Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Упоминаемые люди

ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ ИЗ БАЛАШИХИ

01.08.2008 00:00, Московская область 4790

Совершенно секретно

Лучший способ избежать уголовной ответственности – «заказать» дело на пострадавшего от тебя человека

Подмосковный город Балашиха, хоть и не обрел всемирную известность, как славный район Солнцево, на криминальной карте России 90-х занимал достойное место. Почему-то именно в этом районе жили и «работали» многие представители воровской элиты. До сих пор здесь ходят легенды об убитых в ходе криминальных войн того времени «авторитетах» – местном «крестном отце» Сергее Фролове по кличке Фрол, о единственном среди чеченцев воре в законе Султане Даудове (он же Султан Балашихинский). Свои интересы в Балашихе имели и известные воры в законе Петрик и Роспись. В этом городе ни одно решение не принималось без одобрения другого известного «законника» Александра Захарова (Шурик Захар). Не раз приходилось писать, что местная милиция часто была замечена в связях с неформальными хозяевами Балашихи. Похоже, на смену «крестным отцам» пришла «крестная мать». Конечно, авторитетом у «авторитетов» она не пользуется, но вот милиция пляшет под ее дудочку так же, как когда-то под дудку Фрола.

Операция «Недвижимость»

Уроженка Украины 58-летняя Галина Стрижко, ныне проживающая в Балашихе, – личность примечательная. Каким-то образом она стала владелицей нескольких гектаров земли, где когда-то был детский сад, и десяти расположенных там особняков (Балашиха, микрорайон Никольско-Архангельское, ул. Вешняковское шоссе, дома 118-126, а также дом №157). Говорят, это стало возможным, потому что Стрижко работала в Мособлимуществе. Но никто в этом городе не может ответить на вопрос, законна ли эта приватизация и вернула ли г-жа Стрижко взятые под благоустройство территории бывшего детсада кредиты. Впрочем, некоторые эпизоды из жизни Стрижко, о которых я расскажу ниже, свидетельствуют, что эта дама деньги возвращать не любит.

          Своим имуществом каждый волен распоряжаться по собственному усмотрению. Вот и Галина Стрижко решила продать один из своих домов жительнице Балашихи Лале Алиевой, с которой познакомилась в марте 2005 года. Договорились о цене в 250 тысяч долларов. При осмотре дома выяснилось, что он требует серьезного ремонта, к тому же там не было узаконено проведение электричества и водопровода. Но выход вскоре нашелся. Стрижко предложила Алиевой и ее мужу Ильясу Саркиеву пожить в другом своем доме. Правда, он тоже требовал ремонта, но обе стороны договорились, что деньги, потраченные на его благоустройство, будут учтены при окончательном расчете. А пока в качестве аванса Алиева под расписку при свидетелях передала Стрижко 150 тысяч долларов. На ремонт временного жилища ушло еще 86 тысяч. Как только ремонт закончился, Алиева с мужем перевезли в дом все вещи, включая мебель. Но очень скоро Стрижко подняла цену за продаваемый дом до 350 тысяч. Покупатели с ней не согласились и потребовали вернуть им аванс в 150 тысяч и те 86 тысяч, что были потрачены на ремонт. Стрижко отказалась. Как пишет Алиева в одном из своих заявлений в милицию, «она сказала, что ей легче меня убить, чем вернуть деньги». После этого домовладелица стала отключать в снимаемом Алиевой и ее мужем доме свет и воду. По словам Алиевой, на территории дома все время дежурила милицейская охрана, на просьбы Алиевой показать документы они отвечали отказом.

Вскоре к Алиевой пришли три милиционера, один из них показал удостоверение на имя Олега Чеснокова. Они предложили покинуть снимаемое помещение или наладить отношения с домовладелицей. Следующий визит нанесли уже сама Стрижко, ее сын Тарас и шесть сотрудников местной милиции. Требовали покинуть помещение в более резкой форме. Через несколько дней к Алиевой пришли три сотрудника милиции со словами, что к ним поступило заявление от Стрижко, которой якобы угрожают. Чуть позже на имя Балашихинского прокурора Лала Алиева написала заявление: «Прошу обратить внимание на количественный и качественный состав сотрудников милиции, привлеченных к моему выселению. Стрижко и ее сын всегда хвастались своими связями в правоохранительных органах, говоря, что у них там все куплено».

1 мая 2006 года Алиева уехала в гости к своей знакомой, а вернувшись на следующий день, обнаружила, что замок дома блокирован, а из дома исчезли все вещи. Территорию вокруг дома охранял сотрудник милиции, предъявивший удостоверение на имя Александра Еськова, и частный охранник. Они пытались выдворить Алиеву, но женщина вызвала наряд милиции. Оперативной группе она сообщила, что вещи могли вывезти только на грузовике, а так как территория охраняется, далеко уехать незамеченными было невозможно. Но никто особого рвения в расследовании кражи не проявлял. Так в одночасье семья лишилась не только денег, но и всего имущества и всех документов.

После многочисленных жалоб и заявлений, подкрепляемых депутатскими запросами, в Следственном управлении при Балашихинском УВД было возбуждено уголовное дело №12484 в отношении неустановленных лиц по факту самоуправства, то есть самовольного переноса вещей, а в отношении Галины Стрижко Балашихинская городская прокуратура возбудила уголовное дело №15752 по факту хищения мошенническим путем 150 тысяч долларов у Алиевой. Очень скоро первое дело было приостановлено в связи с неустановлением лиц, «подлежащих привлечению к уголовной ответственности в качестве обвиняемых». А дело в отношении Стрижко было прекращено в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

«Абсурдность этого решения в том, что, прекращая дело о мошенничестве ввиду отсутствия в действиях Стрижко состава преступления, а не события преступления, органы следствия, установив сам факт получения ею денег от Алиевой, признали эти действия законными», – говорит адвокат АБ «Гросс» Алексей Сагадиев. Адвокат в этой истории появился позже и вот по какому случаю.

Дело о «похищенном» телефоне

В отличие от 90-х, которые одни именуют «лихими», а другие – «временем надежд», сейчас к заказным убийствам прибегают не так часто. Гораздо эффективнее заказные уголовные дела. На них у современных стражей порядка даже есть своя такса. «Я уверен, что дело моего подзащитного Ильяса Саркиева относится именно к категории заказных. Оно до безобразия абсурдно, и все факты свидетельствуют об ангажированности следствия в лице Следственного управления при УВД Балашихи и абсолютной лояльности к Галине Стрижко и ее знакомым – супругам Никифоровым», – уверяет адвокат Алексей Сагадиев. Конечно, адвокат должен быть на стороне своих доверителей, но дело, по которому арестован инвалид 2-й группы 63-летний Ильяс Саркиев, действительно более чем странное.

9 мая 2008 года Следственное управление при Балашихинском УВД возбуждает уголовное дело по факту грабежа (ч.2 ст.161 УК РФ) по заявлению некой Елены Никифоровой. Следователь установил, что «9 мая 2008 года около 19 часов 30 минут неустановленные лица, находясь у крыльца дома №126 по ул. Вешняковское шоссе, микрорайон Никольско-Архангельское, г.Балашиха МО, угрожая в адрес гражданки Никифоровой применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, открыто похитили у нее мобильный телефон «Нокиа 3110С» стоимостью 7 тысяч рублей, с похищенным скрылись, причинив тем самым гражданке Никифоровой материальный ущерб на вышеуказанную сумму».

Адрес показался мне подозрительно знакомым. И действительно, это был один из домов Галины Стрижко, в котором временно проживают ее землячка Елена Никифорова с мужем. При дальнейшем изучении документов этого уголовного дела в глаза бросились сразу несколько странностей. Пострадавшая в своих объяснениях пишет, что, как только угрожавшие ей мужчины ушли, она рассказала мужу, что у нее отобрали телефон, который затем обнаружился около забора. Это подтверждает ее муж, а также Тарас Стрижко, которому она звонила, как только неизвестные начали ей угрожать. Все трое опрошенных под копирку описывают внешность злоумышленников, которых видели только Никифорова и ее муж. Главный злодей – «мужчина кавказской внешности на вид 48-50 лет, рост около 165-170 сантиметров, полного телосложения, волосы седые, коротко стриженные, в оптических очках прямоугольной формы». Второй мужчина, со слов Никифоровой, более молодой, но лицо его скрывал козырек от бейсболки. Никифорова дает описание его одежды и уверяет, что обоих мужчин сможет опознать. Старший говорил кому-то по телефону: «Мы разберемся своими силами». Правда Тарас Стрижко в тот момент, когда Никифорова звонила ему, услышал, что она «просила кого-то, чтобы ей отдали мобильный телефон», а также услышал голос, похожий на голос Ильяса Саркиева, с которым Тарас знаком с 2004 года.

Этих удивительных показаний было достаточно, чтобы Ильяса Саркиева – мужа Алиевой – арестовали. В отношении задержанного 7 июня 2008 года постановлением Балашихинского горсуда избирается мера пресечения – заключение под стражу. Ему вменяют грабеж (открытое хищение). Но ведь цель этого преступления – неправомерное завладение чужим имуществом, а не выбрасывание этого имущества в кусты. Непонятно, зачем пожилой человек проламывал дырку в заборе? Чтобы, угрожая, согласно выводу следствия, «применением насилия, не опасного для жизни и здоровья», отнять телефон, а затем выбросить?.. Из описания Никифоровой опознать Саркиева невозможно. Ему 63 года, а не 48-50. И несмотря на фамилию он совсем не ярко выраженной кавказской внешности, хотя и носит «оптические очки». Можно ли идентифицировать голос человека, который что-то говорит издали владелице телефона, – отдельный вопрос. Довольно странно выглядят показания Тараса Стрижко, будто он услышал, как Никифорова просила кого-то вернуть ей мобильник, хотя она, стоя на крыльце, звонила ему именно по этому телефону.

Конечно, абсурдное обвинение можно опровергнуть, если предоставить алиби. Ведь если есть свидетели того, что Саркиев 9 мая около 19 часов 30 минут находился в другом месте, эти показания не будут иметь никакой силы. Но арестованный Ильяс Саркиев сказал своему адвокату, что до суда он не будет говорить об алиби и называть свидетелей, так как боится за их судьбу. У него есть все основания не доверять балашихинскому правосудию.

А также питерское дело

Между прочим, в тот момент, когда Галина Стрижко решила якобы продать свой дом Алиевой, она уже разыскивалась правоохранительными органами. Представители следственной части по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ при ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области обратились к балашихинским коллегам с просьбой «провести оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление фактического местонахождения подозреваемой в совершении мошенничества в особо крупном размере Стрижко Галины Дмитриевны» (далее следуют адреса в Балашихе, по которым она может находиться). Галина Стрижко ни от кого не скрывалась, на территории принадлежащей ей земли и вокруг ее десяти домов все время находились сотрудники местной милиции, но найти ее никак не могли. Об этом и сообщили питерским коллегам.

Чтобы выяснить подробности дела, где Стрижко блистала в привычной для себя роли, я отправилась в Санкт-Петербург. Представитель Следственной части сказал, что там готовы ответить на все вопросы. Правда, на месте все оказалось сложнее. Вдруг выяснилось, что в прекращенном в связи с истечением срока давности деле №7834, возбужденном 12.03.2000 года в отношении Стрижко, появились новые данные, оно, возможно, будет реанимировано, поэтому в интересах следствия информация не разглашается. Недели через две просили позвонить для уточнения. При уточнении выяснилось обратное. Дело действительно прекращено в связи с истечением срока давности и возобновлению не подлежит.

Мне все же удалось выяснить, в каком деле была замешана Стрижко. Расследованием установлено, что с 25.09.98 по 19.04.99 КБ «Коммерческий инвестиционный банк развития газовой промышленности Сибири» (ТОО КИБ ГПС – Москва) через АОЗТ «Легарт» (Санкт-Петербург) получили от граждан не менее 400000 долларов США под предлогом оказания помощи в приобретении жилой недвижимости в рамках программы «Жилье». Заключение договоров и прием денег от доверчивых граждан осуществляла как сама Галина Стрижко, так и представители АОЗТ «Легарт». Обязательства по договорам банк не выполнил, строительство не финансировал и деньги гражданам не вернул. По словам одного из представителей следственно-оперативной группы, изучавшего дело Стрижко, выражение «мошенник – это состояние души» точно характеризует фигурантов этого дела. А тут еще подвернулся «сюжет», который отодвинул момент возврата 150 тысяч долларов Алиевой и ее мужу Саркиеву в неопределенное будущее...

Видимо, для усиления собственных позиций, балашихинское правосудие готовит новые сюрпризы семье, надоевшей своими жалобами на Стрижко. Один из адвокатов рассказывает, как следователь «чисто случайно» положил перед ним заявление о вымогательстве денег у некоего гражданина. Дело было более трех лет назад. Пострадавший «мужественно молчал» все это время, но сейчас вдруг вспомнил, что один из рэкетиров был похож на Ильяса Саркиева…

Саркиев по-прежнему под стражей, хотя перед судебной коллегией по уголовным делам Московской области об изменении меры пресечения ходатайствовали руководители общественного движения «Российский Конгресс народов Кавказа», в работе которого Ильяс Саркиев принимал активное участие как член Высшего совета. Председатель исполкома РКНК А. Азимов отмечает, что «к слову Саркиева в РКНК прислушиваются, его социальный опыт востребован, особенно в части урегулирования разного рода конфликтов на национальной почве». За уроженца Дагестана мусульманина Ильяса Саркиева вступилась и Московская Патриархия. Настоятель православного прихода храма Святителя Николая в Троекурово (Москва) протоирей Александр Немченко пишет, что знает Саркиева как «глубоко порядочного и честного человека, который оказывает посильную помощь в реставрации святынь русского зодчества».

В ответ на ходатайства Саркиева каждый день из Ногинского ИВС, где его содержат, стали вызывать в ИВС Балашихи. Это значит, что надо собрать вещи, несколько часов ждать в душном отстойнике, чтобы узнать, что этап отменяется, и вернуться в камеру. На следующий день процедура повторяется. Но даже в те редкие дни, когда Саркиева привозят в Балашихинский изолятор, никаких следственных действий не проводят. Как говорит его адвокат, на допросы его тоже не вызывали. У балашихинского правосудия много методов добиться результата. Возможно, ждут, что какой-нибудь пострадавший лет 10 назад опознает в своем обидчике Саркиева, а если не узнает внешне, то хотя бы вспомнит голос. Тогда уж точно Стрижко не надо будет волноваться по поводу возврата аванса за непроданный домик. (Совершенно секретно, Москва, №9 (232), 01.08.2008, Лариса Кислинская)

Фотографии

Последние новости

18.11.2016, Москва

«Застегнули» Ширинова
В Москве, впервые после Деда Хасана, убит вор «в законе»

17.11.2016, Москва

Азербазер
СМИ напугали Москву азербайджанской мафией

Разные лики Саши Чашина
Вдова вора «в законе» Чижа поделилась воспоминаниями о муже

09.11.2016, Турция

Кока колом
В Турции развенчан влиятельный вор «в законе»

09.11.2016, Италия

Моск. и Бари
Мераб Джангвеладзе уведомлен о своей нежелательности

31.10.2016, Армения

Кала… что?
Армения готова к новому партнерству

Новости региона

28.10.2016, Росбалт

«Авторитета» убили по сценарию из «Восточного экспресса»

23.10.2016, «Прайм Крайм»

Неволоколамск
Ильдар Асянов в СИЗО не признан вором

24.06.2016, «Прайм Крайм»

Под куполом «цирком»
Олег Пирогов в очередной раз может избежать тюрьмы

17.06.2016, «Прайм Крайм»

«И сынка, и папу гонют по этапу»
Вор «в законе» Костыль осужден к 3,5 годам строгих лагерей

17.05.2016, Росбалт

В Подмосковье задержали «вора в законе» по кличке Камо Московский

30.03.2016, «Прайм Крайм»

Ноев внучег
В Подмосковье задержан «законник» в третьем поколении

Краудфандинг BB3 media

СОБРАНО СРЕДСТВ, ₽

168 334

ЦЕЛЬ ПРОЕКТА, ₽

10 000 000

ОСТАЛОСЬ

29 дней

ПОДДЕРЖАЛО

41

ПРОЕКТ ЗАПУЩЕН

7 октября 2016

Поддержать проект

Copyright © 2006 — 2016 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.