Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

ЛЮДИ И ЗВЕРИ

19.06.2003 00:00, Татарстан 3160

Республика Татарстан, Казань

В ноябре прошлого года Верховный суд Татарстана вынес приговор девяти лидерам и активным участникам одной из преступных группировок Казани. Девять кровавых убийств, два покушения, тринадцать грабежей и разбоев совершила за год своего существования одна из самых жестоких банд в истории республики.

В правоохранительных органах это дело получило кодовое название "Званковское" - по деревне Званка Пестречинского района, где участники группы совершили серию кровавых убийств.

Планы были наполеоновские

Началось все в 1997 году, когда 37-летний участник казанской преступной группировки Вячеслав Кузнецов по кличке Сява, обосновавшийся тогда в Чистополе, подыскал себе двух подручных для торговли наркотиками. Подельников подбирал со знанием дела: достаточно сказать, что один из них - Руслан Ихсанов по кличке Макс - считался уже конченым наркоманом и в течение двух лет числился в федеральном розыске за убийство. Второй - Фаргат Ситдиков (Спина) - таких "заслуг" не имел, но подавал большие надежды. Наркотой Сява со товарищи успешно торговали больше года, а когда криминальную троицу "нащупали" чистопольские оперативники, благополучно перебрались в Казань.

В 1999 году Сява вновь поселился в родном поселке Нагорный, который уже давно стал районом столицы. Некоторое время спустя узнал, что совсем недавно из заключения вернулся Ринат Шагвалиев - друг юности, тоже в прошлом член ОПГ "Нагорный", перешедший затем "в штат" "перваков". К тому же в 1993 году приятели вместе отбывали срок в казанской ИТК-2, а зона, как известно, сближает. Шагвалиев (он же - Скиппи, он же - Шиня), трижды судимый, отбывавший наказание в Соловецких зонах, где сидели самые отпетые преступники, даже в уголовных кругах слыл человеком непредсказуемым, жестоким и скорым на расправу: не щадил ни друзей-одноклассников, ни женщин, ни детей. Впоследствии в банде многих держал именно страх перед ним.

Еще до отсидки у Скиппи была своя команда. Группа базировалась в Казани и специализировалась на кражах и разбоях. В нее входили Андрей Матмовский (Хохол), Александр Анисимов (Ванек) и Альберт Шагидуллин - в прошлом участники ОПГ "Нагорный" и "Новотатарская". "Коллеги" влились в состав банды, а вскоре она пополнилась пятикратно судимым Сергеем Переведенцевым по кличке Луна.

Скиппи стал стратегом криминальной политики "сообщества", а Сява - казначеем общака, идеологом конспирации и по совместительству - завхозом. У него, например, хранились шапочки, дубинки, наручники и кобуры для пистолетов. Личное оружие каждый из членов бригады держал у себя. Арсенал группы было солидным: три пистолета Макарова с глушителями, один "ТТ", гранаты, два автомата Калашникова, карабин "Сайга", несколько обрезов охотничьих ружей и даже пистолет-пулемет.

В бригаде определилась четкая "специализация". Так, группа Ситдикова, Кузнецова и Ихсанова занималась разбоями, заказными убийствами, торговлей наркотиками и контролем проституции. Остальные члены банды "перебивались" только разбойными нападениями. Скиппи "курировал" убийства и поддержку бандитов со стороны ОПГ "Перваки". Однако серьезным авторитетом Скиппи в группировке не пользовался. Конечно, "перваком" он числился с первых дней существования группировки, но после двенадцатилетнего "отдыха" в местах не столь отдаленных утратил свои позиции.

Впрочем, это не мешало Шагвалиеву вынашивать далеко идущие планы. Приятелям он признавался, что у него есть мечта: создать группировку, которая смогла бы превзойти "легендарную" "Хади Такташ". Мечта вовсе не безосновательная: вооружены бандиты были не хуже "хадишенских", хватало и средств связи, и автомобилей, и конспиративных квартир. К тому же преступники, в свое время входившие в разные казанские группировки, имели доступ к своеобразному "банку данных" каждой из них. Другими словами, обладали информацией о коммерсантах, проживающих в разных районах города, а не только на контролируемой территории. Поле деятельности таким образом расширялось весьма существенно.

Конспирацию Сява тоже поднял на высоту: все члены банды проживали только на временных квартирах, нигде не задерживаясь подолгу. На машинах ездили по доверенностям, которые после очередного преступления быстро менялись. Непревзойденным мастером по этой части оказался сам Шагвалиев - в отличие от "хадишенских" авторитетов он избегал шумных сборищ, никогда не соглашался фотографироваться - ни с дамой, ни в компании.

Начало конца

Первую серьезную вылазку - нападение на квартиру в Высокогорском районе - братки организовали в августе 1999 года. Закрыв лица масками, грабители позвонили в дверь квартиры. Хозяйка, даже не поинтересовавшись, кто пришел, открыла дверь. Перепуганная женщина без сопротивления рассталась с деньгами и золотыми украшениями. По счастью, неподалеку оказались очевидцы случившегося, не побоявшиеся кинуться в погоню за молодчиками. Убегая, те вынуждены были выбросить украденное золото.

Сентябрьский налет на квартиру на Сибирском тракте в Казани стал более удачным. Квартира была снята компанией девиц легкого поведения - для "работы". В общем, проституток обобрали до нитки, а вечером того же дня к ним пожаловал Кузнецов и предложил... свое покровительство. Так агентство "Скарлетт" перешло под опеку бригады, естественно, не на общественных началах. При тарифе, установленном жрицами любви в 400-500 рублей в час, половина дохода доставалась "крыше". Почти шестьдесят "секс-работниц" приносили бандитам неплохой доход.

Следующее дело бригада провернула в октябре того же года. На этот раз объектом внимания братков стал овощной склад на улице Магистральной. Связав охранника, бандиты вывезли восемь тонн лука на сумму более 36 тысяч рублей. Овощи благополучно продали на Московском рынке, но были разочарованы мизерной прибылью. Буквально через пару дней возник более грандиозный замысел - ограбить водителя фирмы "Кара Май". Дело в том, что, по имеющимся у бандитов сведениям, в кассу предприятия дневную выручку нескольких казанских автозаправок он отвозил без охраны. В день нападения Кузнецов, Шагвалиев и Ихсанов терпеливо дожидались 37-летнего Рената Сафиуллина у входа в офис фирмы. Дождались. Скиппи и Сява оставались в машине, а Ихсанов, угрожая пистолетом, попытался вырвать у вышедшего из автомобиля Сафиуллина мешок с деньгами. Тот оказался не робкого десятка, оказал сопротивление. Налетчик, недолго думая, выстрелил в него, схватил пакет с деньгами и скрылся. Спустя несколько часов Ренат Сафиуллин скончался в больнице...

История получила неожиданное продолжение в феврале 2000 года. Шагвалиеву по своим каналам стало известно, что по подозрению в этом нападении задержан его бывший сокамерник. Но вот досада - отпущен "за недоказанностью". Скиппи, решивший запутать следствие, пожертвовал приятелем и застрелил Черного на пороге его дома в день выхода из СИЗО...

Но это было позднее, а спустя несколько дней после нападения на инкассатора Скиппи с подручными ограбили директора фирмы, решив, что уж он-то должен иметь при себе крупную сумму. Подкараулив коммерсанта у его гаража в Дорожном переулке, Скиппи для устрашения выстрелил жертве в ногу, потребовав затем кошелек. Обозленный оказанным сопротивлением, Шагвалиев выпустил в мужчину всю обойму "Макарова". Вот только поживились бандиты лишь 500 рублями...

Через месяц - снова ограбление. На этот раз - жильцов частного дома в поселке Самосырово. Оглушив хозяина, вооруженные братки в масках-шапочках скрутили домочадцев и потребовали наличность. Так и не найдя денег, загрузили багажники своих машин бытовой техникой, драгоценностями, зарегистрированным оружием и другими вещами на сумму около 72 тысяч рублей.

Еще в декабре 1999-го налетчики получили заказ на убийство директора ЗАО "СНИТ" Николая Иванчина - известного в городе предпринимателя. Его фирма торговала цементом не только на территории Татарстана, но и во многих республиках СНГ. Бизнесмена "заказал" его заместитель - Ахат Саттаров, оценивший голову шефа в 150 тысяч рублей. Убить Иванчина предполагалось 25 или 29 марта 2000 года, в это время "заказчик" пребывал в командировке в Екатеринбурге. Поначалу выполнить заказ взялся Скиппи, но коммерсант сразу обнаружил слежку. Скиппи перепоручил задание другому члену группировки. Бандиты даже подъехали к автостоянке, где оставлял машину глава "СНИТ", но в последний момент у потенциального убийцы сдали нервы. А деньги-то уже получены, отрабатывать надо! Убрать бизнесмена согласился наркоман Ихсанов - и "всего-то" за 20 тысяч деревянных. Не мудрствуя лукаво, он проводил Иванчина от стоянки до дома в Приволжском районе и убил пятью выстрелами в упор.

8 марта 2000 года Скиппи совершил еще одно убийство - застрелил авторитета ОПГ "Перваки" 39-летнего Флера Бадрутдинова (Барин). За что? Из "стратегических соображений". После разделения "перваков" на две бригады Барин решил действовать самостоятельно, не примкнув ни к одной из них. Более того, он открыто конфликтовал с авторитетами обеих группировок. Строптивость Бадрутдинова раздражала многих, от него решили избавиться при помощи Скиппи. Тот с радостью согласился: он давно подозревал, что Барин "стучит ментам", и давний арест своего родного брата считал его "заслугой". Убрать Бадрутдинова оказалось непросто: искушенный в таких делах авторитет оборудовал двор своего дома несколькими видеокамерами и бдительно просматривал окрестности. Как Шагвалиев с подельником ухитрился пробраться в подъезд "засекреченного" дома, остается загадкой. Дальше пошло быстрее. Приятель киллера Алексей Сеначин (Крот) постучал в дверь, а когда ничего не подозревающий Барин открыл замок, Скиппи ворвался в квартиру и открыл огонь. На восьмом выстреле пистолет заклинило, и жертве удалось выбраться на лестничную клетку. Здесь Скиппи и добил строптивого Барина из второго пистолета.

Кстати, когда убийство Барина начали расследовать приволжские сыщики, то обнаружили в его доме горы кассет и фотографий, запечатлевших акты насилия, и список более 200 девушек, подвергшихся изнасилованию. Первоначально доминировала версия, что с насильником расквиталась одна из потерпевших. В пользу этой версии было и то обстоятельство, что убит Барин был 8 Марта. Да уж, эту жертву жалеть не приходится...

Званковское побоище

Осенью 2000 года один из группировщиков - Владимир Анисимов - предложил "сгонять" в поселок Званка. Мол, должен быть неплохой "улов": местные жители Тимофеевы собираются купить квартиру за 150 тысяч рублей, а Ислямовы прославились на всю округу удачным бизнесом. 27 октября банда выехала в Пестречинский район. Анисимов и Переведенцев остались на окраине деревни в машине, а Шагвалиев, Шагидуллин и Матмовский отправились к дому, хозяин которого якобы приготовил деньги на покупку квартиры.

Для семьи Тимофеевых это был обычный вечер. Хозяин дома Павел смотрел с дочкой телепередачу "Спокойной ночи, малыши", его жена собиралась ложиться спать. Когда в дверь постучали, хозяин открыл не сразу, поинтересовался: "Кто?" Ответ прозвучал по-свойски: "Паш, открой, дело есть". Оказать сопротивление нападавшим Павел просто не успел, ему заломили руки за спину и повели в гостиную. Нападавших было трое, все - в кожаных куртках и в синих масках. Хозяина бросили на пол, один из бандитов сел на него сверху, а двое других привели в комнату его мать, жену и шестилетнюю дочь, чтобы те видели, как его пытают. Потребовали 250 тысяч рублей. Таких денег дома не было... В ход снова пошли угрозы, побои, раскаленный утюг.

Преступники заставили шестилетнюю девочку показать сейф с деньгами, которых оказалось немного. Бандиты забрали документы, газовый револьвер, золотые украшения и ушли, предупредив жертв, чтобы те помалкивали.

Разъяренные неудачей, налетчики бросились в дом заместителя директора местного оптового рынка Ислямова. Для начала один из бандитов представился хозяину местным жителем и купил две бутылки водки. Проводив покупателя, коммерсант не закрыл ни дверь коттеджа, ни ворота во двор. Этим и воспользовались вооруженные пистолетами Шагвалиев, Шагидуллин и Матмовский. Они ворвались в столовую, где сидели хозяин коттеджа и три его родственницы. Всех заставили лечь на пол, и начался допрос... Как утверждают налетчики, убивать никого они не собирались. Скиппи начал стрелять неожиданно для всех. Ислямов попытался защитить семью, вырвать пистолет из рук грабителя. Шагвалиев ранил мужчину в живот, а потом уже не мог остановиться. Он прицельно расстреливал женщин, покорно лежавших на полу. Стрелял до тех пор, пока не заклинило пистолет. Мать и беременная жена предпринимателя скончались на месте. Третью жертву спас обморок, который убийцы приняли за смерть. Чуть позже налетчики нашли в шкафу маленького племянника хозяина, который спрятался, испугавшись выстрелов. Шагвалиев готов был убить и мальчика, но бандиты отказались. Ребенка пощадили: связали и затолкали обратно в шкаф. Из дома преступники унесли деньги и ценностей почти на 185 тысяч рублей. Среди награбленного оказался старинный крест ручной работы, украшенный крупными бриллиантами, - наследство Ислямова, доставшееся от бабушки. Как позже выяснилось, грабители не сумели оценить добычу по достоинству и, выбросив бриллианты, как ненужные стекляшки, сдали крест в ломбард. На вес, как лом, - за триста рублей.

Ценой огромных усилий врачам удалось спасти жизни хозяина дома и его сестры.

От смерти спас арест

В ночь кровавого побоища 18 октября 2000 года была поднята на ноги вся местная милиция, задействован районный отдел ГИБДД. В соседнем селе Кощаково расположился штаб по раскрытию преступления, были перекрыты все дороги, но задержать бандитов по горячим следам не удалось.

Рассказывают заместитель начальника "убойного" отдела УУР МВД Татарстана Сергей Сергеев и старший оперуполномоченный по особо важным делам Рафаэль Габазов, с первых минут участвовавшие в раскрытии этого и еще целого "шлейфа" преступлений банды:

- Одного из предполагаемых участников нападения задержали на следующий день. Опросив жителей деревни, милиции удалось выяснить, что наводчиком преступления мог быть один из местных. Установили место проживания Анисимова в Казани, привезли в Кощаково. Правда, он утверждал, что провел эту ночь с девушкой. А вот девушка рассказала: Анисимов приехал к ней куда позже, чем показал на допросе. Алиби рухнуло, Анисимов и вправду оказался информатором бандитов. От него потянулась цепочка расследования. Тем временем пестречинские оперативники продолжали работу в своем районе. Вскоре "вычислили" еще одного преступника, числящегося, кстати, в федеральном розыске. Но разматывать клубок преступлений было трудно: члены банды знали друг друга только по кличкам. Удалось-таки выяснить его настоящую фамилию - Переведенцев. Он был задержан утром, а через два часа, выяснив личности еще троих, выехали и за ними. Лидеру этой группы Шагвалиеву удалось удрать. По всей видимости - в Санкт-Петербург, где в то время находилась большая часть лидеров группировки "Перваки".

Поиски беглого Скиппи затянулись на несколько месяцев: найти в огромном городе человека - все равно что иголку в стоге сена. Правда, зацепка была и здесь: годом раньше в северную столицу уехал Олег Новиков, активный участник ОПГ "Перваки". Он-то и принял Шагвалиева под свое крыло. Его адрес был известен, так что в середине декабря оперативники выехали в Питер. Здесь к операции подключились сотрудники УУР ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Около квартиры Новикова была устроена засада. Первым в нее попался сам хозяин, который и рассказал, сколько еще народу находится в квартире. Скиппи тоже был там... Но, по словам Новикова, Шагвалиев не расстается со своим "ТТ" и наверняка будет отстреливаться. Однако захват был настолько быстрым, что Скиппи даже не успел снять пистолет с предохранителя. 15 декабря бандиты были конвоированы в Казань.

Арестованы были все участники бригады, кроме Кузнецова - Сявы. В октябре 2000 года он бесследно исчез: вышел из дома, чтобы поставить машину на стоянку, и больше не вернулся. Вместе с ним канула в неизвестность и казна банды - немалая сумма в долларах. За свою свободу Кузнецов должен благодарить своего подопечного Ихсанова, который в ходе допросов направил оперативников по ложному следу - отплатил Сяве за пятилетнее попечительство, а на следующий день повесился.

Во время допросов главаря банды выяснились интересные подробности. Например, Скиппи планировал убийство... своих сообщников: хотел предложить им уехать в Петербург, потом убить по одному, закопать в лесу и вернуться в Казань в скромной роли победителя, избавившись от ненужных свидетелей. От верной гибели бандитов спасли аресты...

Сыщикам понадобилось полтора года, чтобы восстановить по минутам картину событий, проследить кровавый след преступников, которые орудовали на территории Татарстана.

Об одном из эпизодов, связанных с поисками оружия банды, вспоминают Сергей Сергеев и Рафаэль Габазов:

- Наиболее примечательная история связана с пистолетом Макарова. В деле он фигурировал в половине преступлений - в пяти убийствах. Но доказать убийство в суде можно только при наличии орудия преступления.

Удалось выяснить, что пистолет после зверств в Званке Шагвалиев выбросил в озеро Кабан в октябре 2000 года. А стояла зима 2001-го... Сняли лед в десяти метрах от берега и наняли водолазов. Первая попытка не удалась. Люди, не один десяток лет работающие в правоохранительных органах, убеждали нас: невозможно найти что-либо в озере, дно которого - огромный слой ила. Подобные попытки всегда заканчивались безуспешно, даже если местонахождение разыскиваемого предмета знали точно. Мол, пожалейте государственные деньги - работа водолазов стоит дорого. И все же решили попытаться еще раз. Снова убрали лед, водолаз ушел под темную воду. Надежды на успех, честно говоря, почти не было. И надо же - вдруг из воды показывается водолазный шлем, а на край проруби ложится рука водолаза с зажатым в ладони пистолетом.

Удача? Скорее, справедливость...

Следствие, по мнению членов оперативно-следственной бригады, закончилось успешно только потому, что было обеспечено тесное сотрудничество МВД и Прокуратуры республики. Следователям отдела по расследованию убийств и бандитизма прокуратуры активно помогали сотрудники обоих оперативно-розыскных отделов УУР. Позднее, на заключительном этапе, когда надо было закреплять полученную информацию, к делу подключились сотрудники УБОП МВД РТ.

Чувствуя приближение возмездия, чуть ли не все обвиняемые решили кто притвориться душевнобольным, кто - совершить членовредительство. Удивительно, но даже под арестом налетчики не утратили былой наглости. Один из них - Андрей Матмовский - попытался сбежать из следственного изолятора, что на Петрушкином разъезде. Две ночи он пилил ножовкой оконную решетку (о том, как она к нему попала, остается лишь догадываться). Потом руками разорвал сетку и перемахнул через стену ограждения изолятора - не зря в юности занимался парашютным спортом, ведь до сих пор преодолеть это заграждение никому не удавалось. Возможно, и убежал бы, но при падении переломал ноги.

В начале 2002 года уголовное дело было передано в Верховный суд РТ, а в середине мая того же года начались первые слушания.

"Не виноватые мы!.."

Процесс по делу продвигался с большим трудом. Вначале ход судебного разбирательства затягивали сами подсудимые: все как один они продолжали жаловаться на здоровье. Один заявил, что ему должны сделать операцию. В ответ из зала донеслось: "Тебя не в больницу, а в морг везти надо". Судья поинтересовался, как потерпевшие относятся к ходатайству подсудимого. Около 20 человек тогда одновременно поднялись с мест и в один голос ответили: "Отклоняем".

Затем слушание дела было приостановлено по причине настоящей болезни Сергея Переведенцева. После того как он дал показания, изобличающие Скиппи в участии в разбойном нападении на семью предпринимателя Ислямова, сокамерник обварил его кипятком. Восемнадцатилетний парень, проходящий совсем по другому делу (его уже успели осудить за убийство), получив "весточку" с воли, опрокинул на голову спящего Переведенцева кастрюлю с кипятком. Позже оправдывался, что, мол, хотел побаловать себя супчиком. Это в шесть-то часов утра! Против любителя утреннего супчика было возбуждено уголовное дело. Видимо, Шагвалиев не мог простить предательства корешу, с которым когда-то вместе отбывал в колонии срок и которого сам привел в банду. Переведенцев провел десять дней на больничной койке с ожогами.

Только процесс вошел в нормальное русло, как дело вновь затормозилось - на этот раз из-за неявки важных свидетелей. Несколько раз им отправлялись повестки, но в суд свидетели так и не явились. Судья был вынужден оформить принудительный привод, но и в этом случае удалось "добыть" только двоих. Кое-кто из свидетелей сменил адрес, остальных же не могли найти ни на работе, ни дома.

Первым из осужденных судья допрашивал Скиппи. Предъявленных обвинений тот не признал. Сказал лишь, что действительно является лидером ОПГ "Перваки". Обвинение в хранении и применении огнестрельного оружия он тоже решительно отмел: сказал, что имел зарегистрированную "Сайгу", которая у него хранилась по всем правилам.

Позднее и многие другие обвиняемые по делу доказывали судье, что никакие, мол, они не бандиты, оружия и в глаза не видели. Любопытная ситуация: в ходе следствия оружие изымали у каждого третьего обвиняемого, однако никто из них не знал, что его дружок ходит со стволом. Да и вообще большинство обвиняемых утверждали, что своих соседей по скамье подсудимых на следствии увидели впервые. После семи месяцев судебного разбирательства в ноябре 2002 года был вынесен приговор, на чтение которого у судьи ушел целый день.

Осужденные были признаны виновными в бандитизме, убийствах, разбоях и грабежах. Ряд эпизодов был исключен из обвинения - за недоказанностью. При этом Верховный суд отнесся снисходительно лишь к двум обвиняемым. Владимир Сорокин и Алексей Сеначин фигурировали в незначительных эпизодах обвинения, оба раскаялись, помогали следствию, поэтому Сорокин приговорен к условному сроку лишения свободы, а Сеначин - к году и 10 месяцам заключения.

А вот Сергей Переведенцев получил 12 лет, наводчик банды Александр Анисимов - 13 с половиной. Активный участник почти всех разбойных нападений Андрей Матмовский получил 14 лет, ему, кстати, зачли и дерзкий побег из следственного изолятора. Заказчик убийства своего босса Ахат Саттаров отправится за решетку на 15 лет. По стольку же определили Фаргату Ситдикову и Альберту Шагидуллину.

Лидеру банды Ренату Шагвалиеву инкриминировались сразу одиннадцать статей УК: начиная с бандитизма и заканчивая незаконным хранением оружия. В итоге суд посчитал недоказанным участие Скиппи в убийствах криминального авторитета Бадрутдинова и друга детства Тимганова. Эти эпизоды были исключены из обвинения. Но и без них вина Скиппи была признана адекватной высшей на сегодняшний день мере наказания - пожизненному лишению свободы. Остаток жизни он проведет в одной из трех колоний, предназначенных для бывших "смертников".

Послесловие

Финальную точку в истории одной из самых жестоких банд Казани ставить пока рано. Во-первых, держатель бандитского "общака" Вячеслав Кузнецов бесследно исчез. И хотя прокурорские работники располагают данными, что казначея ликвидировали свои же с целью избежать еще более крупных разоблачений по неизвестным эпизодам преступной деятельности, это всего лишь информация. Сяву будут разыскивать до тех пор, пока не найдут или не получат убедительных доказательств его смерти. К тому же нет гарантии, что по заслугам получили все члены банды: в многотомном деле фигурирует немало так называемых неустановленных лиц. (Республика Татарстан, Казань, 19.06.2003)

Последние новости

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

31.10.2016, Армения

Кала… что?
Армения готова к новому партнерству

Новости региона

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

134 839

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

33 дня

ПОДДЕРЖАЛО

37

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.