ДЕКАБРЬ 2016 г.
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2829301234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
Бегдаш Виктор (1954)
Курашвили Гоги (1995)
 
 
 

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

САША СУХУМСКИЙ, ПОСЛЕДНИЙ "ЧЕСТНЫЙ ВОР" СССР

18.02.1999 00:00, Московская область 9055

Комсомольская правда

Сын убитого милицейского начальника, сидя в камере изолятора, дал интервью корреспонденту "КП". И передал на волю письмо матери, воевавшей под Сталинградом...

Из досье "КП"

Сегодня в СНГ немногим менее 800 "воров в законе". В России - 387, около сотни из них находятся в местах заключения. Две трети всех воров - грузины (31,6 процента) и русские (33,1 процента). Армяне составляют 8,2 процента, азербайджанцы - 5,2 процента, узбеки, украинцы, казахи, абхазцы и другие национальности - 21,9 процента. Самая высокая концентрация "воров в законе" - в Московской области.

В январе по столичным шалманам разнеслось: арестован известный "вор в законе" Александр Шавдия, Саша Сухумский. Один из представителей кавказского преступного клана сидит в изоляторе временного содержания Мытищинского УВД за дела давние. В 97-м у Саши обнаружили 0,2 грамма наркотика и дали год условно. Сейчас приговор отменили, как чересчур мягкий. И "авторитета", который спокойно жил в Подмосковье с женой и тещей, вновь усадили на нары. До нового решения суда.

В его биографии есть любопытная строчка. Отец "вора в законе" был одним из руководителей (сам Саша уверяет - начальником) милиции Сухуми. На просьбу о встрече нам ответили, что двоих журналистов Саша уже послал куда подальше. Но свидание разрешили.

с ы н

Серый пуховый свитер, черная шапочка, натянутая на уши, - в изоляторе прохладно. Узкое спокойное лицо. Речь грамотная. В голосе ни малейшего вызова. Славная улыбка, ни понтов, ни растопыренных пальцев.

- "Комсомольская правда"? Интересно.

- У тебя действительно отец был начальником сухумской милиции?

- Ну... да.

- Ты что-то знал о его работе?

- Я маленький был, когда его убили. Помню только, мать привела меня  больницу, а он с перевязанным животом лежит. Сказал: "Не плачь..." И еня увели.

- Знаешь, кто это сделал и за что?

- Знаю, кто убил. А за что... Какая разница...

- Мысли не было занять место отца?

- Нет.

- Ты его любил?

- Да.

- Гордился им?

- Конечно.

- Когда убивают любимого отца, логично, если сын встает на его есто...

- Чтобы людей доставать, как он?!

- Ты часто в детстве дрался?

- Наш район назывался "Шанхай", в него входили дома вокруг вокзала.  мы до семидесятого года чуть ли не ежедневно ходили на соседей.

- Чем бились?

- А что под руку попадется. Дрын так дрын, кастет так кастет. Случалось, и цепями махались, и ножами.

- Ни разу не резали?

- Нет, я везучий. Да и старшие учили: "штакетины" - на самый крайняк. Но эти драки резко прекратились в начале семидесятых. Тогда совпало, что освободились многие "воры в законе". Они собрали авторитетных хулиганов города и сказали: еще одна махаловка - и всем головы отвернем.

Лет с тринадцати я ушел из дома, начал воровать. Карманник, кстати, самая тяжелая профессия. Это целое искусство.

- Не потерял навыков?

- Давно не практиковался, но при необходимости восстановлю ремесло. Это в крови уже.

- Много ли ума надо, чтобы кошелек у бабки стырить?

- Ну, у старух я никогда не воровал. Навара никакого, да и совесть надо иметь. Сухуми - город курортный, и мы чаще работали у вокзала: встречали "бауэров" - богатых клиентов, провожали их до дома отдыха и там чистили.

А в 16 лет нас с другом взяли в Сочи. Трое суток выслеживали, а потом налетели восемь бугаев, побили и кошелек подсунули. Карманника очень трудно поймать на факте.

- Жеглов в фильме такое с Кирпичом проделал. Без церемоний...

- Смотри, вот они, их церемонии... Саша поднимает голову и трогает сломанную переносицу.

- Дали два года. Сидел в Краснодарском крае, в Белореченской "малолетке". Там зона "красная", 80 процентов с повязками ходили. Я с самого начала ушел в глухую отрицаловку. Два месяца меня хором мудохали активисты. Потом я их ловил и бил поодиночке. Пока не отвязались.

С тех пор пять ходок было, тринадцать лет отсидел по зонам. При переводах за мной всегда присылали спецнаряд. Я - вор.

- Как же воры не смогли предотвратить войну в Абхазии, если они такие всемогущие?

- Ну, первую волну в 90-м именно "авторитеты" и остановили. А дальше... Это государственная политика такая. И Россия помогала - генералам возили "зелень" чемоданами...

Думаешь, чего я в Москве ошиваюсь по съемным квартирам? У меня в Сухуми мать. А приехать нельзя. Я ведь грузин наполовину. Сразу арестуют. Вот среди воров нет раздора, им все равно: какой ты национальности, какая в государстве власть.

- Слушай, я через неделю буду в тех краях. Кому привет передать?

- Матери. Скажи: у меня все нормально.

м а т ь

Старенькая мама сухумского "вора в законе" - в марте ей исполнится 75 лет - живет недалеко от моря. Я не поверил глазам: двухкомнатная квартирка в панельном доме, ободранные стены, кучи хлама на полу...

Лидия Петровна Шавдия, любимая мама одного из королей преступного мира, жалуется... на преступность.

- Ой, что у нас творится! Не знаешь, проснешься живой или нет. Сколько раз мне дверь ломали! Подчистили все, даже спичек не оставили.

- А Саша что же?

- Ой, вы только ему не говорите!

- Почему?

- Ну... не надо! Он так разволнуется...

о т е ц

- Лидия Петровна, ваш муж был начальником сухумской милиции...

- Не был он начальником. После войны его поставили заместителем начальника городской милиции по политической части. В комиссарах он ходил до 48-го года, а потом ушел замкомандира военизированной охраны на железную дорогу.

- А Саша говорил - начальник милиции...

- Это я ему так всегда рассказывала. Он еще маленький был, когда Аркадий Георгиевич умер.

- Как он погиб?

- В 68-м на него один грузин напал и избил. В тот же день муж скончался.

Комбат Аркадий Шавдия воевал под Сталинградом, как и его будущая жена. Познакомились в сорок пятом. У обоих - множество боевых орденов и медалей. А еще у мамы вора - осколок в легких.

м а т ь

Как и многие сухумские старики, по утрам она ходит за бесплатным супом от Красного Креста.  Сашины вещи, которые украли во время погрома, на днях увидала сохнущими на соседском балконе. Зато недавно прибавили пенсию - было 15 рублей, стало 30. Повысили как инвалиду Великой Отечественной.

- Сын помогает?

- Нет, да я и не хочу. Он, наверное, сам мучается. В Москве все так дорого...

Мама не видела сына шесть последних лет. Плохо видит, однако по ночам перечитывает мемуары Жукова. Очень скучает по Саше.

- Он с детства какой-то мягкий у меня был. Помню, пойдет в школу, купит булочку, девчонки его обступят, он им по кусочку отломит, а самому ничего не остается.

Провожая меня, мама вытащила из тощего кошелька пятьдесят рублей:

- Андрюша, покушайте! Жизнь у вас не сладкая, знаю.

Я сбивчиво начал отказываться. Запершило в горле.

с ы н

Я вернулся в Москву и добился вторичного свидания в Мытищинском ИВС. Вывели Сухумского. Он не выказал ни малейшего удивления. Поздоровался за руку. Я обалдел:

- Говорят, что воры ни с кем не ручкаются...

- Фигня это все, дешевка! - и засмеялся.

Отдал ему письмо, написанное матерью, и фотографии, сделанные в Сухуми. Саша расстроился.

- О черт, постарела как!

Рассказал ему о своих биографических исследованиях: мол, твой папа на деле был не совсем начальник милиции. Молчание в ответ. Долгое.

- Чем занимаешься в камере, Саша?

- Смотрю по телевизору все подряд. Сегодня "ящик" видел? Рудика убили...

- Ты его знал?

- Ага. Сидели вместе. Толковый вор. Он в Азию, помню, сначала свалил от погромов, потом в Москву. Здесь его и достали.

- Кто?

- Не знаю, я около года его не видел. Но конкуренты таким образом не расправляются. Больше на власть похоже.

- На милицию намекаешь?

- А чего тут намекать, кому еще он нужен? Где-то в начале 90-х Москва была забита ворами, рыл семьсот здесь гостили. А какие потом отстрелы пошли, помнишь? И большинство убраны "мусорами", я точно знаю.

- Сидеть не надоело?

- Привычное дело. Чем больше за решеткой провожу, тем больше убеждаюсь - система прогнила насквозь. Процентов девяносто сидят за ерунду или вообще ни за что. На бедных алкоголиков вовсю навешивают трупы. Следователя тоже понять можно: зарплата никакая, дел на него понавалили по горло. Вот и ищет какого-нибудь забулдыгу, тот с похмелья за стакан водки что хочешь подпишет.

Я с одним таким по камере соседствую. Правда, у него не убийство: соседка заявила, что стащил варенье из сарая - то ли сто банок, то ли пятьсот. Тот до сих пор в шоке. Ну, понятное дело, перепил, забрался в сарай за закуской. Но ведь он не Карлсон, чтобы пятьсот банок варенья зараз осилить.

- В каком году ты стал "вором в законе"?

- В семьдесят восьмом, в Сухуми.

- В двадцать один год? Не слишком ли молод был?

- Я к тому времени уже три срока отсидел.

- А сухумский начальник угрозыска говорил мне, что "крестили" тебя в Ростове.

- В те времена все "крестные" у нас были в Сухуми. И воры влияли на жизнь страны сильно. Это сейчас кругом отмороженные: только автоматы на уме. Но их время проходит.

- С чего ты взял?

- А то ты сам не видишь, как убирают всех подряд. Но воры выживут.

- Какой бы ты хотел жизни для своего будущего ребенка?

- Моего ребенка убили "мусора" еще в животе у матери.

- Как?!

- А ты спроси у жены...

ж е н а

Мы решили не публиковать фотографию Марины: волоокая красавица грузинка за месяц отсутствия мужа резко постарела. Все полтора часа, что я разговаривал с ней, она плакала.

В двух бедно обставленных, с ободранным полом комнатах на окраине подмосковных Мытищ, кроме Саши и Марины, проживает Маринина мама. Платят семьсот рублей, но за последний месяц квартплату не внесли. Перед приходом женщины заняли у хозяев четыре рубля на хлеб. Я узнал про это случайно. Попытался всучить им сторублевку. Марина сначала отказывалась ("Сашка узнает - убьет!"), потом взяла и разрыдалась.

- Марина, я поражен! Муж - уважаемый "вор в законе". Где золото, камешки, дачи?

- Не видел ты других воров! Это у меня один такой дурак. Остальные на виллах живут во Франции, в Америке... А он честный вор. У него старые принципы: ни убийств, ни "бригад" собственных. Только воровство и "разводы". "Рэкет-мэкет, палатку захерачить, это все не по мне!" - говорит.

- Друзей нет, чтобы помочь, что ли?

- Есть друзья, конечно! Только сами без денег сидят. Если не врут. Это он как дурак: последнее отдавал. А теперь люди поумнели...

Вздохнула тяжело. Вдруг улыбнулась сквозь слезы:

- Ты не смотри, что я так говорю. Я никогда бы за какого-нибудь прокурора не вышла замуж. Я люблю Сашу.

- За что?

- За что любят друг друга? Не знаю... Понимает он все. Все! Очень уважает гостей. Больше всего обижается, когда ты врешь. "Ты мои глаза видишь? Больше я тебя здесь видеть не хочу..." - так говорит. Клянусь матерью и Сашкиной свободой - он столько людей помирил! Случаев двадцать знаю.

- Марина, что было с твоим ребенком?

Говорит почти шепотом, чтобы снова не разрыдаться:

- Это в 90-м году было, у меня уже шестой месяц шел. Мы по Арбату гуляли, и тут менты... Сашке попадаться было никак нельзя, он ушел, а мне эти гады кошелек с двенадцатью рублями подсунули за то, что я рядом шла. Затащили на Арбате в пятое отделение. Придрались, что в паспорте московской прописки нет. Начали бить дубинками по почкам и по животу. Я кричу: "Помогите, у меня ребенок!"

- Ты, - говорят, - толстая, врешь! Говори, кто был рядом с тобой!

Убили моего ребенка за двенадцать рублей...

м у ж

Я на прощание спросил "вора в законе" Сашу Сухумского:

- Если все у вас с Мариной будет нормально и она родит тебе сына, чему учить будешь?

- Прежде всего - чтобы порядочным был. А навязывать свою волю не собираюсь.

- Ты бы хотел, чтобы он повторил судьбу отца?

- Нет, конечно. Это мучение. Кому оно нужно: по тюрьмам, лагерям и карцерам всю жизнь... Мне-то поздно по новой начинать, а ему пусть повезет больше.

P. S. Большое спасибо за помощь судье Мытищинского городского суда Шакиржанову Рафаэлю Сабиржановичу. (Комсомольская правда, 18.02.1999, №29, Андрей ПАВЛОВ)

Последние новости

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

31.10.2016, Армения

Кала… что?
Армения готова к новому партнерству

Новости региона

28.10.2016, Росбалт

«Авторитета» убили по сценарию из «Восточного экспресса»

23.10.2016, «Прайм Крайм»

Неволоколамск
Ильдар Асянов в СИЗО не признан вором

24.06.2016, «Прайм Крайм»

Под куполом «цирком»
Олег Пирогов в очередной раз может избежать тюрьмы

17.06.2016, «Прайм Крайм»

«И сынка, и папу гонют по этапу»
Вор «в законе» Костыль осужден к 3,5 годам строгих лагерей

17.05.2016, Росбалт

В Подмосковье задержали «вора в законе» по кличке Камо Московский

30.03.2016, «Прайм Крайм»

Ноев внучег
В Подмосковье задержан «законник» в третьем поколении

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

134 839

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

35 дней

ПОДДЕРЖАЛО

37

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.