Зеркала сайта:
http://primecrime.net
http://vorvzakone.ru
http://russianmafiaboss.com

информационное агенство

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

МИЛИЦИОНЕР, КОТОРОГО ПРИЕХАВШИЙ В ГОРОД НА ПОХОРОНЫ "ВОРА В ЗАКОНЕ" ЖУРНАЛИСТ ПОПРОСИЛ УСТРОИТЬ ЕГО В ГОСТИНИЦУ, ПОСОВЕТОВАЛ ОБРАТИТЬСЯ К "БРАТКАМ"

24.11.2001 00:00, Хабаровский край 2620

Факты и комментарии, Киев

В Комсомольске-на-Амуре городом правят они

Любой уважающий себя современный детективный писатель хоть раз да написал про целый город, область или регион, которым полновластно правит некий выдающийся представитель криминального мира. В Комсомольске-на-Амуре на похоронах "вора в законе" Евгения Васина, возглавлявшего группировку "Общак", корреспондент "Власти" Сергей Дюпин убедился в том, что правда всегда ярче вымысла.

Готовясь к похоронам Бати, пацаны "разминались чифирем"

Приезжая в Комсомольск-на-Амуре, не знающий местных обычаев человек испытывает такое чувство, как будто попадает в зону. Обо всем нужно спрашивать у воров. Власть "законников" здесь распространяется повсюду, но при этом самих воров почти никто из простых смертных не видит. Лично они подключаются, как правило, лишь к наиболее крупным проблемам. Таким, как, например, невозврат заводом многомиллионного долга за газ или электроэнергию, к разборке между коммерсантами -- кому из них поставлять в город водку или "держать" в Комсомольске частный автотранспорт.

Вопросы помельче -- открытие торговой палатки, устройство больного на операцию или решение вопросов с участниками ДТП, которые отказываются оплатить ущерб или, наоборот, требуют слишком много, -- решаются на уровне "бродяг" или "правильных пацанов", стоящих ступенькой ниже воров на уголовно-иерархической лестнице. С бродягами горожане и гости Комсомольска тоже сталкиваются нечасто. Обращаться с вопросом в систему можно и нужно через рядовых "общаковских", которые передадут просьбу по инстанции и сообщат об ответе старших.

Столкнуться с "общаковскими" мне пришлось через час после приезда. Узнав, что в гостинице "Восход" нет мест, я потряс было перед лицом дежурной пресс-картой. Потом сторублевой бумажкой -- не помогло. Время было уже позднее, и единственная организация, которая наверняка работала и могла помочь мне найти приют, была милиция. Туда я и поехал. Познакомившись с дежурным старшиной, получил от него неожиданный, но правильный совет: "Ты лучше подойди к ребятам, которые дежурят в холле или ресторане гостиницы. Они тебе помогут. Да и вообще, если ты приехал писать про похороны Джема (и свои, и чужие называли Евгения Васина Джемом или Батей. -- Авт.), лучше к нам не суйся. А иди и представляйся "общаковским". Если они узнают, что ты ходил в ментовку, разговаривать с тобой не будут".

Вернувшись обратно в "Восход", я подошел к той же дежурной и спросил, где найти "ребят". Узнав, что они в ресторане на восьмом этаже, поднялся туда. Честно говоря, было страшновато: в зале небольшой кафешки сидела одна братва, человек 50. Было видно и по внешности, и по говору, что братки приехали из разных регионов: с Кавказа, из Якутии, Краснодарского края, Средней Азии, Сибири. Но все они были похожи друг на друга: коротко стриженные, шрамы, татуировки...

Я поздоровался. Ответили мне сдержанно. Сел за столик и заказал бутылку пива. Все дружно повернулись в мою сторону, мгновенно распознав чужака. Вычислили меня, тоже стриженного под ноль и тоже со шрамом, именно по пиву: здесь все пили чифир, заказывая по четыре-пять пакетиков чая на чашку. Через несколько минут я понял, что ко мне вот-вот подойдут и попросят удалиться. Тогда будет уже поздно. Пришлось действовать самому. Увидев, как один из "авторитетных пацанов" вышел покурить, я направился за ним. Представился, показал пресс-карту и, по просьбе собеседника, авиабилет из Москвы. Сказал, что приехал на похороны Евгения Васина и хочу написать про это материал.

- А зачем? -- спросил он.

Я стал объяснять, что, мол, ушел хозяин Дальнего Востока, его личность интересна людям, и тут же был довольно грубо перебит на полуслове:

- Какой может быть интерес к смерти человека?!

- Интерес не к смерти, а к жизни покойного, вместе со смертью которого в прошлое уходит эпоха воровского порядка...

"Будешь говорить с ворами, не вздумай произносить слова "интересно". Говори: "Приехал писать правду", -- советовали журналисту

Ребята объяснили, что вопрос моего присутствия на похоронах Бати они решить не могут. Это прерогатива воров.

- Я замолвлю про тебя словечко, -- сказал Артур, который был, как потом выяснилось, особо приближенным к вору Витьку, приехавшему из Тюмени. -- Только смотри, будешь с ворами разговаривать, не вздумай произносить слово "интересно". Говори: "Приехал писать правду".

С этого момента жизнь моя стала налаживаться. Передав администратору магическую фразу: "За меня комсомольская братва сказала", я тут же получил отдельный номер. Через пять минут прибежала горничная, спросила, не надо ли чего. А еще через пять минут раздался звонок по телефону, и приятный женский голос сообщил, что его обладательница будет рада "скрасить мое одиночество", причем совершенно бесплатно. Узнав, что я приехал на похороны Бати, отказался брать деньги таксист, которого я попросил довезти меня до ночного магазина.

Я вернулся в гостиницу к двум часам ночи (семь вечера по Москве) -- пора было передавать в редакцию заметку о подготовке к похоронам Бати. Позвонил в редакцию, попросил, чтобы включили запись. Но тут в номер постучали. Гости -- уже знакомые мне Артур. В руках -- бутылки с моей любимой "Золотой бочкой".

- Давай, братан, пивка попьем... -- начал Саня.

- И о делах наших скорбных покалякаем? -- вспомнил я фразу из известного фильма.

- И об этом тоже, -- серьезно сказал он. -- Посмотрим, что ты там назаписывал. А то вы, члены-корреспонденты, все такие: вам говоришь одно, а потом читаешь другое.

К такому раскладу я не был готов. На редактирование у меня просто не оставалось времени: в 19.00 по Москве я должен сдать материал. Но возразишь -- не пустят на похороны. Пришлось искать "консенсус":

- Смотреть, братки, уже некогда. Иначе текст не успеют поставить в газету. Единственный вариант -- редактировать и править уже по ходу того, как я буду диктовать.

Договорились. Пока я диктовал, братки внимательно слушали, понемногу отхлебывали пиво. Принципиальных возражений не возникло, хотя мелкие претензии, конечно, были.

- Стой, -- перебил меня Саня, когда я произнес настоящее имя одного из воров. -- Никаких имен. Ты уедешь, а нам здесь жить, да и вообще, ментам лишнюю информацию давать не надо.

- А мне по х...! -- сказал Валера Банан. -- Так и пиши: "Ба-нан". Украл по-малолетке вагон бананов, и теперь меня все так кличут. И еще напиши: "порву любого, кто в Батин город сунется. "Курков" не хватит -- вот этими зубами загрызу.

И Валера угрожающе оскалил два ряда золотых зубов.

Артуру не понравилось выражение "пили чифир".

- Обыватель не поймет. Подумает, что все здесь наркоманы. А чифир -- это не наркотик, он просто тонизирует, усталость снимает. Напиши лучше -- "взбодрялись чифирком".

Последнее замечание поступило от Олега, которого я назвал "общаковским бригадиром":

- Это ваши солнцевские и коптевские делятся на всяких там "бригадиров", "звеньевых", "пехотинцев" и прочих. А мы все равные. Так и пиши: пацаны, братки, бродяги.

- А старших-то можно ворами называть? -- спросил я.

            - Конечно. Все же понимают, что вор -- это звание, а не специальность. Тот, кто ворует, -- это не вор, а "крадун".

Покойный хоть чем-то помог каждому в городе

На следующее утро, перед похоронами, ко мне прибежал мальчишка: "Вас зовут". Звал Банан.

- Слушай, братан, расклад такой, -- сказал он, -- короче, нашим старшим сейчас не до тебя. Но Витек просил передать, что он разрешает тебе присутствовать на похоронах. Так что если кто из наших будет подходить с претензиями, можешь смело говорить: "За меня тюменские воры сказали".

На похоронах, о которых я написал в газете "Коммерсантъ" 29 октября, разрешение Витька и Севы действительно стало для меня чем-то вроде пропуска.

В течении всей церемонии, которая длилась с 11 утра, когда гроб с телом Евгения Васина привезли в местный ДК "30-летия Октября" для прощания, и до 18 вечера, когда провожающие приехали на поминки в ресторан "Родник", я не видел ни одного журналиста и ни одного милиционера.

Объяснялось это тем, что журналистов, и, конечно, стражей порядка Батя не жаловал. Здесь вообще не было ничего из того, что недолюбливал покойный: ни музыки, ни речей. На похоронах воров и "авторитетов" народу всегда бывает много -- две-три сотни братков да друзей покойного. В этот раз были десятки тысяч. Хоронить Батю, казалось, пришел весь Комсомольск: мужчины вовсе не блатной наружности, женщины, дети, старики, инвалиды на костылях или даже в колясках.

Организацию церемонии полностью взяли на себя "общаковские". Они выводили пьяных, размещали больных в машины "скорой помощи", помогали старикам и инвалидам подняться по ступенькам. Регулировали дорожное движение на 20-километровом участке автодороги от ДК до кладбища "Старт", куда повезли хоронить Джема.

"Воровской наказ" позволил мне беспрепятственно пройти через все кордоны к ДК, но не сработал, когда я вытащил ручку и блокнот, чтобы переписать какую-то надпись на ленточке венка. На троих незнакомых "общаковских", подлетевших ко мне, магическая фраза о тюменских ворах, которые "за меня сказали", не подействовала. "Сейчас выясним", -- сказали ребята, видимо, состоящие в ранге бродяг, и повели меня к вору Севе, с которым я до этого еще не встречался.

- Присутствуйте, раз уж вам разрешили, -- сказал Сева после того, как я представился ему лично. -- Но записывать и фотографировать ничего нельзя. Ребятам это не нравится. Лучше с людьми пообщайтесь.

Пообщался. Ко всем собравшимся у ДК я обращался с одним вопросом: "Почему вы пришли на похороны Джема?" Выяснилось: покойный всем чем-то помог.

- Батя спас меня от разорения, -- рассказал таксист-частник Василий. -- Я ударил в зад "Мицубиси-паджеро" какого-то "авторитета". Несильно в общем-то, но насчитали 800 долларов. Таких денег у меня не было. Договорились, что я сначала продам свою машину, а потом отдам. Однако этот козел поставил меня на счетчик, и за десять дней, пока я искал покупателя, сумма долга выросла до 8 тысяч. Пришлось идти к Петровичу. Тот сказал: 100 процентов в день -- это беспредел. Отдашь, как в Сбербанке, из расчета 800 долларов плюс 13 процентов годовых. Так я и сделал.

- С меня в прошлую зиму два раза подряд шапку снимали, -- говорила молодая мама Света, пришедшая на похороны с грудным ребенком на руках. -- Я тоже пожаловалась Евгению Петровичу. Так их, говорят, его ребята нашли. Во всяком случае, они вернули мне обе шапки.

- С шапками была целая история, -- прокомментировал рассказ Светы "общаковский" Саня, который присматривал за мной. -- Завелась у нас тут шайка наркоманов, снимали зимой шапки. Батя велел: поймать и наказать. Так и сделали: специально дежурили по ночам, женщин в лисьих шапках впереди себя посылали. Переловили всех и разобрались. Кстати, этот указ Бати вызвал у нас тут неоднозначную реакцию: по закону вор не может запретить другому вору воровать. Но Петрович сказал: "Кошельки -- пожалуйста, а шапки -- нет, это не воровство, а беспредел". И объяснил свое решение: "Ведь у нас температура зимой минус 40, человек может просто замерзнуть, пока дойдет до дома без головного убора".

- А мне Петрович сына, тоже Женьку, в хабаровскую туберкулезную больницу устроил, -- рассказала Босячка ("Какая я тебе Валентина Георгиевна, когда у меня 18 лет лагерей за плечами. Называй, как все, Валькой Босячкой"). -- Женька работал грузчиком в одном из продмагов Бати, стал подворовывать, и тот его выгнал. А когда беда пришла, зла не стал вспоминать, отправил моего сына лечиться.

50-летняя Босячка выросла вместе с Джемом на Скоростных -- так назывался район города, где возводили скоростным способом первые бараки. И даже помнит, почему будущего Батю прозвали Джемом.

           - К повидлу это не имеет никакого отношения. Когда мы были еще детьми, в нашей компании называли его сначала Женя, потом Жека, Джек и Джем. Вот и вся история.

По дороге на похороны Бати умер "вор в законе" Цицка

Вернувшись в ДК, я с огорчением выяснил, что мое "авторитетное" положение здорово пошатнулось. Адвокат Васина Сергей Бабаев распечатал из интернета мою статью о подготовке к похоронам и принес ее на церемонию. Заметка не понравилась и Бабаеву, и ворам. Адвоката возмутило то, что я назвал "Общак" оргпреступным сообществом, а Севу -- упоминание о чартерах, на которых прилетели на похороны "законники".

- Откуда вы это взяли? -- раздраженно спросил он. -- У нас и денег таких нет. Да и вообще, акценты вы неправильно расставили. Не о том надо было писать.

- Короче, сейчас не до этого, а завтра, по-трезвому, будем разговаривать, -- подытожил Витек.

На похороны мне все же разрешили поехать и даже пригласили помянуть Батю в "Родник", но сразу же после поминок я почувствовал, что прежней дружбы с "общаковскими" нет. Братки перестали заходить в гости и приглашать к себе, бесплатные девушки больше не звонили, а горничная, постучав в дверь, вежливо поинтересовалась, когда я собираюсь улететь.

Последнюю проблему в этой командировке -- отправку в редакцию фотографий -- мне тоже пришлось решать самому. В воскресенье в Комсомольске не работает почтамт -- единственное место, где есть платная электронная почта. Пришлось искать e-mail по коммерческим структурам. Люди здесь добрые, отзывчивые. Мельком взглянув на редакционное удостоверение, менеджер в первом же офисе сказал: "Без базара", и открыл крышку сканера. Однако как только молодой человек увидел, что изображено на карточках, он изменился в лице, пробормотал: "Минуточку", и побежал звонить директору. А вернувшись, сказал, что не может, выполнить мою просьбу. В другой фирме неожиданно сломался сканер. Только в третьей мои фотографии отправили в Москву. Менеджер очень торопился к своей девушке, ждавшей на улице, поэтому даже не взглянул на карточки с изображением могилы некогда всемогущего Бати.

А "трезвый разговор" с ворами у меня так и не состоялся. В первой половине воскресенья я честно ждал звонка, сидя в номере, но, видимо, Витьку с Севой было не до меня. Нужно было отправлять на родину тело вора Цицки, летевшего на похороны из Москвы и умершего на подлете к Хабаровску. (Факты и комментарии, 24.11.2001)

Последние новости

20.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Краснодарский край

«Стрелка» с «белкой»
В Горячем Ключе задержан вор «в законе» Саркис Сельвиян

19.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Чечня

Чехарда
Верховный суд Чечни отменил приговор Гилани Седому

17.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Турция

Слепой вождь слепых
Гули предотвратил новую коронацию

14.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Тюменская область

С бомжьей помощью
Грузия перестала считать воров «в законе» своими

13.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Италия

Аттестат зрелости
Пожилой «законник» избит коллегами из клана Джангвеладзе

13.07.2017,

ЭКСКЛЮЗИВ

Красноярский край

Застланный казачок
Конфликт Костыля и Шляпы вызвал у воров неодобрение

Новости региона

10.04.2017, «Прайм Крайм»,

ЭКСКЛЮЗИВ

Заклеван
Протеже Джангвеладзе в центре скандала

01.06.2015, «Прайм Крайм»

Тема за кры
Вор «в законе» разжалован за казнокрадство

Как жулики и воры выносят приговоры

30.09.2011, AmurMedia

Киллер Краба по кличке Егерь 11 лет проведет в колонии за заказные убийства в Хабаровске

20.07.2011, AmurMedia

Соучастник убийства хабаровского авторитета Киселя задержан за мошенничество

04.03.2010, Коммерсантъ, Москва

Лидерам преступного сообщества "Общак" вынесен приговор

Copyright © 2006 — 2017 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.