Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

ХУЛИГАНГСТЕРЫ

05.06.2002 00:00, Хабаровский край 2651

Молодой дальневосточник, Хабаровск

Ночная разборка под руководством молодого вора в законе началась в присутствии его мамочки, а закончилась приговором на шесть лет лишения свободы

Палермо: от великого до смешного...

Комсомольский общак осиротел еще на одного из своих лидеров. Узнать почем фунт лиха за колючей проволокой, теперь предстоит Сергею Лепешкину, одному из молодых воров в законе, получивших это звание от покойного Евгения Васина-Джема в 96-м году прошлого века.

21 мая в суде Ленинского округа Комсомольска-на-Амуре был оглашен приговор - Лепешкин (Лепеха), согласно ему, получил шесть лет в колонии общего режима, трое его подельников - по четыре, еще один - три года условно.

Но для широкой публики интересен даже не сам приговор, а те события, которые привели на скамью подсудимых одного из лидеров организованной преступности.

Кто-то из итальянцев заметил: “Мафия бессмертна!”. May be, may be. Если же принять за образчик местечковой мафии (глава которой умерший в тюрьме от сердечного приступа Евгений Васин так и называл свою вотчину - “маленькое Палермо”) комсомольский общак, то стоит добавить, что она еще смешна и страшна одновременно. Впрочем, судите сами.

Ночь длинных камней

Те события, что развернулись в ночь с 27 на 28 июля 2001 года и составили фабулу сначала уголовного, а затем и судебного разбирательства, случились как раз в “маленьком Палермо” - на Дземгах. А именно - в доме на проспекте Московском.

Обычный многоэтажный дом, ничем от других не отличающийся. Разве лишь только тем, что в квартире на первом этаже проживает мать Сергея Лепешкина. В ту ночь (картину событий излагаем по свидетельствам очевидцев, дававших свои показания в суде и на следствии) этажом выше над ее квартирой собралась небольшая компания - к супругам Шаткиным в гости зашла пара - Соловей и Трусова. Выпивали, беседовали, особым размахом гулянка не отличалась, хотя повод для веселья был - Леонид Соловей недавно вернулся из мест лишения свободы.

Уже за полночь в дверь постучали. Оказалось, соседка снизу со своим сыном Сергеем Лепешкиным пришли выяснить, а не здесь ли громко играет музыка, которая мешает пожилой даме уснуть. Лепешкина вроде бы убедилась, что в квартире обычные для ночи с пятницы на субботу посиделки за бутылкой, без музыки. По показаниям одной из очевидиц, она даже плакала и выговаривала сыну: “Сынок, ты не туда попал”. Но Лепешкину, который тоже был выпивший, что-то не понравилось, и он сцепился с Соловьем. Сначала словесно (кто - ты, а кто- я!), а потом и с помощью кулаков. Удар пришелся Леониду в лицо, тот упал, поднялся и ударил нападавшего в ответ.

Тут в дело вмешалась мать общаковского вожака и утащила из чужой квартиры “раздухарившегося” сына. Но было уже поздно - на лестничной площадке Лепешкин кому-то громко крикнул: “Собирай братву!” - и началось.

Нужно заметить, что в Комсомольске вообще в обычае в подъездах, где проживают ближайшие родственники общаковских авторитетов, выставлять своеобразные посты из молодняка. Сам наблюдал один из таких постов, живя у знакомых на квартире в течение нескольких дней. Стоит себе диванчик на лестничной площадке между этажами, на нем играют в карты подростки. Они же одновременно работают негласными консьержами, наблюдающими за всеми входящими и выходящими. Но это так - в порядке отступления.

На пейджеры и телефоны членам общака ушло одинаковое по содержанию сообщение: “Срочно выезжайте к дому матери Лепешкина. Дайте знать базе. База”. Здесь опять не обойтись без комментариев: “база” у комсомольского общака - это нечто вроде дежурной милицейской части городского отделения милиции. Она работает в круглосуточном режиме и оперативно отрабатывает любую поступившую информацию.

Буквально через полчаса к злополучному подъезду съехались несколько автомобилей, количество собравшихся по сигналу “базы” перевалило за десяток человек. Тогда была дана команда к штурму.

Тут еще раз определимся на местности. Соловей, Трусова, Константин и Ирина Шаткины отдыхали в 78-й квартире, в 77-й готовились ко сну супруги Бурденков и Вятилева. В квартире еще на этаж выше - в 80-й - шумом была разбужена соседка Курносова, слышавшая топот на лестничной клетке и странные поползновения у двери собственной квартиры.

Штурм начался с бомбежки камнями окон зала и кухни квартиры № 77. Почти сразу же по решеткам первого этажа и газопроводной трубе в квартиру полезли первые “штурмовики”.

Среди них - оказавшиеся позже на скамье подсудимых Сергей Крыжановский, Максим Якимов, Андрей Суворов и Алексей Разуваев. Возраст - от 23 до 30 лет. Все персоналии из ближайшего окружения Лепехи.

Зрелище было нешуточное - один из “штурмовиков”, как описали потерпевшие, был в чулке и с автоматом (это был карабин “Сайга”), другие - с разными “неустановленными предметами”. Типа эспандера, чего-то похожего на пистолет и т. п.

Бурденкова, инвалида, вернувшегося с ночной смены, приделали сразу, ударив головой о пластиковую ванну. Вынесли с балкона в кухню. Переодевавшейся ко сну Вятилевой приказали молчать и потребовали ключи от общей у квартир 77-й и 78-й тамбурной перегородки, после чего затолкали в туалет. Прикладом от “Сайги” отоварили Костю Шаткина, выходившего в тамбур покурить, стали избивать. Отпустили только тогда, когда кто-то из нападавших сказал: не того бьем.

Впустили в тамбур Лепешкина и Шохирева (Олег Шохирев - “коллега” Лепешкина, как и тот, он был коронован в воры Джемом за успехи в деле “подтягивания” молодежи к общаку и организаторские способности в 96-м). Шохирев был на костылях. Ворвались в квартиру, где находился Соловей, которого, как выяснилось, они и искали. Избили его и поволокли вниз по лестнице. Перепуганным женщинам приказали ни в коем случае не вызывать милицию.

Есть ли среди вас Джем?

Внизу Соловья посадили в машину, зажав с двух сторон на заднем сиденье (по бокам уселись Суворов и Крыжановский), взяли с собой “Сайгу”, куда-то повезли. По дороге надели на голову черный полиэтиленовый пакет. Снова били. Указания, куда ехать, получали по телефону (у общаковцев в пользовании был телефон “Синал”), Максим Якимов, сидевший за рулем, психовал: “Тойота-Карина” на неровной дороги цепляла днищем каждый бугор.

Леонида привезли на берег Амура, в район дамбы поселка Победа, в сотне-другой метров от улицы Блюхера. Сюда же прибыл и автомобиль, на котором ехали Лепешкин и Шохирев.

Обидчика Лепешкина (“кто посмел тронуть вора в законе!?”) вытащили из машины, Крыжановский стащил с него пакет. Сергей Лепешкин решил лично наказать Соловья, ответившего на его удар таким же ударом. Он вытащил нож и методично увещевал того, нанося ему режущие удары ножом. Резал по лицу, рукам, бедру и даже ягодице. От этих резаных ран у Соловья на всю жизнь останутся рубцы - на щеке, глазах, лбу. Шохирев врезал жертве еще и своим костылем.

Соловей умолял оставить его в живых, спрашивал, есть ли среди тех, кто привез его на берег, Джем. А Олег Шохирев тем временем поинтересовался у братвы: нет ли, дескать, у кого мешка, чтобы упаковать Соловья и утопить его. Впрочем, тут уже Лепешкин вступился за порезанного и заявил, что он дарует ему жизнь под свою ответственность.

Соловью показали дорогу в город и отпустили, потребовав не вмешивать в дело милицию. Но он решил добираться домой окольными путями - боялся, что его могут нагнать на машинах и добить.

Несколько раз Соловей по дороге просил напиться в частных домах и на дачах, но ему отказывали. Уже в пятом часу он добрел до дома своего дяди. Тем временем на месте штурма квартир № 77-78 уже работала милиция. Ее вызвала подруга встревоженной Курносовой, которой та позвонила, решив, что в ее квартиру кто-то пытается влезть.

Область высокого давления

Между тем уголовное дело, возбужденное в связи с событиями 28 июля, несмотря на свою очевидность, не обещало быть легким. Хотя бы потому, что у комсомольского общака есть свои рычаги влияния на ситуацию, поднаторевшая в делах такого рода адвокатура, отработанный опыт поведения на суде и следствии. Именно поэтому в оперативно-следственную группу вошли следователи из комсомольской прокуратуры и прокуратуры края, сотрудники межрайонного отдела УБОП крайУВД Комсомольска и отдела по борьбе с организованными преступными группами и сообществами Главного управления МВД РФ по Дальневосточному федеральному округу.

           Самому Леониду Соловью пришлось предоставить охрану из оперуполномоченных СОБРа - уж слишком часто некоторые из ночных “штурмовиков” стали искать с ним встречи.

То, чтобы поговорить, то, чтобы группу крови того зачем-то выяснить. И даже попытались снова насильно увезти в неизвестном направлении.

Впрочем, беседы с общаковцами и психологический прессинг с их стороны были не только на Соловья, но и на других пострадавших. Потому что на суде они пусть и не отказались от своих показаний на предварительном следствии, но начали сомневаться в собственных свидетельствах и опознаниях с их участием. Соловей и вовсе заявил, что не желает привлекать своих мучителей к уголовной ответственности.

Сами же подсудимые - от Лепешкина до Разуваева (Шохирева среди них не было, он числится в федеральном розыске) - ссылались на ст. 51 Конституции РФ, дающую право не свидетельствовать против себя и своих близких. Все они, как один, по заверениям их родственников - жен, сестер, матерей, находились в этот день дома и пределов квартир, где ночевали, не покидали.

Особенно интересным оказалось алиби Лепешкина - Сергей тем вечером якобы находился дома с супругой и ее подругой, когда раздался звонок от брата. Тот просил приехать к матери, у которой начался гипертонический приступ. Спиртного не употреблял, потому что был за рулем.

К матери поехал на “Жигулях”. В подъезде постучал в квартиру матери, но услышал в это время шум. Как будто бежали несколько человек. Кто-то сзади ударил его по голове, после чего Лепешкин потерял сознание. Очнулся уже на диване в квартире матери, куда его затащил брат (он в момент стука в дверь делал матери компресс и не успел сразу открыть Сергею). По свидетельству родственников, Лепешкин долго был без сознания и только один раз пробормотал что-то типа: “Меня хотели убить” - и попросил позвонить жене. После его госпитализировали, но некие злоумышленники похитили историю его болезни.

Адвокаты подсудимых (во главе с небезызвестным г-ном Кабаевым) оспаривали в суде результаты опознаний по фотографиям, судебно-медицинских экспертиз, проведенных по делу, а также сами показания потерпевших на допросах в ходе предварительного следствия. Последние якобы сделаны под давлением сотрудников правоохранительных органов.

Суд под председательством судьи Нины Карасевой счел доводы защиты неубедительными, а алиби надуманными. Несмотря на то, что подсудимые не признали своей вины, суд решил, что их вина подтверждается имеющимися в деле документами и показаниями свидетелей и потерпевших, данными как в ходе предварительного следствия, так и на суде.

Срок за хулигангстерство

В обвинительном заключении, направленном в суд, фигурировало несколько статей Уголовного кодекса. Так, Сергею Лепешкину инкриминировались роль организатора преступления, хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью с особой жестокостью, нарушение неприкосновенности жилища с применением насилия, незаконное лишение свободы и нанесение побоев. В аналогичных преступлениях (кроме организаторской роли и тяжкого вреда) обвинялись и другие члены штурмовой бригады.

Однако на суде гособвинитель отказался от поддержки обвинения по статье 116-й - в связи с тем, что сам избитый Соловей не пожелал привлечь тех, кто его бил, к уголовной ответственности.

Сам же суд оставил в приговоре только три преступления, за которые и понесут наказание Лепешкин и компания. Срок они будут мотать за то, что вторглись в чужое жилище, и за то, что совершили групповое умышленное хулиганство. Сам Лепешкин получил наказание еще и за тяжкий вред, нанесенный здоровью потерпевшего, - оставленные на его лице и теле “пометки” на всю жизнь.

Впрочем, по ряду обвинений суд смягчил формулировки следствия. Однако сам приговор стал явной неожиданностью для собравшихся в зале суда родственников потерпевших и их адвокатов. Надо было видеть лица этих людей еще два час назад, с такой агрессией требовавших выдворения из зала видеооператора, - такого наказания за ночной кураж молодого лидера общака они не ожидали.

Сергей Лепешкин, обвиненный по трем статьям УК РФ, получил 1 год исправительных работ за вторжение, 5 лет лишения свободы за хулиганство и 5 - за резаные раны, которыми “украсил” потерпевшего. Итого - шесть лет лишения свободы в результате судейского сложения. Сергей Крыжановский, Андрей Суворов и Максим Якимов - по четыре года лишения свободы (1 год исправработ за сам штурм и по 4 - за хулиганку). Алексею Разуваеву дали три года условно с исправительным сроком в 2 года. Освободили его из “клетки” прямо в зале суда.

Остальных конвой в автозаке повез на нары.

К вопросу о мафии

Нет сомнений, что приговор, оглашенный в минувший вторник, обжалуется. Оставит его в силе или нет суд второй инстанции - покажет время. Автору этих строк он показался вполне обоснованным. И ставящим вполне логичный предел общаковскому беспределу.

Кстати, по законам общака, да и по идейным установкам созданного старшим поколением комсомольских воров в законе “Сострадания” Лепешкин должен был радушно приветствовать вышедшего на свободу Соловья. Ан нет. Каноны и заветы были соблюдены с точностью до наоборот.

И еще одна деталь, которой поделились оперативники МРО УБОП, при чьем участии было доведено до суда дело Лепехи и Ко: когда Лепеху, ранее не сидевшего вора в законе, отправляли из Комсомольска-на-Амуре в хабаровское СИЗО, он у одного из оперуполномоченных интересовался, как вписываться в камеру-хату. (Молодой дальневосточник, №21 (12756), 05.06.2002)

Последние новости

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

31.10.2016, Армения

Кала… что?
Армения готова к новому партнерству

Новости региона

01.06.2015, «Прайм Крайм»

Тема за кры
Вор «в законе» разжалован за казнокрадство

Как жулики и воры выносят приговоры

30.09.2011, AmurMedia

Киллер Краба по кличке Егерь 11 лет проведет в колонии за заказные убийства в Хабаровске

20.07.2011, AmurMedia

Соучастник убийства хабаровского авторитета Киселя задержан за мошенничество

04.03.2010, Коммерсантъ, Москва

Лидерам преступного сообщества "Общак" вынесен приговор

"Дал показания и сам присел"

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

134 839

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

34 дня

ПОДДЕРЖАЛО

37

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.