Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

УБИЙСТВО ВОРА В ЗАКОНЕ

19.08.2007 09:00, Московская область 1827

Родное Подмосковье

Он был непререкаемым авторитетом для рядовых отечественных мафиози. Последнее слово всегда оставалось за ним, потому что в преступном мире ему были даны полномочия "законника" - вора в законе. Блатные, нередко устраивавшие дикую поножовщину при разделе сфер влияния, прекращали свою кровавую междоусобицу по первому его требованию. А порой "законник" объявлял приговор своевольному уголовнику, и дни обречённого были сочтены. Этим могущественным "паханом" был пятидесятилетний Теймураз Пайчадзе (здесь и далее фамилии фигурантов и некоторые обстоятельства уголовного дела изменены - А.Т.) - уроженец города Кутаиси.

Весна 1989 года началась для Теймураза очень печально: умерла его старенькая немощная мать. После сороковин в середине мая Пайчадзе, оставив на попечение старшего брата убитого горем престарелого отца, отправился в очередной вояж в Москву, чтобы немного постращать вышедших из-под контроля "цеховиков". А заодно напомнить о своём существовании двадцатишестилетней балашихинской сожительнице Светлане Покровской и запоздало поздравить с прошедшим днём рождения девятилетнюю дочь Этери.

В Подмосковье Теймураз вёл себя, как в Грузии: подошёл к знакомому председателю кооперативного кафе "Кавказ" Гиулию Махарадзе, и, взяв ключи от его "Жигулей", стал распоряжаться чужой автомашиной, как собственной.

Семнадцатого мая под вечер Пайчадзе зашёл в кабинет Махарадзе и небрежно бросил через плечо приятелю, что нужно отвезти домой цветы. Босс­кооператор даже пикнуть не посмел, хотя собирался запирать свою лавочку­забегаловку и ехать на домашний ужин. А уж заикаться о том, что в салоне "мотора" лежит в целлофановом мешке подготовленная к сдаче в госбанк разменная монета примерно на полтысячи рублей, председателю и вовсе зазорно было.

Выйдя из кафе, Теймураз степенно потопал к синим "Жигулям", и в это время на крохотную стоянку перед "Кавказом" лихо зарулило такси с четырьмя пассажирами. Пайчадзе, увидев в салоне автомашины с "шашечками" Юрия Демьянова, подошел к "тачке"...

Где-то с полгода назад Теймураз познакомился в Балашихе со швейцаром местной столовой № 8 Юрием Демьяновым, позже неоднократно случайно встречал его в здешних злачных местах и поэтому сейчас сначала подал руку общепитовскому "вышибале", а затем уже поочередно поздоровался и с его спутниками.

- Что вы собираетесь делать? - спросил Теймураз после "официальной части", снова повернувшись в сторону Юрия.

- Да вот хотим выпить на природе, - широко улыбаясь, ответил явно польщенный вниманием "законника" швейцар, всего лишь раз лишавшийся свободы на три года по сто сорок пятой статье - за грабёж.

- Нас ещё четверо уже ждут в лесу рядом со станцией Горенки, - добавил кто­то из разговорчивых пассажиров.

- А я не помешаю, если поеду с вами? - осведомился Теймураз.

- Конечно же, нет! - в один голос заверили своего учтивого собеседника­-грузина радушные славяне.

Выглянувший на "плешку" Махарадзе увидел, что кроме Демьянова в синие "Жигули" подсели неразлучные компанейские ребята Игорь Афанасьев и Владимир Маслинский, а также претендент на звание "крёстного отца" местного региона - недавно освободившийся из "зоны" Николай Митрохин.

Поняв, что ждать скорого возвращения Теймураза теперь бесполезно, Гиулия уехал домой на такси.

Оставив "Жигули" у пивной палатки на станции Горенки, пятеро мужчин углубились в лес на полсотню метров и на поляне в стороне от грунтовой дороги заметили четверку "корешей". Лежавшие на зелёной травке экс-зеки Сергей Террасов и три Николая - Чеглаков, Крынкин и Ерёмин - с любопытством посмотрели на пожилого незнакомца с выставленным напоказ золотым крестиком на волосатой груди. Именно наличие этого священного предмета у кавказца лучше всяких слов подчёркивало для посвящённых в уголовную субкультуру, что перед ними настоящий блатарь. Пайчадзе сам представился на русский манер: "Я - Тимур". И под одобрительные взгляды заждавшихся гульбы на свежем воздухе выставил на импровизированный стол, где уже лежали четыре поллитровки водки и рыбные консервы, несколько предусмотрительно взятых им из багажника "Жигулей" бутылок пива и шампанского. Молодёжь, пришедшая со "старичком" Пайчадзе на чисто мужской уикенд, выложила на расстеленные на земле газеты богатую закуску.

Пока пир шёл горой, Теймураз, даже не притронувшись к стакану, присматривался к новым знакомцам. У пьяных, как известно, что на уме, то и на языке: бывшие колонисты бахвалились своими судимостями. Маслинский промямлил, что по нему тоже тюрьма давно плачет, только Чеглаков почему-то держал язык за зубами. Когда последняя пустая бутылка улетела в кусты, сотрапезники стали расходиться по-английски, спасаясь от назойливого комарья. Первым, вроде бы, покинул поляну Митрохин, следом за пошатывающимся вожаком ушли в сторону пивной палатки Террасов, Ерёмин, Демьянов и Афанасьев. Оставшимся до конца пикника порядком захмелевшим Чеглакову, Крынкину и Маслинскому трезвый Пайчадзе предложил съездить искупаться на Мазуринское озеро, что с их стороны получило полное одобрение.

Теймураз попросил Маслинского сесть за руль "Жигулей", а сам расположился на заднем сиденье вместе с Крынкиным, рядом с водителем занял место Чеглаков. Автомашина поехала в направлении зоны отдыха, и в пути кавказец поинтересовался у Чеглакова:

- А ты, молчун, где у Хозяина был?

Если бы "законник" надумал выяснить у Чеглакова, за что Николай отбывал наказание в местах лишения свободы, то узнал бы, что по числу судимостей тот ровня даже ему, признанному генералу преступного мира. У Пайчадзе за спиной были три ходки на "зону", и "пацан" Чеглаков столько же раз попадал на "полированное дерево" - скамью подсудимых. За грабежи и нанесения тяжких телесных повреждений.

Не предчувствуя подвоха, Чеглаков лениво ответил:

- В Омске я сидел.

"Законник" с нарочитой издёвкой ухмыльнулся:

- А-а, на таких козьих "зонах" сидят одни козлы.

Для судимых такая уничижительная реплика является большим оскорблением, но реутовский лидер сдержался, лишь буркнул с чувством собственного достоинства:

- Раз так, то ты сам... такой же.

Кавказец на мгновение опешил от неслыханной дерзости. Принадлежность к элите преступного мира приучила Пайчадзе к тому, что никто из мелкой сошки - обладателей "сержантских" и "лейтенантских" синих наколок на руках - не осмеливался ему перечить. И вдруг...

Горячая кавказская кровь взыграла в Пайчадзе: выхватив из потайного карманчика миниатюрную блестящую заточку, он попытался ударить стальным жалом развернувшегося к нему вполоборота Чеглакова. Николай автоматически поднял вверх правую руку, и острое лезвие полоснуло по указательному пальцу. Еще дважды Теймураз молниеносными движениями рассекал воздух, метя заточкой в шею Николая, в одночасье ставшего для "законника" самым заклятым врагом в столичной области. Однако Чеглаков вовремя прижал подбородок к груди, и Пайчадзе лишь располосовал ему нижнюю часть лица с правой стороны.

Улучив момент, Николай проворно выскочил из "пятерки", остановившейся на полпути между пивной и Мазуринским озером. Следом за ним начал неуклюже выбираться из салона "Жигулей" Теймураз и, воспользовавшись этим, раненый схватил "вора в законе" за волосы и вытащил из "тачки".              Удерживая одной рукой пытающегося распрямиться Пайчадзе в полусогнутом положении, разъярённый Чеглаков принялся остервенело наносить своему обидчику удары в голову и живот. К ним подскочили Маслинский и Крынкин, но вошедший в раж Чеглаков даже не заметил, приняли ли они участие в избиении кавказца. Вдруг Теймураз разом обмяк и стал грузно оседать на землю.

Лежачих не бьют только порядочные драчуны, но тут джентльменов не было. С неимоверным трудом собрав последние силы и приподняв одну руку на уровне лица для его защиты, Пайчадзе угасающим сознанием отметил, что тело ему больше не повинуется. А злорадствующий Чеглаков, решив до конца поквитаться с Тимуром за полученные порезы, ещё нанёс грузину полуботинками несколько скользящих ударов по лицу сверху вниз - от темени к подбородку, после чего рука "законника" упала, как плеть. Не подающего признаков жизни Пайчадзе положили в багажник автомашины прямо на бутылки с пивом, и троица продолжила прерванный путь к Мазуринскому озеру.

На территории зоны отдыха случилось непредвиденное: в "Жигулях" сгорело сцепление, пассажиры стали толкать легковушку вперёд, а сверхбдительный старенький сторож, насторожившись нервозным поведением залётных крепышей в спортивной форме, позвонил в милицию. Автоэкипаж патрульно­постовой службы прибыл к месту вызова через считанные минуты, но застигнутые врасплох битые мужики быстро сориентировались: выкрутились они из крайне затруднительной ситуации за счёт того, что экспромтом сочинили правдоподобную небылицу о нападении на них полутора десятков подростков. Стражи порядка даже посочувствовали вытиравшему капавшую с подбородка кровь Чеглакову, заявившему, что травмы ему кто­то из нападавших нанёс кочергой. Посчитав свою миссию законченной, патрульные на "воронке" умчались обезвреживать других преступников и правонарушителей.

Утром следующего дня пришедший на работу сторож, к своему удивлению, обнаружил синие "Жигули" на прежнем месте и сообщил об этом по телефону в милицию. Потом у "пятёрки" появились какие­то двое мужчин, и обеспокоенный сторож повторно набрал "02". Увы, спецавтомобиль с синей полосой на боку прибыл лишь тогда, когда подозрительная двоица подожгла "Жигули" и скрылась в лесу.

При осмотре "пятерки" в её салоне были обнаружены нетронутые медяки и серебро, а в багажнике лежал обезображенный труп Пайчадзе. Хозяин "Жигулей" без труда вспомнил, с кем Теймураз уехал от "Кавказа" на роковую вербовку подручных, а оперативники после подсказки оконфузившихся патрульных довольно легко отыскали "человека со свежим шрамом" и его ближайших сподвижников. Чеглакова и Крынкина взяли на квартире Ерёмина, а Маслинского, сидевшего в белом костюме в ресторане среди благородных светских дам, оперативники попросили не портить о себе впечатление у праздной состоятельной публики и предложили спокойно проследовать за ними на выход из банкетного зала.

Остаётся только добавить, что, по сути, с убийства кутаисского Тимура в столичном регионе началась нашумевшая серия чисто уголовных расправ с известными ворами в законе и авторитетами преступного мира. (Родное Подмосковье, 19.08.2007, №33, Александр ТАРАСОВ)

Фотографии

Последние новости

08.12.2016, Украина

Чары Чарая
В Киеве выявлен вор «в законе», коронованный в 2014 году

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

Новости региона

28.10.2016, Росбалт

«Авторитета» убили по сценарию из «Восточного экспресса»

23.10.2016, «Прайм Крайм»

Неволоколамск
Ильдар Асянов в СИЗО не признан вором

24.06.2016, «Прайм Крайм»

Под куполом «цирком»
Олег Пирогов в очередной раз может избежать тюрьмы

17.06.2016, «Прайм Крайм»

«И сынка, и папу гонют по этапу»
Вор «в законе» Костыль осужден к 3,5 годам строгих лагерей

17.05.2016, Росбалт

В Подмосковье задержали «вора в законе» по кличке Камо Московский

30.03.2016, «Прайм Крайм»

Ноев внучег
В Подмосковье задержан «законник» в третьем поколении

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

173 333

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

28 дней

ПОДДЕРЖАЛО

44

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.