Зеркала сайта:
http://primecrime.net
http://vorvzakone.ru
http://russianmafiaboss.com

информационное агенство

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

ЗОНА 3: БУНТЫ И ПОБЕГИ

28.04.2004 00:00, Татарстан 2342

МК в Татарстане

Если собрать вместе все сенсации, которые публиковались в нашей прессе за последние пару-тройку лет, то может сложиться впечатление, что в тюрьмах и колониях творится что-то невообразимое: то и дело заключенные устраивают бунты и побеги. Не знаю, не знаю. Дело в том, что в системе Управления исполнения наказаний Татарстана около тридцати различных учреждений. Естественно, не в каждом удалось побывать, не со всеми интересующими нас людьми можно было побеседовать. Факт остается фактом, о восстаниях и прошлых, и недавних рассказывали мне нечасто. Окончание. Начало в NN 14,15

- В детской колонии работать тяжелее,- рассказывает Анатолий Соколов, поработавший и в детской колонии, а впоследствии возглавлявший СИЗО-1. - Там все время, как на пороховой бочке. Когда я работал в детской, в 1989 году был день, когда колония целый день находилась в руках взбунтовавшихся пацанов. В то время колония находилась под влиянием трех группировок -"Жилки", "Московских" и ребят из Коми АССР. Вот и решила одна из группировок захватить себе полную власть.

Бунт удался. Сутки пацаны "держали" колонию, а потом приехал спецназ и навел порядок. Шестерым или восьмерым зачинщикам дали срок в 15 лет. И оргвыводы сделали, начальника колонии и замполита "попросили" с работы. - Подтверждаю, с подростками тяжелее, - говорит бывший начальник отряда Свияжской колонии номер пять Иван Евдокимов. - Взрослая колония - это курорт по сравнению с детской! В детской меня по пять раз за ночь поднимали, чтобы решить возникшую проб-л е м у Даже питание было лучше солдатского. Сливочное масло, яйца, мясо, а ведь это были военные и первые послевоенные годы. С жиру бесились, что ли? Hаказаний практически невозможно применить, "кнута" не было, только "пряник", обходились уговорами. А на взрослой помогал режим, и методов воздействия хватало. Может, поэтому и беспорядки в детских колониях были обычным делом.

Пока я разговаривал с работниками, с заключенными, то пришел к двум выводам. Первое - работать в колонии несравненно легче, чем в тюрьме. Второе – работать со взрослыми на порядок легче, чем с малолетними. И если, в колониях любимыми беспорядочными занятиями были бунты, то в тюрьмах предпочтение уже отдавалось побегам.

- Рассказать вам, как я жулика поймал? - переспрашивает бывший начальник СИЗО-1 Вагиз Мазитов. -"Система" дала сбой, и один особо опасный рецидивист прошел по какому-то пустяковому делу и не был проверен по картотеке. Осудили его на год отсидки в колонии общего режима. Через какое-то время нужно картошку перебирать. Посмотрели в дело, преступник не опасный и отправили "жулика" на поле, а он убежал. Стали разбираться - оказалось, что это Иванов, семь раз судимый. Искали, всех на уши поставили. Нашли. Я один поехал на место, где он скрывается. Захожу в хату, а там сидят мордовороты, а у меня только стартовый пистолет. Думал, не выйду оттуда живым. Иванов сам обстановку разрядил: "А, пахан пришел!" Ну и дружки его успокоились, раз пахан то, что делать...

Как правило, все бунты и побеги оканчивались неудачно для невольных, где-нибудь зоркий глаз правоохранительных органов их все равно замечал. - А при мне побегов не было, - это уже воспоминания бывшего постового того же СИЗО Михаила Боговцова. -Хотя подготовки к ним помню. Подследственные же прекрасно изучают нашего брата. Стараются завести разговор, прощупывают на слабость. Но все равно чаще они использовали нападение на постовых. Отпиливали прутья от кроватей и нападали с ними. В 60-м году так убили надзирателя. Ведь преступники - не дураки, знали, что за нападение на работника СИЗО, колонии был неминуемый расстрел. Вот и боялись. Поэтому я за 33 года своей работы помню только 3 случая нападения на постовых и надзирателей. Был еще один случай, когда 25 человек пытались прорваться через КПП, убили постового.

Однажды подследственные ночью сымитировали то, что человеку в камере плохо, -вспоминает Анатолий Соколов. - Надо его вытащить оттуда, чтобы в норму привести. И начались торги с подследственными: мы говорим - вынесите больного, нам отвечают - вам нужно, идите и забирайте.

А тут как раз у нас была проверка из Управления, четыре человека пришли. Вот они и решили поучаствовать в "выносе тела". Зашли в камеру трое, один остался подпирать дверь. Там было человек 25, подследственных, вот они и набросились на наших. Но тот, который стоял у двери, успел ее закрыть и забрать с собой ключи от всего изолятора. У "захватчиков" остались только ключи от пятого корпуса. Ну они там все камеры пооткрывали, человек 500 вышло в коридор, а выйти наружу не могут. В СИЗО приехали спецназ, группа захвата, снайперы. Решили обойтись без жертв, тем более что внутри оставались заложники. Их не тронули, но те, конечно, испугались, моральное давление все-таки было, одному царапнули ложкой глотку.

Что требовали? Да как обычно - самолет, деньги, наркотики. Поехали мы тогда во второй изолятор, взяли оттуда вора в законе из Ростова Ашота, объяснили, что делать. Он вошел в СИЗО и вывел наших. Его погрузили в авто-зак и обратно во второй изолятор отправили, а в захваченный корпус вошел спецназ - всех дубинками перемолотили.

Еще два неудавшихся случая побега были связаны с подкопами,- делится Михаил Боговцов. - В 1962 году один даже убежал, решетку подпилил, пролез на крышу и оттуда прыгнул вниз. В это время по улице шла женщина на работу, увидела, как он упал, и сообщила охраннику. В другом случае, человек почти полно стью стену разобрал черенком от ложки.

Самым знаменитым побегом в советской истории до сих пор считается тот, который был совершен в 50-е годы в Москве. Заключенных тогда привлекали к строительству МГУ, и чем выше поднималось здание, тем слабее становилась охрана. Вот и решился один смельчак повторить судьбу Икара и спикировал вниз на листе фанеры. Подвиг неизвестного удался.

Как едва не удался недавно побег из одной татарстанской колонии. Недели две заключенный ходил с шестом, и на все вопросы отвечал: "К Сабантую готовлюсь!" Задаваться вопросом, какие соревнования с шестом могут быть на Сабантуе, начали только тогда, когда парень перепрыгнул через стену. Но новоявленному Бубке не повезло: он угодил прямо в болото, которое располагалось с той стороны стены. Начал тонуть и звать о помощи. Известно, что прыгуна спасли.

Среди заключенных уже стало аксиомой то, что в большом количестве бежать нельзя. Обязательно кто-нибудь да продаст, даже за пачку сигарет. Один из немногих таких случаев произошел два года назад в СИЗО-2. Так как следственный изолятор находится недалеко от улицы, трое человек смогли перепилить решетку и выпрыгнуть. Два следующих беглеца прыгнули и попали на "запретку", где их увидел охранник на вышке. Больше желающих прыгать и бежать не нашлось, хотя в камере сидели человек 20. Впрочем, и троих более удачливых беглецов поймали достаточно быстро. Бежать из мест заключения хотят все, как только туда попадают. Лишь единицы не думают о побеге. Кто-то надеется на условно-досрочное освобождение. На кого-то, как 25-ый кадр, действует надпись примерно такого содержания: "За попытку к бегству могут прибавить еще восемь лет дополнительно". А кто-то осознает, что на воле никому не нужен, привыкает к решетке, успокаивается, "пускает корни"...

Грубо говоря, в тюрьме живется нормально.

- Я замечаю, что в последнее время подследственные становятся все толще и толще - говорит Ильдар Гимади-заведующий хозяйственной части СИЗО-1. Серьезно. В свое время высшее руководство приняло, я считаю, популистские решения, по которым сейчас питанию заключенных позавидовать можно. Я должен предоставлять каждому человеку по 300 граммов мяса в день, 70 граммов рыбы, 620 граммов хлеба. Это примерно пол-буханки белого и четверть черного хлеба. Да они на воле так не питаются. Но все равно, за время пребывания здесь отъедаются - работы же нет никакой, движения. Сиди, телевизор смотри, если есть такая возможность. Даже, как раньше выражались, вшей давить не надо, потому что в нашей бане есть такой шкаф, куда все личные вещи сразу сдаются на прожарку и при температуре в 110 градусов умирают. (МК в Татарстане, 28.04.2004, №17, Джаудат АБДУЛЛИН)

Следите за новостями воровского мира на канале Прайм Крайм в Telegram

Последние новости

25.05.2018,

ЭКСКЛЮЗИВ

Красноярский край

Выстрадал
Освободившемуся вору «в законе» Бадри Когуашвили дают оперативный простор

24.05.2018,

ЭКСКЛЮЗИВ

Белоруссия

Распечатал
Вор «в законе» Гела Кардава осужден на первый срок

27.04.2018,

ЭКСКЛЮЗИВ

Ростовская область

Загагулина
В Ростове-на-Дону задержан Гачик Асатурян

18.04.2018,

ЭКСКЛЮЗИВ

Греция

Толстый в чужих руках
В Греции задержаны воры «в законе» во главе с Лашей Шушанашвили

17.04.2018,

ЭКСКЛЮЗИВ

Москва

Аура Заура
В Москве появился вор «в законе» Хаджи Бейлаганский

15.04.2018,

ЭКСКЛЮЗИВ

Краснодарский край

«Отпетов»
Скончался один из одиознейших воров на Кубани

Новости региона

Начальник казанской ИК-2 о Пецо: «Таких желательно подальше от России держать»

02.08.2017, «Прайм Крайм»,

ЭКСКЛЮЗИВ

Простата хуже воровства
Освобождение вора «в законе» оскорбило полицейских

«Это один из самых влиятельных воров современности»: Пецо едет умирать из Казани в Грузию

27.07.2017, «Прайм Крайм»,

ЭКСКЛЮЗИВ

Как бы Пецо не вышло
Отпустят ли татарстанские судьи титулованного родственника «золотой» коллеги?

Зачем воры в законе запустили маляву о Кубке конфедераций

Должен ли больной «вор в законе» сидеть в тюрьме?

Copyright © 2006 — 2018 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.