Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

СЕМЬ ДЕЛ ПРОТИВ НАЧАЛЬНИКА

14.08.1999 00:00, Ханты-Мансийский АО 2576

Новости Югры, Сургут

Эта история началась не один год назад, но до сих пор так и не получила своего логического завершения. За минувшее время о ней не раз рассказывали местная газета "Сургутская трибуна", весной прошлого года - "Новости Югры".

... В Сургуте в 1996 году складывалась очень сложная криминогенная обстановка. По данным правоохранительных органов, в городе находилось семь "воров в законе", 30 лидеров различных преступных групп, в рядах которых насчитывалось около 160 "бойцов".

Управление по организованной преступности при УВД автономного округа в ноябре 1996 года направило в здешний отдел по организованной преступности нового начальника - тридцатипятилетнего майора П.Драгоморецкого. Прибыл Петр Иванович на повышение из Нижневартовска, где он возглавлял отделение спецотдела быстрого реагирования (СОБР).

П.Драгоморецкий имеет высшее юридическое образование. Еще во время срочной службы в армии прошел через Афганистан, где получил не только награды, но и ранение. Позже, уже работая в правоохранительных органах, принимал участие в боевых действиях в Чечне, за успехи в правоохранительной деятельности приказом министра внутренних дел России ему было досрочно присвоено звание майор.

Наступление на организованную преступность началось весной. В марте после блестяще разработанной и проведенной операции отдел возбудил уголовное дело в отношении "вора в законе" Чхиквишвили (впоследствии он "получил" семь лет и шесть месяцев колонии строгого режима), в апреле в отношении "вора в законе" Кадиева.

Преступный мир Сургута был в шоке от столь стремительного развития событий, складывающихся не в его пользу, однако очень скоро начальнику местного отдела по организованной преступности и его сотрудникам стало вовсе не до ревностного исполнения своих служебных обязанностей.

А случилось вот что. Уголовное дело в отношении Кадиева было возбуждено работником ООП капитаном В.Береговым по факту его хулиганских действий. Несколькими днями позже прокурор города, старший советник юстиции А.Маркин запросил материалы и вынес постановление об отмене постановления о возбуждении этого уголовного дела.

Драгоморецкий, естественно, доложил об этом своему руководству в управление, которое, в свою очередь, обратилось за помощью к прокурору автономного округа, старшему советнику юстиции Ю.Бедерину. Одновременно Петр Иванович вышел с этим вопросом на членов комиссии Генеральной прокуратуры России, работавшей как раз в то время в Сургуте. Уголовное дело в итоге было вновь возбуждено.

- Драгоценное время, между тем, (почти две недели) было упущено, из-за чего нам не удалось "по горячим следам" провести все неотложные следственные действия, - вспоминает П.Драгоморецкий. - К тому же, Кадиев из города выехал и вернулся только тогда, когда избитые им и его подручным люди претензий к нему, надеюсь, вполне по понятным причинам, уже не имели. Дело в суде было прекращено за примирением сторон.

Именно в тот период в жизни отдела началась черная полоса. Далее цитирую статью "Ответ прокурору", опубликованную в "Сургутской трибуне" в марте прошлого года.

18 марта 1997 года. Возбуждается уголовное дело в отношении "вора в законе" Чхиквишвили (Дато) за вымогательство.

12 апреля 1997 года. "Вор в законе" Кадиев (Богдан) совершает в кинотеатре "Аврора" хулиганские действия в отношении директора кинотеатра.

15 апреля 1997 года. Оперуполномоченный ООП В.Береговой возбуждает уголовное дело в отношении Кадиева за хулиганство.

18 апреля 1997 года. Прокурор г.Сургута А.Маркин отменяет постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Кадиева.

24 апреля 1997 года. Возбуждается уголовное дело в отношении Берегового за превышение властных полномочий при помещении В.Карста (он "проходил" по другому делу - Ред.) в ИВС в марте 1996 г., то есть год спустя после этих событий.

25 апреля 1997 года. Прокурор города дает санкцию на арест Берегового.

29 апреля 1997 года. Возбуждается уголовное дело в отношении начальника Сургутского ООП П.Драгоморецкого по ст.293 ч.1 УК РФ за халатность. В тот же день возбуждается уголовное дело в отношении Драгоморецкого за воспрепятствование осуществлению правосудия, выразившееся в укрывательстве Берегового.

16 мая 1997 года. П.Драгоморецкий дает интервью газете "Сургутская трибуна", в котором повествует об уголовном преследовании сотрудников ООП и подвергает критике прокуратуру.

19 мая 1997 года. Зам.прокурора А.Пономарев возбуждает уголовное дело в отношении Драгоморецкого по ст.294 ч. 3 УК РФ за умышленное вмешательство в ход предварительного расследования путем создания негативного общественного мнения через "Сургутскую трибуну".

30 мая 1997 года. Прокурор г.Сургута А.Маркин дает в "Сургутской трибуне" ответ на интервью Драгоморецкого, обвинив последнего в дезинформации и передергивании фактов.

4 июня 1997 года. П.Драгоморецкому предъявляется обвинение в халатности по ст.293 ч.1 УК РФ.

5 июня 1997 года. Драгоморецкий отстраняется от занимаемой должности.

10 декабря 1997 года. Суд под председательством В.Тюменцева, рассмотрев дело Драгоморецкого, направляет его на дополнительное расследование.

21 января 1998 года. Прокуратурой г.Сургута возбуждено уголовное дело в отношении Драгоморецкого по ст.285 УК РФ за злоупотребление должностными полномочиями (хотя 5.06.97 г. он отстранен от должности).

10 февраля 1998 года. Кассационная инстанция окружного суда отклоняет частный протест прокурора г.Сургута на определение Сургутского городского суда о направлении дела Драгоморецкого на дополнительное расследование. Определение Горсуда остается в силе.

Уголовные дела возбуждались в отношении других сотрудников ООП, но все они прекращены..." Вот такова хронология событий.

Крайне важно отметить, что в нашу историю, вне всякого сомнения, вмещался мундирно-личностный фактор, назовем его так, который в определенной степени и предопределил ход ее развития.

В подтверждение первого есть смысл, на мой взгляд, дать выдержки из "Искового заявления о защите чести и достоинства и взыскании морального ущерба", которое в марте нынешнего года прокурор А.Маркин направил в Сургутский городской суд по поводу появления в "Сургутской трибуне" того самого интервью П.Драгоморецкого. "Я намерен воевать с бандитами, а не с прокуратурой".

В этих выдержках Алексей Петрович приводит цитаты высказываний Петра Ивановича. Цитирую. "Сначала с прокуратурой у нас сложились рабочие отношения, во всяком случае, палок в колеса нам не вставляли.

се началось с того, что прокурор города Алексей Петрович Маркин предупредил нас, что у него есть оперативная информация, будто мы занимаемся прокуратурой и лично им. Возможно, это была накачка со стороны тех же преступных сообществ, которые запустили дезинформацию, чтобы поссорить наш отдел с прокуратурой, столкнуть нас лбами".

"Дело (в отношении Кадиева - Ред.) уже было возбуждено. Но, как я потом узнал из своих источников, была дана команда (прокурором города - Ред.) материалы (дело Кадиева - Ред.) нам не возвращать. Я доложил своему начальству... Часа не прошло, как мне звонит прокурор Маркин, представляется официально. А потом: что это ты, Петр Иванович, на меня жалуешься в вышестоящие инстанции? В дальнейшем разговоре прозвучала угроза разделаться с нашим отделом в течение недели в случае "войны" с прокуратурой".

"Я считаю, со стороны прокуратуры было попустительство. Некомпетентность действий работников прокуратуры в итоге сыграла на руку "вору в законе".

"Но прокуратура в покое нас не оставила".

"Тогда мы уже эти действия прокуратуры восприняли как препятствие. Дальше - больше..." "Давка. Всем ясно, что дела, возбужденные в отношении Берегового и меня, будут прекращаться. Там все надуто, а надутое никогда не склеится".

Далее А.Маркин просит городской суд"...обязать Драгоморецкого принести мне извинения за свои высказывания в интервью.., которые порочат мою честь, достоинство и деловую репутацию..." Были у Алексея Петровича и другие поводы для неудовольствия действиями начальника отдела с организованной преступностью.

В октябре 1998 года, к примеру, в прокуратуру автономного округа от прокурора Сургута поступило заявление о привлечении к уголовной ответственности Петра Ивановича якобы за клевету в его адрес.

Это уголовное дело могло стать уже седьмым (до этого за всю многолетнюю работу в органах правопорядка он ни разу не привлекался к уголовной ответственности), которое было бы возбуждено в отношении П.Драгоморецкого.

Что касается его самого, то в какие только двери не стучался бывший начальник отдела со своей бедой, но... Более сорока (одних только письменных) обращений он направил в различные инстанции. Дважды дело Петра Ивановича рассматривал суд и каждый раз, находя его "недоработанным", направлял на доследование.

Последний раз это произошло весной прошлого года.

Не трудно себе представить, что испытывает в душе человек, находясь столь долгое время в таком подвешенном состоянии да еще под подпиской о невыезде. Будучи уверенным в собственной невиновности, во многих своих обращениях Петр Иванович просит только одного - быстрее вновь довести дело до суда или же закрыть его за отсутствием состава преступления.

Если честно, то мне кажется, что если бы П.Драгоморецкий смирился с тем, что с ним произошло, то его невзгоды бы уже давно закончились. Ведь в июне 1997 года старший следователь прокуратуры Сургута, юрист первого класса Л.Байгозин вынес "Постановление о прекращении уголовного дела", в котором черным по белому написано буквально следующее:

"...Уголовное дело... в отношении Драгоморецкого Петра Ивановича по факту вмешательства в какой-бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя в целях всестороннего, полного и объективного расследования дела, которое выразилось в предоставлении в следственные органы документов о том, что с 24.04.1997 года Береговой (тот самый сотрудник ООП, в укрывательстве которого был обвинен Петр Иванович -Ред.) направлен в служебную командировку в г.Москву, хотя фактически он находился в отпуске, прекратить за отсутствием в его действиях состава данного преступления..."

Другой бы на месте майора, как говорится, радовался да помалкивал, а он возьми и подай в суд на прокурора города А.Маркина "... за причиненный мне моральный ущерб", - говорится в исковом заявлении П.Драгоморецкого, выразившийся в публикации статьи в местной газете "Сургутская трибуна" от 17.03.98 г.

"Уголовное дело Берегового В.А.", где прокурор Маркин А. прямо указывает, что Береговой В., узнав 24.04.97 г. от Драгоморецкого о возбуждении уголовного дела в отношении Берегового, скрылся от органов предварительного следствия прокуратуры с помощью Драгоморецкого, который якобы при этом дал неверную справку следователю о том, что Береговой... уехал в командировку в Москву. Этим самым прокурор... обвинил меня в совершении противоправных действий..."

Чем это все закончилось? Об этом сам же П.Драгоморецкий в своем заявлении прокурору автономного округа, старшему советнику юстиции Ю.Бедерину впоследствии написал так: "... 12 апреля 1999 года в Сургутском суде... состоялось заседание суда по моему иску к Маркину А. На заседании Маркин А. представил постановление об отмене постановления о прекращении уголовного дела в отношении меня, как незаконно вынесенного... ст.следователем Сургутской прокуратуры Байгозиным Л. Таким образом, прокурор Маркин А., пытаясь уйти от гражданской ответственности, из корыстной личной заинтересованности использовал служебные полномочия..."

Не могу сказать, насколько верным с точки зрения закона было вынесенное прокурором города постановление (как, впрочем, и все остальные принятые им решения) об отмене постановления старшего следователя, но факт остается фактом. В июне нынешнего года Петру Ивановичу из Ханты-Мансийска, наконец-то, пришел долгожданный документ, в котором, в частности, говорится: "... Дело (в целом -Ред.) окончено расследованием и прекращено 19 мая 1999 года следователем по особо важным делам прокуратуры округа Варфоломеевым..."

Казалось бы, победа! Но это радостное сообщение, необходимо заметить, имеет следующую приписку: "...В настоящее время прокуратурой округа проверяется законность и основательность прекращения уголовного дела..." Выходит, окружная прокуратура проверяет сама себя. Если по правде, мне уже боязно этой публикацией "накаркать" чего-нибудь недоброго. Получается, что в ней П.Драгоморецкий опять "высовывается". Вдруг эти законность и основательность не будут найдены, и тогда решение вопроса снова затянется на долгие месяцы, а может быть и годы.

Не следует забывать, что в случае оправдания Петра Ивановича (а он убежден: оно рано или поздно все равно состоится), кому-то придется отвечать за то, что произошло.

Человеку ведь, по сути дела, жизнь сломали. Когда из-за возбужденных уголовных дел городская прокуратура отстранила П.Драгоморецкого от занимаемой должности, а затем его вывели за штат, он, лишенный заработной платы, в расцвете сил, находясь на пике своего профессионального мастерства, вынужден был подать рапорт об уходе на пенсию и оставить работу, которую любил и умел хорошо делать.

Другого выхода у бывшего начальника отдела просто не существовало, ибо надо было как-то содержать семью. Начнись эта грустная история сегодня, она, вполне вероятно, имела бы совершенно иное развитие. Дело в том, что когда П.Драгоморецкий пришел в отдел по организованной преступности, он тогда находился в подчинении своего регионального управления, которое, с одной стороны, являлось федеральным, а с другой - находилось при УВД автономного округа. Руководство Петра Ивановича в то время не имело возможности постоять за него должным образом.

Минувшей весной правительство ликвидировало эту двойственность: силовые структуры, занимающиеся этим важным делом, теперь являются только федеральными, поэтому сургутский отдел (сейчас он именуется отделом по борбе с организованной преступностью) нынче подчиняется только своему управлению, расположенному в Нижневартовске.

Недавно Москва приняла решение пойти еще дальше в вопросах организации силовиков, опекающих, так сказать, элитный криминалитет. Для их более успешной работы в регионах теперь созданы спецпрокуратуры, которые в том числе осуществляют контроль законности действий отделов по борьбе с организованной преступностью. Жизнь показала, что в интересах дела такая реорганизация, предполагающая независимость действий этих органов от местной Фемиды, крайне необходима, ибо специфичность их работы не учитывать просто нельзя.

Видимо, история Петра Ивановича не является исключением в жизни правоохранительных органов, ведущих войну с "крестными отцами" уголовного мира, желающих навязать обществу свои порядки. Наверное, обращения, подобные тем, что писал П.Драгоморецкий в высшие инстанции, не раз приходили и из других регионов страны. Наконец-то, в столице к ним прислушались, однако герою нашего повествования от этого уже не легче. И это очень грустно. (Новости Югры, №89, 14.08.1999, Александр Атаманенко)

Последние новости

08.12.2016, Украина

Чары Чарая
В Киеве выявлен вор «в законе», коронованный в 2014 году

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

Новости региона

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

173 333

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

28 дней

ПОДДЕРЖАЛО

44

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.