Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ВОРА В ЗАКОНЕ

21.10.2000 00:00, Томская область 1746

Вечерний Томск

В Томском областном суде рассматривается уголовное дело

об убийстве Ушангия Джанкарашвили.

В областном суде под председательством судьи Рудольфа Вельтмандера начался уголовный процесс, который уже окрещен прессой как "дело Гиви". Имя подсудимого, который подозревается в убийстве грузинского вора в законе - Элизбар Тюрин. В конце нынешней весны он был задержан в Москве оперативниками УВД Томской области. С первых минут после задержания Элизбар Вениаминович отрицал свою вину. "Я не убивал", - твердил он на допросах у следователя. Однако обвинительное заключение все-таки было направлено в суд.

1. Лали Джангулова: "Он должен получить суровое наказание!"

После того, как судья прочел обвинительное заключение и разъяснил всем участникам уголовного процесса их права, показания начала давать вдова Джанкарашвили - Лали Джангулова.

По словам Лали Ивановны (она, кстати, армянка по происхождению, но воспитывалась русской бабушкой), события развивались в тот роковой вечер так. Весь праздничный день 2 января 2000 года семья Джанкарашвили встречалась со своими знакомыми. Еще утром от них ушел родственник, днем вместе с мужем они ездили к друзьям, проживающим на Нижнем складе, а вечером к ним пришел в гости знакомый грузин. Ушел он вечером, в начале одиннадцатого.

- Буквально через несколько минут в дверь позвонили, - рассказывает женщина. - Мы с дочерью Тамарой и Гиви смотрели телевизор в зале. Шел КВН. Пятилетний внук Каха был на кухне, смотрел по видику мультфильмы. Когда услышали звонок, дочка пошла открывать дверь. На лестничной площадке стоял крепкий мужчина, среднего роста, в дубленке, шапке-ушанке. От него пахло водкой. Мужчина представился: "Меня зовут Сергей. Можно мне поговорить с Гиви?"

И попытался пройти в квартиру. Тогда я тоже вышла в коридор и сказала ему: мол, уже поздно и мы никого не ждем. Мой муж всем своим знакомым всегда говорил, чтобы вечером к нам никто не приходил: он не хотел обременять нас, его семью, своими беседами и встречами.

Однако гость все же вошел. Разрешение ему дал сам Гиви, который вышел в коридор, увидел незнакомца и кивнул головой: мол, пропустите. После этого все вместе прошли в зал. Человек, представившийся Сергеем, сел на диван. Он не раздевался, даже не снял шапку-ушанку. Лали Ивановна спросила мужа по-грузински:

- На стол накрывать?

Тот отрицательно мотнул головой. Сергей произнес:

- Пойдем на кухню, у нас мужской разговор.

Тогда Лали Ивановна опять сказала мужу по-грузински:

- Он мне не нравится, не ходи с ним.

Но мужчины уже вышли из зала.

- На кухне в этот момент находился маленький Каха, - едва сдерживая слезы, вспоминает вдова. - Мы с дочкой встали возле дверей и слушали. Говорил, в основном, пришелец. Он сразу же грубо сказал мужу: "Люди с Юрги были?" Муж отвечает: "Были". Тогда Сергей сказал: "Ты неправильно все решил, Гиви". А муж ответил спокойно: "Это же не твоя была машина, вот и не вмешивайся". После этого раздался выстрел. И тут же еще один...

Дальше женщина вспоминает с трудом. Вместе с дочкой они выбежали в коридор и увидели, как Гиви сидит возле шкафа на кухне. Его лицо было окровавлено, вокруг тела тоже растекалась красная лужица. Дочка кинулась на убийцу (по словам Лали Ивановны, она хотела его задушить), но тот направил на нее пистолет:

- Отойди, а то и вас убью!

И начал пятиться к двери.

- Мы испугались. Дочка схватила Каху и побежала в свою комнату, а я – в зал, - Лали Ивановна говорит быстро, нервно, ни на секунду не прерываясь. - Я еще тогда подумала, пускай он лучше меня убьет, чем детей. А он открыл входную дверь и скрылся на лестничной площадке.

После этого Джангулова бросилась к соседям (на кухню она не заходила, боялась взглянуть на тело мужа) и закричала:

- Люба, помогите. Гиви убили!.

Соседи вызвали "скорую", чуть позже приехали сотрудники милиции и началось расследование...

Элизбар Тюрин: "Я не знаю, зачем она меня оговаривает".

После рассказа вдовы Джанкарашвили судья Рудольф Вельтмандер спросил у подсудимого Тюрина: "Что вы можете добавить по этому поводу?"

- Я не знаю, зачем она меня оговаривает! - только и ответил Элизбар Вениаминович и снова сел на скамью подсудимых.

Далее адвокаты Тюрина буквально атаковали Лали Ивановну: процесс есть процесс, и защита всегда ищет слабые моменты в показаниях оппонентов. А их, судя по материалам уголовного дела, немало.

Во-первых, по мнению адвокатов, Лали Джангулова с самого начала следствия начала давать путанные показания. В протоколе допроса от 2 января 2000 года она вообще не упоминает, что на кухне в момент убийства находился ее внук Каха. Преступление, по ее словам, произошло между 22.40 и 22.45 минутами. Однако в протоколе допроса от 4 января она сообщает, что выстрелы прозвучали между 22.20 и 22.25 минутами. И ни разу Лали Ивановна не упоминала о разговоре Гиви с Сергеем о Юрге и каких-то машинах.

Во-вторых, на взгляд защиты, опознание Тюрина родственниками погибшего проходило с нарушением закона. Лали Ивановне оперативники показали фотографию Элизбара Вениаминовича, который был в шапке-ушанке. Естественно, она сразу же его опознала. Хотя, по материалам предварительного следствия, Джангулова в первые дни не могла составить фоторобот преступника, потому что не запомнила его лица.

- Как вы опознали Тюрина? - спросил ее судья.

- По глазам и рукам, - ответила Лали Джангулова. - У него руки очень красивые...

Правда, она тут же заметила, что Тюрин с момента совершения преступления изрядно похудел (на что Элизбар Венимаминович только улыбнулся).

В разговоре со мной адвокат подсудимого Константин Шелеметьев заявил, что Тюрин ни в чем не виноват.

- На месте преступления не обнаружено ни его отпечатков пальцев, ни каких-либо микрочастиц, - сказал он. - У моего клиента есть алиби на момент совершения преступления и есть свидетели, которые это могут подвердить. Да он вообще никогда не был знаком с Гиви! Плюс ко всему, я считаю, что вдова Джанкарашвили просто ошиблась во время опознания.

По признанию же судьи Вельтмандера, дело продвигается очень тяжело. Тюрин молчит, отрицая свое пребывание в квартире Джанкарашвили 2 января, Лали Ивановна ссылается на болезнь и многого не помнит. Ее дочь вместе с внуком отсутствуют в Томске, поскольку сейчас проживают в Тбилиси (в конце сентября 2000 года они переехали в Грузию на постоянное место жительства).

Суд решил все же допросить дочь Гиви - Тамару. В ближайшее время она должна прилететь в Томск. Расходы по оплате проезда взял на себя Томский областной суд. Помимо этого, на очередное заседание приглашены понятые, присутствовавшие при опознании Тюрина. Не исключено, что после этого многие обстоятельства уголовного дела предстанут в ином свете... (Вечерний Томск, 21.10.2000, №122, Андрей ЗАЙЦЕВ)

Последние новости

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

31.10.2016, Армения

Кала… что?
Армения готова к новому партнерству

Новости региона

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

168 334

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

32 дня

ПОДДЕРЖАЛО

41

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.