Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

ВОЗВРАЩЕНИЕ ТИМОХИ

15.03.2006 00:00, Германия 3660

Новое русское слово

Бандиты любят меценатствовать, благо делают это на чужие деньги. Покойный Джон Готти ежегодно устраивал у себя в микрорайоне запрещенные фейерверки, чем снискал себе обожание окрестных мещан.

Бандиты любят общаться с людьми искусства, особенно в России, где люди искусства часто не видят в их обществе ничего зазорного. В Америке большинство знаменитостей избегают таких связей, хотя, впрочем, на проходящем сейчас в Манхэттене процессе Джона Готти-младшего прокурор Майкл Макговерн предъявил присяжным фотографию Фрэнка Синатры, на которой тот изображен в обществе Карло Гамбино, возглавлявшего одноименный гангстерский клан до своей смерти в 1976 году.

Я также прилагаю к сему фотографию американской актрисы Брук Шилдс в обществе нашего гангстера Фимы Ласкина, хотя сомневаюсь, чтобы она знала в тот момент, с кем ее снимают.

Фима любил меценатствовать, робингудствовать и общаться с людьми искусства. «В русскоязычной колонии Германии Ласкин был достаточно влиятельным и уважаемым человеком, — писал в 2001 году Александр Фитц в газете «Русская Германия». — Он имел обширные знакомства среди представителей полусвета, богемы, художников, музыкантов, актеров и, естественно, тех, кто не всегда ладит с законом. ...Наряду с образом грозного и беспощадного «главаря русской мафии», который последовательно создают ему ряд немецкоязычных средств массовой информации, есть и другой — человека щедрого, веселого, отзывчивого, всегда готового прийти на помощь и... впутаться в любую авантюру».

«...Какой это был элегантный, утонченный мужчина и кавалер! — сказала Фитцу «одна актриса». — Какой он был блестящий собеседник... Помню, меня это поражало больше, чем его щедрость...».

Господь ей судья.

Я тоже решил внести лепту в панегирическую литературу о Ласкине и поговорил на этой неделе с одним нью-йоркским старожилом, который останавливался у Фимы в Мюнхене незадолго до его смерти. Мой собеседник пожелал остаться неназванным. Я буду звать его Пашей.

«Для меня это очень свято — Фима, — начал он. — Это донкихот, это совершенно удивительный человек... Мы ездили с Фимой в Инсбрук, в больницу к умирающему Юлиану Семенову. Я готовил еду для Юлиана, он уже нас не узнавал, но он просил сделать ему «аидише мама», это желтки, взбитые с маслом сливочным, с печеночкой куриной. Его обслуга в больнице стоила семь тысяч шиллингов в день».

«Когда мы с Фимой ехали туда, — продолжал Паша, — мы спокойно въехали в Австрию, а на обратном пути зазвенели колокола, остановили машину, всех арестовали, был обыск, потому что Фима там числился у них в ярких красках... Проверяли, а он очень смеялся и говорил им по-немецки, что, мол, «Гитлера второго хотите?!» Он очень смелый был. Он говорил: «Вам мало еврейской крови?» Это сильно работало. Он кричал: «Что, опять еврея нашли крайнего?! Гитлера опять хотите вернуть?!» Это для них был страшный кошмар. Он и в тюрьме этим занимался. Он менял места, камеры и зоны тем, что кричал: «Еврея хотите замучить! Фашисты…». Это канает. Это играло, потому что они всегда feel guilty».

«Фима замечательный был парень, добрый, открытый, совмещал дружбу с музыкантами, артистами, он спонсировал боксеров, — восхищается мой собеседник. — Я всегда у него останавливался, один раз жил у него с Олегом Коротаевым (боксером, которого впоследствии застрелит у брайтонского ресторана «Арбат» Алик Магадан. — В.К.). У Фимы был очень открытый дом. Широкий, добрый, очень хлебосольный был человек. Дом у него был в центре Мюнхена, и там все собирались. Коротаев приехал тогда из Москвы. У Фимы был балкон, и я готовил там еду. Он очень любил мои щи. Я ему наваривал в мешках целлофановых, он замораживал в морозильниках, у него были большие холодильники, а потом на балконе рубил эти щи топором. Я наваривал ему на полмесяца. Я варил из свежей и квашеной капусты и из свиных ножек».

«Как квартира была обставлена?» — полюбопытствовал я. — «У него был буль, в бронзе, очень красиво. Он любил старину, у него до этого были какие-то антикварные магазины в Мюнхене...». «А что такое буль?» — спросил я, стыдясь своей темноты. — «Буль — это такой пузатенький комодик на гнутых ножках и из металла, он отделан черепахой. Это самое популярное из старинной мебели. Потом поляки начали делать уже фуфло». (Я потом не поленился заглянуть в словарь и узнал, что буль происходит от француза Андре Шарля Буля (1642-1732), который специализировался на художественной мебели.)

Кроме пузатого буля у Ласкина была картина Фернана Леже с сертификатом подлинности. «Я не помню, как она выглядела, но он говорил, что это Леже. Я чего, понимал, что ли?» — сказал Паша. «Ничего, я буля тоже не знал», — утешил его я.

«Он выглядел здорово, нравился женщинам, не бухал, ни на чем не сидел, — восхищается давний гость Ласкина, отрицая слухи о том, что в последнее время Фима подсел на кокаин. — Он очень был физически сильный, очень был смелый, дерзкий, но очень добрый к людям. Когда была война, он детей всех своих друзей вызывал из Израиля. Всем звонил, говорит: «Давайте детей!».

Вот такого замечательного человека сразил бандитский нож на автомобильной стоянке у плавательного бассейна Ungererbad в Мюнхене.

Газета Die Welt, которая охарактеризовала покойного как «красивого царя» (?), назвала убийство Фимы «зверским» (bestialisch) и сообщила, что у него были колотые раны «в сердце, легких, печени, почках и разных артериях».

Нельзя сказать, что Фима был совсем уж плакучей ивой. Общие знакомые говорили, что однажды он чуть не зарезал в Европе Евсея Агрона, которого, если послушать современников, резал и стрелял всяк кому не лень, а вор в законе по кличке Черкас разжаловал его из воровского сословия за неуплату карточного долга.

«В Германии был одессит по кличке Медведь, — говорит один ветеран со слов самого Фимы. — Они поехали в лес разбираться. С Фимой поехал его брат Валерик, покойный, он был борец, а Фима был боксер. Тот был такой резкий парень, отчаянный, так они ему поломали руки-ноги, и нож еще засадил ему, по-моему, Фима. Мне это совсем непонятно. Вместо того чтобы его добить, дела какие-то непрофессиональные: его еще отвезли в больницу. А он потом поклялся им мстить».

«Если кто-то кого-то обижал, — вспоминает один его приятель, — он мог снять трубку и сказать: «Так, б..., сейчас, б..., вые...у!» Разрывал людей! Смелый очень!» Я говорю: «Фима, ты так обещаешь, что тебя просто прибьют! Как можно так угрожать по телефону? Со страху просто тебя е...нут!»

Сон оказался в руку: прошло совсем немного, и Фиму самого е...нули.

Судя по тому, что ордер на его арест выдан в том же 1991 году, полиция сразу начала подозревать в этом преступлении Тимоху, который с тех пор пожил в Америке, а потом вернулся в родной Гомель и отгрохал себе такие хоромы, что, как рассказывали мне общие знакомые, одна прохожая богомольная старушка даже перекрестилась, приняв их за храм. В сентябре 1999 года Тимоха, на свою голову, решил съездить в Австрию (по словам его адвокатов, покататься на лыжах), именно в тот самый Инсбрук, куда Фима ездил к умирающему Юлиану Семенову.

Путь Тимохи лежал через мюнхенский аэропорт им. Франца Йозефа Штрауса, где его и «замели», хотя он ехал с греческим паспортом на другое имя — Ионидис (греки потом заявили, что гражданства Тимохе сроду не давали).

Потом стало известно, что на месте гибели Ласкина нашли парик и носовой платок. В парике был волосок, который, как показала экспертиза, принадлежал Александру Бору, то есть Тимохе, а на платке — восемь хороших (с точки зрения следствия) капель крови: три принадлежали Фиме, а пять — Тимохе.

Непонятно, как бывалый человек, каким, по всем отзывам, является Тимоха, мог оставить такие смертельные улики. Может, спугнули?

Защита парировала на процессе, что анализ делался за десять лет до этого и по устаревшей технологии, но не убедила присяжных.

Еще одно доказательство предоставил суду наш старый знакомый следователь Управления по борьбе с наркотиками США Луис Кардинали, разрабатывавший в начале 1990-х группу советских эмигрантов, которые возили в Америку героин из Азии, спрятав его на теле.

Следствие довольно быстро раскололо одного из активистов этой группы — мебельщика Арона Ройзиса, он же Гриша-Людоед, и вскоре подослало его в Майами к Леше-Тарзану, который как раз обсуждал в Кронштадте покупку легендарной кокаиновой подлодки. Как показал Кардинали на процессе Тимохи, Ройзис поведал ему на допросе, что тот однажды расслабился и признался ему в Будапеште в убийстве Ласкина. Уместнее было бы услышать это от самого Людоеда, но он жил в тот момент в Италии и согласился явиться на суд лишь за большие деньги (в газетах называли чуть ли не три миллиона долларов: полтора — до и полтора — после).

Таких денег никто не платит, тем более что они окончательно бы скомпрометировали свидетеля, дав защите возможность говорить, что Людоед клевещет на Тимоху ради заработка. Был достигнут компромисс: Гришу допросили по месту жительства в Италии, и он начисто все отрицал.

Тем не менее Тимоху признали виновным и дали ему пожизненный срок, а также три года за «наезд» на польскую гражданку Катажину П., которой в момент приговора было 49 лет. В начале 1990-х она работала в Германии горничной у некоей российской предпринимательницы, которая обвинила ее в краже 55 тысяч марок, а когда полячка все отрицала, прибегла к помощи Тимохи и его народных мстителей. Они применили общеизвестные методы убеждения, в том числе горячий утюг и пластиковый пакет, который Тимоха натянул ей на голову и долго не давал дышать. Несчастная не выдержала пыток и выпрыгнула из окна с девятиметровой высоты. Катажина П. все себе переломала, включая позвоночник, и осталась калекой, но мужественно приехала из Польши на процесс Тимохи и дала против него показания, хотя не согласилась делать это лицом к лицу, и он слушал ее выступление из соседней комнаты.

Как пишет тот же Фитц, «леденящая кровь исповедь» потерпевшей не вызвала на лице у Тимохи никаких видимых эмоций. «Это, признаться, меня удивило, — замечает журналист и объясняет почему: — Дело в том, что, по имеющейся информации, после убийства Ласкина этот человек уверовал. Раскаялся он или нет в содеянном, я не знаю. Но, как говорят, стал активным прихожанином православной церкви. В частности, он пожертвовал немалые деньги и лично участвовал в строительстве монастыря в окрестностях Гомеля. Кроме того, я располагаю сведениями, что, находясь в мюнхенской тюрьме, Александр Бор привел к вере нескольких своих соседей и даже научил их правильно произносить молитвы».

Из статьи Фитца складывается впечатление, что он почерпнул эти сведения у священника, который навещал Тимоху в тюрьме. Это привело мне на память другого священнослужителя — перешедшего в православную веру американца, который повадился в конце 1990-х в Майами к сидевшему там нижегородцу Олегу Кириллову и тоже был от него в восторге. Кириллову, которого МВД называет убийцей, впоследствии дали 16 лет за контрабанду кокаина, и он покинул по этапу приход майамского батюшки.

Убийство Ласкина породило несколько теорий. Главная гласила, что он пал жертвой разборок среди русской мафии, что на поверку оказалось правдой. Но была и версия о том, что Фиму ритуально убили антисемиты, нанеся ему обрядовые семь ран. Сразу начали называть тбилисского вора-законника Тенгиза.

В конечном итоге свою версию предложил и сам Тимоха. (Новое русское слово, №33227, 15.03.2006 17:55, Владимир Козловский)

Последние новости

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

31.10.2016, Армения

Кала… что?
Армения готова к новому партнерству

Новости региона

13.03.2006, Newsru.com

ИЗ НЕМЕЦКОЙ ТЮРЬМЫ ОСВОБОЖДЕН ВОР В ЗАКОНЕ ПО КЛИЧКЕ ТИМОХА

07.03.2006, Новое русское слово

ТИМОХА ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА ВОЛЮ

09.06.2005, Первая Крымская, Симферополь

"ОТЕЦ" РУССКОЙ МАФИИ НА ЗАПАДЕ

16.08.2004, Русская Германия

БОР УВЕРОВАЛ, РАСКАЯЛСЯ И ВО ВСЕМ СОЗНАЛСЯ

06.08.2004, Время новостей

ТИМОХУ ПОЖАЛЕЛИ

22.03.2004, Русская Германия

ТРЕТЬЯ ПОПЫТКА

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

168 334

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

31 день

ПОДДЕРЖАЛО

41

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.