления французского суда от 1995 года об обвинении нескольких грузин, подозревавшихся в подпольной торговле наркотиками во Франции и Бельгии. Каким образом копия постановления оказалась у Саникидзе и сколько он за нее заплатил, остается загадкой и по сегодняшний день. Но дело даже не в этом.

Среди фамилий арестованных оказалась одна, которая, наверняка, более всего интересовала Саникидзе. Это фамилия Ониани. Но не Георгия, которого сейчас судят в Вене за убийство, а его брата, как утверждает французская юстиция, Тариела. Да, хорошо известный московскому РУОПу Тариел Ониани являлся, вместе с Джемалом Хачидзе и Захаром Калашовым, наиболее влиятельным лидером грузинских организованных преступных группировок в Москве. Саникидзе очень интересовался этим арестом, и содержание уголовного дела против Тариела Ониани и его людей дает внятное объяснение этому интересу. А возможно... и убийству Давида Саникидзе.

Третья версия

Четырнадцатого декабря 1994 года прокуратура Франции возбудила уголовное дело по факту "нелегального импорта или экспорта наркотиков, осуществленного организованной преступной группировкой". Начало этому уголовному делу положил доклад Центрального бюро по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, который, в свою очередь, был подготовлен на основе сведений, предоставленных Интерполом в Брюсселе. С этого доклада все и началось.

Дело в том, что 23 августа 1994 года бельгийские жандармы задержали в Антверпене человека по имени Рафаэль Микаэли. Он гражданин Израиля, родившийся в Грузии в 1953 году. Он был известен правоохранительным органам как один из активных участников разветвленной сети наркобизнеса. Так получилось, что его арестовали в тот момент, когда он собирался отправить по почте посылку в Париж. Согласно записи на бланке почтового отправления, посылка предназначалась Тариелу Ониани, проживавшему в номере 3077 гостиницы "Интерконтиненталь" в Париже. (Проведенная позже проверка подтвердила, что в это время Ониани действительно проживал в "Интерконтинентале").

Когда жандармы вскрыли посылку, они обнаружили там два фальшивых бельгийских паспорта и два удостоверения вида на жительство. Проверка документов показала, что они были похищены в Бельгии и затем подделаны на имена Давида Зоделава, родившегося в Тбилиси в 1954 году, и Тариела Ониани, родившегося в Ткибули в 1958 году. Бельгийцы начали тут же наводить справки и выяснили, что Ониани уже был осужден в Грузии за кражи, незаконное ношение оружия и торговлю наркотиками.

После этого полицейская машина заработала на полную мощь. Квартиру Микаэли перевернули вверх дном и нашли факсовое сообщение, отправленное 6 июля 1994 года Давидом Зоделава. Текст сообщения был составлен на английском языке и в переводе означал следующее: "Господину Рафо или Господину Зоделава Д. от Зоделава, отель Шантий, 34, бульвар Александра III, Канны". После этого, к делу подключились французы, которые, судя по материалам уголовного дела, начали проверять все контакты Ониани. Выяснилось, что он постоянно куда-то звонил по телефону. География звонков была весьма обширна: Израиль, Австрия, Голландия, Испания, Германия, а также внутри Франции. Звонил Ониани и Рафаэлю Микаэли.

В октябре того же года, когда французы уже изучали Ониани со всех сторон, из национального бюро Интерпола в Израиле было получено сообщение, что "лидер кутаисской организованной преступной группировки Тариел Ониани собирается встретить во Франции Сергея Михайлова, члена солнцевской преступной группировки, специализирующейся на контрабанде наркотиков..."

Эта же служба спустя месяц направила французам еще одно сообщение. По данным, полученным израильтянами в ноябре 1994 года, "два наркодельца, Джемал Хачидзе и некий "Зорик" или "Зорав", проживающий в Израиле, должны выехать в Париж, чтобы встретиться с Ониани по поводу создания на территории Франции и Израиля сети сбыта героина, поступающего из Афганистана через Россию".

Как выяснилось, 19 ноября 1994 года посольство Франции в Москве выдало визу на 15 дней Джемалу Хачидзе, родившемуся 16.06.37 в Грузии. Приглашение на имя Хачидзе было направлено парижским агентством "Idees Voyage". Этой информации для французов было вполне достаточно, чтобы начать тотальное наблюдение за Ониани и прослушивание всех его телефонных переговоров. И судя по некоторым отрывкам этих разговоров, приведенным в уголовном деле, французские полицейские должны были бы чувствовать себя крайне неуютно рядом с Ониани и его людьми.

Телефонное прослушивание разговоров Ониани позволило французам сразу же сделать вывод, что они имеют дело с "вором в законе" и шефом, как сказано в уголовном деле, "клана мафиозного типа, который происходит из грузинского города Кутаиси и связан с множество криминальных операций". Список этих операций крайне интересен: нелегальные поставки нефтепродуктов из Ирака, контрабанда сигарет в США и Испании, контрабанда водки, рэкет и установление контроля над банками и заводами в Грузии и России, крупные хищения денежных средств (15 миллионов долларов), торговля поддельными паспортами и визами, а также убийства, связанные с криминальными "разборками".

Первый "крутой" эпизод не заставил себя ждать и был зафиксирован службой наблюдения в январе 1995 года. 17 января телефон Ониани зазвонил, и некий Лексо Порчхадзе пожаловался, что его табачную фабрику буквальной силой захватил бывший министр обороны Грузии Гия Каркарашвили. (Когда мы готовили эту статью к публикации, нам удалось поговорить со знающими людьми в Тбилиси. Они утверждали, что если бы это был танковый завод, то Гия Каркарашвили, может быть, и решился бы его "захватить", поскольку кроме военного дела его больше ничего не интересовало).

Так или иначе, "22 января 1995 года Ониани попросил Левана Джангвеладзе, брата Мераба, связаться с Каркарашвили, чтобы тот договорился с Порчхадзе. По всей видимости, переговоры ни к чему не привели или их не было вовсе. Потому что уже 25 января на Каркарашвили было совершено покушение.

Приблизительно в 9 часов утра Георгий Каркарашвили и его бывший заместитель в министерстве обороны Паата Датуашвили выходили из здания общежития академии Генштаба, куда они оба поступили учиться после своей отставки. Прямо у подъезда их расстреляли из пистолетов Макарова два человека, которых потом так никто и не нашел.

Каркарашвили был без сознания, когда его привезли в больницу. Он был в тяжелом состоянии, но выжил, хотя одна из пуль попала ему в голову. А вот для Датуашвили это было последнее утро в его жизни. Он погиб на месте. Мы можем только представить себе, что чувствовал Георгий Каркарашвили, когда узнал об этой смерти. Это было уже не первое покушение на его жизнь, когда рядом погибали ни в чем не повинные люди.

Еще один интересный эпизод был зафиксирован службой наблюдения 11 февраля, когда с телефонного аппарата, принадлежащего Ониани, с абонентом в Израиле разговаривал некий Ровен Наор. Он объяснял своему собеседнику в Израиле, что если тот хочет помощи в освобождении своего отца, захваченного в заложники, то должен заплатить 500 тысяч франков. Согласно информации, полученной французской полицией, Ровен Наор, он же Бабаликашвили, по кличке "Роберт Бубачо", являлся бывшим израильским военным и уже арестовывался во Франкфурте в мае 1981 года, при попытке контрабанды 1,3 кг героина.

Однако все эти эпизоды из жизни Ониани во Франции происходили на фоне главных событий. В конце 1994 года Ониани объявил войну "Япончику" и Давиду Саникидзе, которые, как он полагал, перехватили у него законную добычу - 15 миллионов долларов одного грузинского банка, "лопнувшего" на глазах у обезумевших вкладчиков.

Эти миллионы были изначально "предназначены" клану Ониани, но вскоре он уже сам стал похож на одного из этих вкладчиков. Операцию "банкротства" в Тбилиси осуществил один из руководителей банка и бывший сотрудник КГБ некий Давид Чихашвили (так читается с французского). Он должен был переправить деньги из Грузии в Западную Европу и передать основную часть Ониани. Но в последний момент что-то произошло, и Чихашвили просто исчез из поля зрения Ониани. Как удалось выяснить его людям, деньги, украденные у грузинских вкладчиков, достались Иванькову и Саникидзе. Хотя до сих пор не ясно, как ему удалось получить эту информацию.

Дальнейшие события нарастали как снежный ком. Ониани был вне себя от ярости, и если попытаться перевести с французского перевода то, что он кричал в трубку, разговаривая с Джангвеладзе, то получится примерно следующее:

-- Япончик должен быть исключен из братства, а если он откажется, то его зарежут!!

-- Я этим займусь. Он оскверняет честь и ценности воров, - отвечает его собеседник.

Возможно, на некоторых фразах этой короткой беседы сказался французский литературный стиль, но в целом смысл сказанного передан весь, без остатка.

Вскоре люди Ониани умудрились поймать Чихашвили в Москве, и в какой-то момент Ониани засомневался, что за исчезновением банкира стоят Иваньков и Саникидзе. Чихашвили выкручивался, тянул время, обещал отдать миллион долларов сразу, а остальное потом. Его отпустили, но это "потом" так и не наступило. Чихашвили снова исчез. Тут уж Ониани завелся всерьез. Он уже не сомневался в том, что 15 миллионов долларов "перехвачены" Иваньковым и Саникидзе. "Я их не оставлю в покое! Они уже покойники... "Япончик", Саникидзе!!!" - кричал он в разговоре с одним из своих людей. А потом Ониани потребовал отправить "накачанных" ребят, чтобы те были готовы действовать. Чихашвили уже искали по всей Европе, и началась подготовка к войне.

Еще через несколько дней, когда Ониани и Джангвеладзе вернулись из небольшого отпуска, проведенного на весьма дорогом французском курорте Межев, к ним поступила информация, что Чихашвили скрывается в Бельгии, в одном из отелей Антверпена. И тогда Ониани приказал своим людям в Бельгии обыскать все гостиницы и найти беглеца. Одновременно Ониани и Ровен Наор уже обсуждали план похищения Чихашвили и даже его убийства, в случае если тот откажется выдавать деньги. Ониани даже решил отыскать сестру Чихашвили, жившую в России с мужем, чтобы взять ее в заложницы и начать торг с ее братом.

Что касается Иванькова, то мысль об этом человеке и о мести уже сводила его с ума. "Как бы найти то место, где "Япончик" купается в океане... Рано или поздно мы его найдем и вы..." (далее непечатно. - Р.Т.) Одновременно Ониани приказал своим людям в Москве заняться австрийскими визами и фальшивыми паспортами. Поддельными документами эту группировку обеспечивал бывший консул в посольстве Грузии Алекси Папуашвили. Ониани прямо по телефону потребовал, чтобы из консула выбили все необходимые документы.

Интересно, что в уголовном деле Иванькова, отбывающего сейчас срок тюремного заключения в США за вымогательство, есть один эпизод, который как-то перекликается с тем, что происходило по другую сторону Атлантики, в Европе. Во всяком случае, когда до него дошли слухи о начавшемся противостоянии, "Япончик" в долгу не остался. Какая-то грузинская группировка успела захватить недвижимость бизнесмена, который оказался "должен" мафии "Япончика". Ни о каком сочувствии бизнесмену речи не было. И акция прошла настолько, если можно так выразиться, беспардонно и неуважительно по отношению к Иванькову, что когда он узнал об этом в разговоре по телефону со своим человеком, то пришел в неудержимую ярость.

(Далее цитируем по расшифровке прослушивания ФБР, где текст в некоторых местах не нуждается в переводе)

-- Fuck him!(о должнике)

Человек Иванькова что-то испуганно и непонятно мямлит...

-- Don't fuck around! Никому никаких особых снисхождений! I'll fuck them all, the living and the dead!

Эпилог

Телефон - враг конспирации. Ониани это понял, когда 22 февраля всю компанию взяли бельгийские жандармы, чем буквально спасли жулика Чихашвили и его родственников в России. Скоро грузинских боссов переправили во Францию и передали в руки местного правосудия. Но конфликт разгорался. "Япончик" давил по всем направлениям, желая выдавить с московского рынка наркотиков Хачидзе. Михась, естественно, поддерживал Иванькова, но уже начал свою самостоятельную игру в кокаин.

На допросах Ониани и Джангвеладзе откровенно издевались над французскими полицейскими. Джангвеладзе на вопрос о своей профессии, весело ухмыляясь, ответил: "Моя профессия - каннибал..."

            Прошел год с небольшим, и судья в Ницце, возможно начитавшись ужасов из досье Ониани, счел за лучшее выпустить его из тюрьмы под залог до суда. И вскоре в Вене расстреляли Саникидзе. Суд над Ониани и другими должен начаться во Франции в октябре этого года. Но, как и на процессе в Вене над братом Ониани - Георгием, вопрос остается все тем же - станет ли предстоящее действо судом над мафией. (Русский телеграф, №160, 17.09.1998, ВЛАДИМИР ИВАНИДЗЕ, СОФИ ЛАМБРОСКИНИ)

Последние новости

08.12.2016, Украина

Чары Чарая
В Киеве выявлен вор «в законе», коронованный в 2014 году

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

Новости региона

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

173 333

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

26 дней

ПОДДЕРЖАЛО

44

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.