Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

ВОРЫ В ЗАКОНЕ: ИНЫХ УЖ НЕТ, А ТЕ — ДАЛЕЧЕ

29.11.2007 08:00, Белоруссия 7639

Большая часть книг и кинофильмов культивируют образ «вора в законе» как некоего доброго барина, мудро решающего сложные житейские проблемы. Однако у сотрудников Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Беларуси иной взгляд на элиту криминального мира.

Дела давно минувших лет

В Беларуси, как и на всем постсоветском пространстве, «воры в законе» заявили о себе во весь голос в начале 90-х годов минувшего столетия. В то смутное время они сумели организовать и возглавить «бригады» рэкетиров, вымогателей и прочих «братков». По бандитским правилам «вор в законе» своими руками ничего не делает: не убивает, не грабит. Он — мозг и руководитель преступной организации. «Чернорабочие» криминального мира несли в клюве часть добычи в бандитский «общак». А не поделишься — разберутся по «понятиям». Ведь именно «вор в законе» обязан урегулировать конфликты и вынести приговор непослушным. Это мог быть и приговор к исключительной мере наказания.

Поскольку бандитская романтика всего лишь маскировка весьма меркантильной цели — пополнения «общака», то в среде «авторитетных» товарищей нередки были серьезные конфликты из-за сфер влияния. Может, потому и век криминальных царей чаще всего недолог.

Владимир Клещ, он же Щавлик, корону получил в 1994 году, а уже в 1997-м исчез при невыясненных обстоятельствах. До такой степени невыясненных, что его тело не найдено и по сей день. В 2000 году были убит Геннадий Лукашов (Лукаш), пропал Александр Трацевский (Траца). Здесь можно вспомнить и Александра Карловича, имевшего более скромный титул — «положенца» (претендента на корону «вора в законе»), убитого своими же охранниками по приговору «вора в законе».

Как уверяют в ГУБОПиК МВД Беларуси, убийства и исчезновения «воров в законе» никто не списал в архив — по ним продолжается работа.

Больше всего из коронованных особ повезло Льву Эпштейну (Бельмо, Лева Минский). Он умер в возрасте 77 лет, как говорится, от старости. Последний приют для «первого вора» нашелся на участке коммерческих захоронений одного из престижных кладбищ Минска. А его коллега Петр Науменко (Наум) в 1995 году умер от острой сердечной недостаточности. В то время он находился под арестом и содержался в витебском СИЗО.

Сергей Коваленко по кличке Мамонтенок воровскую корону получил в 1996 году. С ним случалась забавная история. Неожиданно Мамонтенок исчез. Так же, как Щавлик: вот был и вдруг не стало. Пропажу искали и сами «братки», и милиция. Тем временем по поводу исчезновений Щавлика и Мамонтенка некоторые политики, аналитики и прочие эксперты делали громкие заявления, увязывая пропажу криминальных авторитетов с исчезновениями известных политиков. Сам же Сергей Коваленко в это время основательно «сидел на игле», скрывшись от всех в только ему известном месте. Затем Мамонтенок вышел из подполья. Можно сказать, чудесно воскрес. Этот факт политики, аналитики и эксперты уже не комментировали, разве что журналисты, ведущие криминальные хроники, обратили на него внимание.

Теперь Сергей Коваленко живет в Гомеле, и хотя титул «вора в законе» за ним сохранился, никакого влияния на криминальную среду, по оценке сотрудников ГУБОПиК МВД Беларуси, «воскресший» не оказывает.

«Помните вы этих щавликов и прочих. Где они сейчас?»

29 октября 2001 года аналитическая программа «Панорама» Белорусского телевидения показала фрагмент выступления президента Александра Лукашенко в Гомеле, в котором тот затронул тему деятельностикриминальных авторитетов.

Президент сообщил, что еще пять лет назад «через определенных жуликов» он предупредил криминальных лидеров: «Не дай Бог где-то вы создадите обстановку криминальную, я вам поотрываю всем головы». Лукашенко также рассказал, что у него в сейфе лежит подготовленный МВД список всех белорусских уголовных «авторитетов». «Мы знаем всех, и не дай бог им шевельнуться!», — сообщил президент. Разгорячившись, президент продолжил откровения: «Был случай, когда они неправильно себя повели. Помните вы этих щавликов и прочих. Где они сейчас? Поэтому в стране порядок и все довольны».

Из интервью экс-министра сельского хозяйства Василия Леонова:

«О Щавлике мне рассказали мои земляки, родом с Могилевщины. Кстати, Щавлик тоже могилевчанин. Так вот, они сразу сказали: скорее всего, убрали менты. Потому как у криминальной среды к нему не было претензий. Эта уверенность окрепла после того, как исчез другой криминальный авторитет Мамонтенок. Потом мне это подтвердили очень высокопоставленные чиновники с солидными погонами». «Свободные новости», 2-9 ноября 2001 года.

В паспорт к Щавлику мы не заглядывали и точно сказать, где он родился, не можем. Но в детстве Владимир Клещ был известным вором-форточником в минском микрорайоне Зеленый луг.

От «форточника» до «вора в законе»

 «Еще в начале службы мы неоднократно задерживали подростка-«домушника» Володю Клеща, забиравшегося в квартиры горожан через незакрытые форточки. Уже взрослым он отсидел за кражу, выйдя на свободу, продолжил свое занятие. Характер у парня был дерзкий, отчаянный. В 1985 году он обчистил очередную квартиру, — вспоминает Александр Новиков, служивший в то время в Первомайском райотделе милиции Минска. — Чувствовал Володя, что «засветился», и понимал, что будем задерживать. В своем криминальном кругу он поклялся «замочить первого же мента, который попытается его задержать». До нас эта информация дошла, как и то, что у Володи появилось огнестрельное оружие. Мы узнали, где он скрывается. Тогда не было ОМОНа, «Алмаза», поэтому задерживали преступников оперативники. Нам выдали бронежилеты (впервые так экипировали сыщиков) и предложили в подмогу кинолога с собакой.

Прибыли к дому, где находился подозреваемый. А он захватил заложников — офицера-моряка и молодую женщину. В то время бронежилеты были очень тяжелые и длинные. Я не мог воспользоваться этим средством, потому что оно сковывало движения и все мои спортивные навыки оказались бы невостребованными…

После полуторачасовых переговоров через дверь, и видя, что Клещ не собирается ее открывать, я крикнул: «Володя, открывай, это я, Новиков! Обещаю, что тебя никто не тронет. А вот уйти ты не сможешь: веревочку (а он приспособил канат, и, вероятно, надеялся по нему перебраться на крышу соседнего дома) я подпилил, собачка во дворе гуляет злая, так что сдавайся». Он назвал полностью мою должность, фамилию, имя, отчество, и когда я подтвердил, что это я, попросил минуту на размышление… Мы знали друг друга: я его раньше задерживал. Вероятно, поэтому он открыл дверь квартиры. Но ведь и от клятвы он не может отказаться. В результате… Володя сам себя ранил ножом. Заложники не пострадали. Затем состоялся суд, Клещ получил очередной срок. Через несколько лет он был «коронован» и получил титул «вора в законе», как это называется в криминальном мире».

Ударили креативом по криминалу

Специальное подразделение по борьбе с оргпреступностью в белорусской милиции было создано в 1991 году. Бандиты придумывали новые формы «работы», а милиционеры — способы борьбы с ними. В то время законодательство отставало от жизни. А уж материально-техническая база милиции… Бандиты лихо гоняли на подержанных иномарках, а в райотделе не было бензина для дохлого уазика. У «авторитетов» — первые мобильники, у милиционеров — допотопные рации.

В 1999 году был принят новый Уголовный кодекс, да и опыт противодействия организованной преступности тоже накопился. К концу 90-х из-за повышенного милицейского внимания «ворам в законе» и их свите стало дискомфортно на родине. К тому же кроме традиционных методов: найти за что и посадить, милиция начала креативничать. Борцы с оргпреступностью, прекрасно зная психологию своих подопечных, не раз устраивали показательно-воспитательные мероприятия. То во время застолья у уважаемого в криминальных кругах гражданина проверят документы гостей, а то и вовсе всех участников международной бандитской сходки препроводят в СИЗО. Правоохранительные органы пресекали попытки консолидации всякого рода «авторитетов». Как ни крути, а эмиграция оказалась лучшим решением проблемы: в Беларуси по-настоящему развернуться не давали.

«Титулованные» эмигранты

Вахтанг Гергайа (Вахо) приехал из Москвы в Брест уже титулованным «вором в законе». Он руководил деятельностью преступников из грузинской диаспоры, а также открыл производство спиртных напитков. На этом и погорел, получил немалый срок лишения свободы. Выйдя из мест не столь отдаленных, уехал из Беларуси в Белокаменную.

Гомельчанин Александр Тимошенко покинул Беларусь еще в начале 90-х. Побывал в Америке, Германии. Кстати, в Германии был приговорен к пожизненному заключению за организацию убийства, но потом его дело пересмотрели. После нескольких лет отсидки в немецкой тюрьме, Тимоха оказался на свободе и уехал в Москву. Теперь «вор в законе» из Беларуси на равных с такой звездой криминального мира как Япончик. По некоторым сведениям, заслуживающим доверия, Тимоха курирует транснациональную преступность на территории западной и восточной Европы.

Дмитрий Галеев воровскую корону получил в 1998 году. Правда, в Беларуси не все признали его титул, так как коронацию жодинца проводили российские и кавказские воры, игнорируя мнения местной криминальной элиты. В 2005 году Галей перебрался в Россию. Но криминальная активность Галея там пришлась не ко двору. Во всяком случае, российские СМИ сообщали, что рассматривается возможность депортации Дмитрия Галеева на родину.

Владимир Бирюков, он же Бирюк или Биря из Бобруйска — самый богатый белорусский «вор в законе». Его отец — гражданин Израиля, оставил солидное наследство. Однако и сам Биря заботится о наращивании семейного капитала.

Гастарбайтеры для «воров в законе»

В разных регионах России Галей, Биря и Тимоха так или иначе причастны к дележке самого жирного пирога — доходов от строительства. По данным борцов с оргпреступностью, в этом бизнесе «наши» не забывают родину. Вернее, гастарбайтеров с белорусскими паспортами.

Вербуют строителей так называемые «бугры». Разумеется, они не получают лицензию в МВД на право оказания посреднических услуг для трудоустройства белорусов за границей. В «буграх» ходят получившие повышение строители, а чаще всего — ранее судимые граждане, обладающие организаторским способностями. Итак, по сарафанному радио «бугор» набирает бригаду и везет ее, к примеру, в Самару. А дальше — несколько вариантов развития событий.

Первый. Рабочим пообещали зарплату в 1000 долларов, но и предупредили, что 200 надо отдать «за хлопоты». Таким образом, на руки человек получит 800 долларов. Его это устраивает. А «бугор», получив по 200 долларов, допустим, с 20 человек, имеет 4 000 долларов. Тысячу отдаст в «общак», остальное — его личной доход. Этот вариант гастарбайтеры искренне считают хорошим.

Второй. Обещают ту же 1000 долларов и суровую систему штрафов. Выход за территорию объекта — 100 долларов, пьянка на рабочем месте — 500. Как правило, на объектах организовано питание рабочих, поэтому за территорию выходить у них нет необходимости. Да и боязно без регистрации. Неожиданно за неделю до окончания месяца рабочим выдают аванс — долларов 100. Что делает истосковавшийся по водке мужик? Правильно! Напивается. О сумме штрафа он уже давно забыл. И вот тут-то ему сообщают: «Ты попал на 500 долларов за пьянку, на 100 за поход в магазин, а 100 ты уже получил в качестве аванса. Вот тебе еще 100 на билет домой и вали отсюда». Жаловаться бесправному в чужой стране нелегалу некому. Этот вариант называют провокационным.

Третий. Обещают деньги, люди работают. Когда работа выполнена, им отдают незначительную часть денег, остальные «бугор» обещает привезти в Беларусь. Сейчас, мол, трудности с финансами. Чистой воды «кидалово».

Белорусские «воры в законе» эксплуатируют труд соотечественников довольно грамотно. Зная, что в Беларуси активно ведется борьба с торговлей людьми, в том числе с целью трудовой эксплуатации, они ходят по краю в вопросах организации труда, но за край не заходят, дабы не давать лишнего повода белорусским правоохранителям.

Оргпреступность вышла на новый уровень

— Чем отличаются «воры в законе» от так называемых «смотрящих»?

— «Вор в законе» — высшее должностное лицо в криминальном мире, а смотрящий — своего рода финансовый директор. Он отвечает за пополнение «общака» и распределение средств, — разъясняет первый заместитель начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Беларуси полковник милиции Владимир Тихиня.

— Разумеется, нам известны имена всех этих криминальных финансистов, как и то, что их касса практически пуста. В настоящее время нет, образно говоря, «общака» республиканского значения. Да и на уровне областей тоже нет некоего объединенного криминального руководства. Яркий пример тому — преступные организации и банды Гомельщины: у каждой был свой лидер и между собой они не ладили, любой из них мечтал быть главнее других.

— На что же хватает денег из мелких бандитских касс?

— На «обогрев» мест лишения свободы, «подъемные» освободившимся из зон. Мы стараемся сделать так, чтобы и эти деньги не дошли до адресатов.

— «Воры в законе» и организованная преступность — одного поля ягодки?

— Конечно. «Воры в законе» и есть оргпреступность, только со своего рода идеологической составляющей. Новые преступные группы иногда формируются и сами по себе, но рано или поздно они либо окажутся под флагом какого-либо «авторитета», либо выдвинут лидера из свой группы. Как, например, было с Трацевским. Сперва ему отводилась роль «криминального генерала» ОПГ «Поселковые», затем он вышел из-под контроля этой группы. Начались конфликты, и завершилось это тем, что Трацевский пропал вместе со своим водителем.

— Владимир Евгеньевич, некоторые ваши коллеги самых разных званий иногда утверждают, что в Беларуси нет оргпреступности, тогда зачем ваше управление?

— Нельзя сказать, что в нашей стране оргпреступности нет. Чтобы она не смела поднять голову, как это было в начале 90-х, и необходимо наше управление. Кстати, у эмигрировавших «воров в законе» остались интересы на родине. Более подробно об этом пока рано говорить.

Нынешняя оргпреступность вышла на новый уровень — это уже не «быки» с дубинами, а вполне респектабельные люди, всеми способами стремящиеся занять приличное место в обществе. Да, когда-то они пополняли «общак» за счет украденного у пенсионера кошелька и ограбленных «челноков», теперь они стремятся прибирать к рукам наиболее высокодоходные сферы бизнеса, надев на себя маски коммерсантов. Поэтому одной из приоритетных наших задач является раскрытие и предупреждение таких преступлений как легализация (отмывание) денег, добытых преступным путем. Криминальные состояния не должны быть спрятаны за вывеской солидного бизнеса.

— Почему вдруг стали раскрываться преступления, совершенные организованным преступными группами 5-10 лет назад?

— Не вдруг. Работа велась всегда. Я вам так скажу: если бы с 1994 года наши коллеги из Гомельского областного управления не вели досье на тех же «морозовцев», то ничего бы не было в 2004 году.

ОПГ совершают штучные, ювелирные преступления. Чтобы уйти от наказания, лидер одной из преступных групп инсценировал собственные похороны за границей, а его подручные установили помпезный памятник. Расследование этого дела длилось более двух лет. Поэтому по нашей категории дел трудно ожидать сиюминутных результатов. Мы стремимся раскрыть старые преступления и самое главное — предотвратить новые.

— Нередко белорусских бандитов, находящихся в розыске, задерживает российская милиция. Довольны ли вы сотрудничеством с иностранными коллегами?

— У нас нормальные рабочие отношения с коллегами из соседних стран: Литвы, Польши, Украины, России. Благодаря помощи российских коллег было задержано около десятка участников преступной организации «пожарники» и несколько «морозовцев».

— Очень медленно и немного, но белорусские предприятия (или доли предприятий) начинают продавать иностранцам. Нет ли опасения, что вслед за бизнесменами в Беларусь прибудут, к примеру, российские «авторитетные» бандиты?

            — Серьезные преступники из других стран прекрасно знают, какой прием мы им здесь окажем. Тем более, были прецеденты. Однако любые изменения экономической ситуации живо интересуют оргпреступность, и можно не сомневаться, что иностранный криминалитет будет пытаться найти свою «делянку» в Беларуси. Наше управление и другие правоохранительные органы обязаны не допустить его присутствия и влияния в нашей стране. (Белорусские новости, Минск, 29.11.2008 08:00, Оксана Яновская)

Фотографии

Последние новости

08.12.2016, Украина

Чары Чарая
В Киеве выявлен вор «в законе», коронованный в 2014 году

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

Новости региона

01.12.2016, БЕЛТА

МВД известно о шести ворах в законе белорусского происхождения

25.12.2015, «Прайм Крайм»

Фейс-контроль
Грузинскому вору «в законе» не дали пересечь границу

31.08.2015, БЕЛТА

Криминальный авторитет Алексеевич приговорен к 5 годам лишения свободы

Белорусского вора в законе Паштета судят за хулиганство

06.07.2015, «Прайм Крайм»

Брестская крепость
В Беларуси задержан вор «в законе» из Санкт-Петербурга

10.05.2015, «Прайм Крайм»

Печень из Паштета
В Минске зарезали бывшего вора «в законе»

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

173 333

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

26 дней

ПОДДЕРЖАЛО

44

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.