Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

КТО СО "СТВОЛОМ" К НАМ ПРИДЕТ...

11.01.2000 00:00, Томская область 3714

Томский вестник

 Промозглым январским утром 6 января в сопровождении родных и близких с томского аэропорта отбыл в последний путь, в Грузию, Джанкарашвили Ушанги Иванович, больше известный под кличкой Гиви. Пять раз осудив к разным срокам лишения свободы, может, и не была для него Родина самой нежной из матерей, и все же упокоиться с миром этот человек хотел только там, среди гор, рядом с могилами предков. А для окружения воля вора в законе непререкаема. Даже тогда, когда тело некогда властного и по-своему талантливого организатора разномастной криминальной публики простерлось бездыханным в луже крови на собственной кухне.

Таков конец томского лидера преступного мира, приконченного почти в упор пулей калибра 6-35. С таким оружием впору идти на медведя, а здесь, попав в глаз, убийца произвел еще один, контрольный выстрел в голову. Чтоб уж наверняка...

О мертвом Гиви близкие хранят молчание

О мертвых принято говорить или хорошо или никак. Вот и припоминает знакомая грузинской семьи, что в последнее время все помыслы этого 54-летнего, тяжело больного человека были связаны с пятилетним внуком, которого он хотел видеть в ряду высокообразованных людей. Ему он стремился дать все то, в чем сам был обделен. С трех лет к этому грузинскому мальчику, сыну студентки третьего курса медуниверситета, ходит преподаватель, обучая иностранным языкам. По настоянию деда занимался он еще и в художественной школе, увлекался музыкой.

Сам Гиви, по заверениям собеседницы, которым не противоречат и сведения РУБОПа, особенно в последний год жизни фактически не выходил из своей томской квартиры на десятом этаже по улице Дербышевского, 26-а, если не считать частых, вынужденных отлучек в госпиталь. В последний раз он там находился на положении лежачего и домой вернулся только в декабре, слегка взбодренный лекарствами.

И все же столь неожиданный финал не вполне укладывается в слухи о полной безобидности Гиви, широко бытовавшие в Томске. Если вообще применимо это определение к вору в законе - человеку, сознательно поставившему себя в оппозицию обществу.

Огласки такого рода деятельность не терпит по тому же воровскому закону, одним из столпов которого как раз и был Гиви. Его имя в единственном увидевшем свет печатном реестре воров в законе значится под номером 65. В числе еще 266 таких же. Наверное, потому мужчины из ближнего окружения, сгрудившиеся у гроба поверженного столпа, сразу пресекли все попытки корреспондента "ТВ" побольше узнать о жизни убитого:

- Не допускал покойный разговоров о себе. Ни к чему вести их и сейчас.

Путевку в безбедную жизнь выдал Владимирский централ

И все же не вся жизнь вора в законе скрыта завесой секретности. Слишком заметный след в людских судьбах и милицейских бумагах оставил этот человек, на счету которого пять судимостей.

Впервые осужденный в 19 лет Ленинским судом Тбилиси к двум с половиной годам лишения свободы Гиви в общей сложности провел "за колючкой" более 20 лет. Причем суровую школу выживания в зонах он проходил с весьма и весьма краткими промежутками отдыха на воле.

К тому моменту, когда в 1980 году он был осужден за особо тяжкое преступление к 14 годам лишения свободы, в преступном мире он уже пользовался завидным авторитетом и в тюрьму входил, как в дом родной. Даже в такую, как печально известный Владимирский централ, куда его на этот раз доставили из Грузии "мотать срок".

Очевидно, как раз в этих стенах, где в тот момент собралось несколько воров в законе, всякого навидавшийся южанин впервые был принят не как свой среди своих, а как признанный лидер. Достоверно известно, что в отличие от, так называемых, лаврушечников - криминальных лидеров из кавказцев, сумевших купить себе титул вора в законе, Гиви был коронован (то есть наделен воровскими полномочиями) по всем правилам: в присутствии не менее двух криминалитетов за особые заслуги перед преступным миром. Кстати, в числе последних особо ценится умение сколачивать разрозненную воровскую публику и получать преступные доходы.

Облеченный именно тогда высшим воровским званием и непререкаемой властью над судьбами и доходами братвы, Гиви взвалил на себя также и обязанности по соблюдению пресловутого воровского закона, этакую своеобразную роль третейского судьи в разрешении разного рода теневых конфликтов. С тем и отбыл по этапу на Родину в связи с развалом Союза, где и был вскоре освобожден по амнистии.

С этого момента начинается теневой период в жизни Гиви. Больше, вплоть до смерти, он уже за решетку не попадет. По той простой причине, что вору в законе полагается загребать жар чужими руками. Вполне можно назвать этот период еще и томским, поскольку здесь, задержавшись на свободе целых семь лет, он постепенно стал для значительной части разномастных теневиков второй, если не единственной, признаваемой властью. Именно им был назначен нынешний томский положенец, этакий своеобразный предисполкома преступного мира, выполняющий всю рутинную работу по поддержанию власти хозяина.

А вот почему Гиви обосновался в Томске - разговор особый.

Вожак уж больше не устраивал стаю?

Обычно определяет хлебное место вышедшему на свободу вору в законе сход крупных авторитетов, который совмещается со своеобразным пикником по случаю его освобождения из мест заключения. Не исключено, что о далеком провинциальном Томске речь тогда зашла потому, что место это оказалось уже обжитым другим грузинским коронованным вором - маленьким, подвижным, как ртуть, Ленчиком. Предположительно, уже тогда этот непоседа облюбовал себе местечко потеплее. Во всяком случае вскоре после прибытия в наши края сановитого соотечественника, он Томск покинул.

Гиви, напротив, производил впечатление человека обстоятельного. Может быть, даже до неприличия, с точки зрения воровской морали, поскольку на новое место жительства он прибыл хоть и с неофициальной, но, по сути, семьей.

В отличие от славянских воров в законе, большинство из которых до сих пор главным для себя считают воровское братство, презрение к власти и своеобразно понимаемую свободу личности, Гиви принадлежал к той новой генерации кавказских криминалитетов, которые, не складывая с себя полномочий коронованного вора, стали обзаводиться семьями. Видимо, с помощью своей Лали хотел Гиви за счет криминальных сверхприбылей создать себе надежные тылы на долгие-долгие годы. Тем более что здоровье, расшатанное употреблением наркотиков, было явно уже не то. Да и нередкие в былые годы загулы по кабакам явно не улучшали состояние печени...

Но тот "браток" ( по описанию свидетелей, не славянин, но говорящий без акцента), которого, по сути, уже немощный Гиви встретил похлопыванием руки, смешал все карты опытного игрока. Не потому ли, что и впрямь притупилось чутье у больного хищника?

Вместе с Гиви уходит и его эпоха?

Среди различных легенд, ходивших об этом человеке еще при жизни, были и такие, как от щедрот своих мог он поддержать страждущего, коли тот являлся к нему со слезной мольбой.

Однако, по мнению начальника РУБОПа Владимира Мысина, при всем личном конформизме Гиви, не в состоянии оказался вор в законе хоть сколько-нибудь позитивно повлиять на главную проблему всех томичей - сложную криминогенную ситуацию в Томске.

Напротив, известно, что именно в это семилетие в Томск прибывают еще два грузинских вора в законе - Рустам и Дато, коронуется грузин - Мамука. Предпринимается ряд попыток коронации других неславянских воров. Быстро набирает силу (прежде, чем в очередной раз угодить в СИЗО) Гром - славянский вор в законе из местных. Были годы, когда в небольшом провинциальном городе собиралось до пяти крупных криминальных авторитетов, и он именовался не иначе, как их отстойник.

Что и говорить, было кому приструнить бепредельщиков. Однако как раз в это время одна за другой, как грибы после дождя, начинают поднимать головы азербайджанские группировки, набирают силу несколько банд отморозков, в том числе небезызвестная рожинская, не признающая уж вовсе никакого закона. Заметно возросло число "блатарей", разъезжающих по томским улицам на иномарках, но спокойнее от них не становилось. И не только для простого обывателя.

Один за другим от выстрелов погибли Рустам, Дато, затем и Мамука. И вот дошла очередь до последнего грузинского вора, пытавшегося обжиться в наших краях.

Со смерью Гиви в Томске на свободе не осталось ни одного столпа воровского закона, если не считать периодически наезжающего сюда Мираба. Похоже, томская милиция решила взяться за свои прямые обязанности без оглядки на криминалитеты и их неписаные правила. Но к уже имеющимся прибавилось еще одно нераскрытое убийство... (Томский вестник, 11.01.2000, №2, Татьяна НИКОЛАЕВА)

Последние новости

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

31.10.2016, Армения

Кала… что?
Армения готова к новому партнерству

Новости региона

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

134 839

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

34 дня

ПОДДЕРЖАЛО

37

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.