Зеркала сайта:
http://primecrime.net
http://vorvzakone.ru
http://russianmafiaboss.com

информационное агенство

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

ТЯЖКАЯ ДОЛЯ - ЗЕКИ ВЫХОДЯТ НА ВОЛЮ

20.07.2000 00:00, Оренбургская область 2944

Яикъ, Оренбург

- Да, прибавили вы мне головной боли с этой амнистией.

- А вам-то что? Радоваться надо...

- Так ведь вы только "замок снимете", а мне их обуть-одеть надо и до дому проводить.

Этот разговор состоялся недавно в одном из кабинетов штаба исправительной колонии N8 на Сулаке. Участниками его были трое. С корреспондентом беседовали заместитель начальника учреждения по воспитательной работе Сергей Андреев и "смотрящий" за Оренбургом коронованный "вор в законе" Рашид Хачатрян.

Последний раз я был на этой зоне, именуемой в народе просто "восьмеркой", лет десять назад. По долгу службы, конечно. С тех пор в стране изменилось многое, сменилась даже сама страна. Но здесь внешне все осталось по-прежнему: тот же свежепобеленный высокий бетонный забор, та же над ним зловещая паутина из колючей проволоки и вышки, вышки, вышки - надежные спутники неволи.

Лязгнул последний электрический замок, надежно замыкающий череду тяжелых металлических дверей, и мы оказались в месте, хотя и не столь отдаленном по расстоянию, но весьма неблизком по времени здешних сроков отсидки. Где-то неподалеку под лай овчарки с надрывной тоской чаялась (на блатном жаргоне - "надеяться", "ожидать") в динамиках магнитофона печально знаменитая "Таганка". Тревожные позывные зоны.

Оговорюсь сразу, что мой сопровождающий С.Н. Андреев был предельно откровенен и показал все, без купюр. Около двадцати лет назад мне довелось проходить срочную службу в КрасЛаге (Красноярских лагерях), и внутренний уклад колонии был в общем-то знаком и понятен.

- Это - "красная зона". Хотя и строгого режима, - говорит Сергей Николаевич. - Как-то в одном из писем матери к осужденному после ее посещения нашей колонии мы прочитали: "Вот теперь я понимаю, почему тебе неймется на воле. Здесь хлеб надо отрабатывать, а не отсиживать".

Кстати, заметим, что здесь вся исходящая и входящая корреспонденция в обязательном порядке перлюстрируется. Таковы требования режима.

На сегодняшний день в области действуют семь исправительных колоний и три следственных изолятора. В ИК содержится около 18 тысяч заключенных, 60-65 процентов из которых - местные.

На "восьмерке" сейчас отбывают свой срок две с половиной тысячи осужденных, 70 процентов из них - рецидивисты. Амнистии подлежат 600 человек. В том числе за тяжкие, особо тяжкие и рецидивные (неоднократные) преступления.

А вот наш медпункт, - продолжил экскурс Сергей Николаевич. - Здесь мы можем оказать практически все виды экстренной медицинской помощи. Разумеется, бесплатно. Есть у нас и свой наркологический кабинет...

Кстати, огромное количество осужденных поступают сюда с сильнейшей наркотической и алкогольной зависимостью, и период их адаптации к здоровому образу жизни проходит крайне болезненно. Заключенных с открытой формой туберкулеза этапируют в Новотроицкую тубзону. Болшинство из них вскоре тоже выйдут по амнистии. Кстати, палочка Коха в зоне вполне ликвидный товар - туберкулез как покупается, так и продается. За хорошие деньги, конечно. Сегодня на "восьмерке" мотают срок уже 14 больных СПИДом. И в условиях, когда в каждом отряде здесь по 5-6 "обиженных" (иначе говоря "голубых" или, как они себя сами называют, "слабохарактерных"), можно только представить возможные последствия.

Есть в ИК-8 и своя 11-летка, и ПТУ, где готовят каменщиков, штукатуров, электросварщиков, электромонтажников. Есть и своя библиотека на пять тысяч книг, и даже свой клуб.

Сегодня на "восьмерке" 400 бесконвойников, около 170 человек ежегодно условно-досрочно освобождаются. На промзоне работают 350 заключенных. Легко подсчитать, что общественно полезным трудом здесь занят лишь каждый третий отсиживающийся. Остальные просто "топчут зону". Причина по нынешним временам вполне банальна - нет заказов, как нет и инвестиций на развитие производства. Зато здесь есть три современнейших мельницы, перерабатывающих в сутки до 50 тонн пшеницы. Есть вполне производительные линии по производству шлакоблоков, керамзитоблоков и даже бетонных панелей и перекрытий. Есть и свой швейный цех. Но главное - есть дешевая, почти бесплатная рабочая сила, годами напролет изнывающая от смертной тоски и безделья. А это, как известно, - одна из главных составляющих многих преступлений. Вероятно, нищему государству есть прямая выгода заглянуть и за этот высокий забор, а не "щипать" (то есть "красть") из карманов честных налогоплательщиков. Заходим в общежитие (заметьте - не "казармы" и не "бараки"). Чистенькие простыни и наволочки. В каждом общежитии - холодильник, забитый продуктами с воли, и обязательный телевизор. Мама дорогая, подумалось, за что же мы "сотоварищи" в свое время отмотали в армии по два года, выполняя (согласно тогдашней Конституции) "священный долг и почетную обязанность каждого гражданина".

Но, как говорят юристы, "сравнение - не доказательство". И мы двинулись дальше по дороге, которая привела... к храму. В "восьмерке" тридцать человек истово верующих, 38 были приобщены к Господу путем крещения только за этот год. Нас встретили двое - староста церкви и его помощник. Весьма вежливые и столь же набожные ребята - Вячеслав Чебруков и Анатолий Павлов.

Интересуюсь: "За что сидите?" Оказалось, что оба - за убийство. Церковный староста во время разбойного нападения при попытке кражи автомобиля "замочил" сторожа гаражного кооператива (18 лет лишения свободы), а его помощник (10 лет) пристрелил сына одного известного руководителя Оренбурга. А так все как у людей. Единственное, как показалось, наказание, которое они действительно несут, - лишение свободы. И в основном - за лишение жизни и здоровья безвинных людей. Впрочем, в связи с амнистией многие из зеков в полной мере не испытали даже и этого. А между тем, только на "восьмерке" 70 процентов заключенных - рецидивисты (то есть сидящие по третьей и более "ходке"). Общая статистика свидетельствует, что каждый третий осужденный вновь возвращается в места лишения свободы. Не знаю, каким местом думала Государственная Дума, но, пораскинув непосредственно мозгами, легко понять, что эта "кривая дорожка" будет вымощена не "благими намерениями", а снова чьими-то жизнями и здоровьем.

Когда вернулись в штаб, я попросил принести мне любое дело амнистируемого. Принесли. Без содрогания приговор нельзя даже прочитать, не говоря уже о том, что пришлось вынести жертве. Неоднократное групповое изнасилование в крайне извращенной форме. И как только эти изверги во плоти не истязали безвинную девушку, искалечив ей на всю жизнь и здоровье, и психику. И вот, поди ж ты, - свободен! Понятно, если бы отпустили человека, умыкнувшего мешок зерна из чужих закромов.

От мрачных мыслей отвлек стук в дверь кабинета. Вошел интеллигентного вида мужчина в темных очках. Вежливо поздоровался и представился - Рашид Хачатрян. Так состоялась наша короткая беседа. Оказывается, он приехал назначить на зоне "смотрящего". Предыдущий накануне "откинулся", кстати, тоже по амнистии. Криминальный статус сей должности весьма прост - распределять "общак" и "разводить" конфликты. Впрочем, вполне вероятно, что к этому могут добавляться и другие "функциональные обязанности". Как утверждает администрация зоны, это в какой-то мере ей даже помогает. Возможно. Дело не в том. Досадно то, что даже воры имеют чувство ответственности и никогда не "кидают" своих. В отличие от государства. Сознавать это обидно, но признать необходимо.

Мы попрощались. И я с облегчением вышел на волю. Все так же где-то лаяла овчарка, и все так же чаялась в динамиках незабвенная "Таганка", вероятно, уже по второму или третьему разу. Вдруг подумалось, что все возвращается на круги своя - и люди, и нелюди, и даже магнитофонная пленка. Возможно, еще лет через десять мы снесем даже этот бетонный забор и запросто будем ходить к своим мучителям в гости, с именем Господа на устах отпуская им "все тяжкие". Но тогда, простите за богохульство, нам для начала надобно надеть терновые венки и всем скопом покаянно взойти на Голгофу. А пока мы - не боги, а всего лишь человеки. И жить нам, значит, престало по-человечески. (Яикъ, Оренбург, 20.07.2000, №29(70), Юрий СЕЛИВЕРСТОВ, Андрей САБОВ)

Последние новости

20.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Краснодарский край

«Стрелка» с «белкой»
В Горячем Ключе задержан вор «в законе» Саркис Сельвиян

19.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Чечня

Чехарда
Верховный суд Чечни отменил приговор Гилани Седому

17.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Турция

Слепой вождь слепых
Гули предотвратил новую коронацию

14.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Тюменская область

С бомжьей помощью
Грузия перестала считать воров «в законе» своими

13.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Италия

Аттестат зрелости
Пожилой «законник» избит коллегами из клана Джангвеладзе

13.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Красноярский край

Застланный казачок
Конфликт Костыля и Шляпы вызвал у воров неодобрение

Новости региона

09.04.2013, 56orb.ru

Лёнчика убили? В Орске найден труп с огнестрельным ранением

05.08.2011, «Прайм Крайм»

Разворашидили
В Оренбурге вынесен приговор банде «вора в законе» Рашида Хачатряна

08.07.2011, «Прайм Крайм»

Наши Раши
Оренбургский «вор в законе» признан виновным

24.07.2008, «Прайм Крайм»

Дело Рашида Хачатряна передано в суд
"Вор в законе" обвиняется в организации преступного сообщества

24.07.2008, Аргументы недели, Москва

МУЗЫКА ДЛЯ ПАХАНА

24.10.2006, КП-Оренбург

ПЕРЕД ГИБЕЛЬЮ ТИМОХА ВСТРЕЧАЛСЯ С «КОЛЛЕГАМИ»

Copyright © 2006 — 2017 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.