Зеркала сайта:
http://primecrime.net
http://vorvzakone.ru
http://russianmafiaboss.com

музей истории воровского мира

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Вверх

Все - Русь - Сибирь - Новосибирская область - Сибирский ИТЛ (Сиблаг)

Сибирский ИТЛ (Сиблаг); АГ-247 (1929-действ. на 01.01.1960), Новосибирск; Мариинск

Управление


Сибирский ИТЛ (Сиблаг) является управлением.

В управление входит ОЛП-4; Искитим.

История учреждения в событиях


1944

(Володя Ручка) освободился по отбытию срока из Сибирский ИТЛ (Сиблаг).

Список воров "в законе", отбывавших в учреждении


Сибирский ИТЛ (Сиблаг); АГ-247 (1929-действ. на 01.01.1960), Новосибирск; Мариинск

1943

1944

1945

(Володя Ручка)

Комментарии


razi15.12.2016 17:41

Одной из самых беспощадных слыла команда Васьки Пивоварова, созданная в Караганде (Карлаг) из отпетых уголовников, провинившихся перед преступным миром и не имевших другого шанса выжить, кроме как вместе с лагерными властями сломать хребет «законному» воровскому сообществу. Васька Пивоваров, говорили мне, сам был вором и попал в штрафные батальоны. Повоевав и снова попав в тюрьму, он полностью перешел в услужение к чекистам. Никто не знал, какова на самом деле была численность этой команды, но предоставленные ей властями почти неограниченные права позволяли бандитам действительно наводить страх на лагеря, на управления лагерей, даже если в них содержалось по 30 — 40 тысяч человек. В команде попадались фронтовики, чаще всего из штрафных батальонов. Совершив на воле тяжкие преступления, получив за них по 25 лет и не имея шансов на освобождение, эти люди пошли на сотрудничество с администрациями лагерей, дававшими им работу — комендантами, нарядчиками, бригадирами, другими разнога уровня начальниками. В их руки власти передавали жизни огромной армии заключенных, старавшихся быть в стороне от властей и от головорезов. Суки были в каждом лагере. Цель поездки по лагерям особых команд, вроде пивоваровской, состояла в демонстрации силы «сучьей власти» и в окончательном, любыми средствами, подавлении авторитета воров. Не политические, а именно «честные воры» выступали в основном организаторами противостояния, возмутителями спокойствия и держали в напряжении всю систему исправительно-трудовых лагерей. Это я стал понимать, когда после пожара в изоляторе на Новом меня увезли в «малую зону» — так называлась пересыльная тюрьма на окраине Сусумана. За высокой оградой были проложены узкие деревянные тропы, с обеих сторон огражденные колючей проволокой, они вели к баракам. В полутемных коридорах видны были металлические двери камер. Даже после переполненных лагерных ба раков привезенные сюда заходились в кашле и задыхались. Спертый, прогорклый, едкий воздух был настоян на хлорной извести единственном предмете первой для зоны необходимости, который завозили в достатке. В одном из бараков, куда меня поместили, я услышал о появлении группы Васьки Пивоварова. Группа уже прошла Воркуту, Сиблаг, Норильск, Ангарлаг, Китой и другие зоны Севера и Восток и теперь пришла на Колыму. Методы пивоваровцев были такими же, как у подручных Иване Фунта, когда те трюмили воров перед воротами пересылки в Ванино. Но масштабы здесь были много крупнее. Я не принадлежал, повторяю, ни к ворам, ни к сукам, был сам по себе, сближался только с людьми, мне симпатичными. Чаще всего это были политические (о них я еще расскажу) или воры. Самостоятельность давала мне преимущества, но раздражала тех, кто предпочитал держаться клана. У пивоваровцев не было повода меня трюмить, но, вероятно, кто-то хотел со мной расправиться и им подсказал. На меня натравили Ваху — одного из приближенных Васьки Пивоварова. Он был широк в плечах и славился тем, что без промаха бил ножом соперника в сонную артерию. Брезгливый к людям, Ваха выглядел довольным, видя трупы. В тот день по непонятной мне причине я был вызван из камеры тюрьмы в «малую зону». Позже один из надзирателей, Сергей, расскажет мне, что это было сделано специально, но предупредить меня он не сумел. В дверях я увидел Ваху и надзирателя. Они перешептывались, бросая на меня взгляды, не предвещавшие ничего хорошего. Улыбающийся Ваха разбитной походкой двинулся ко мне. Держа обе руки за спиной, конечно же — с ножом, он подошел вплотную. У меня мелькнула мысль: может быть, у него два ножа? И куда он ударит — в шею своим коронным или подлым ударом ниже пояса? Еще, быть может, мгновение — и меня не будет. Вложив в удар всю накопившуюся злость, я опередил его взмах на тысячную долю секунды, и нож попал мне не в шею, а в правое плечо. Ваха отлетел к стене и стал сползать между окном и нарами. Но нары не дали ему упасть на пол, я наносил удары справа и слева, одной рукой справа в челюсть, а слева удары приходились по виску. В бараке полное оцепенение. Вбежали еще несколько надзирателей. Это спасло Ваху от смерти. (Из книги В.И. Туманова "Все потерять - и вновь начать с мечты...")

Упомянуты:

Учреждения: Карагандинский ИТЛ (Карлаг), прииск "Новый", СИЗО Сусуман, Сибирский ИТЛ (Сиблаг), Норильский ИТЛ (Норильлаг), Ангарский ИТЛ (Ангарлаг), Дальстрой, Ванинский ИТЛ (Ванинлаг).

ответить

Krylatskoe02.10.2016 01:50

Доброй ночи! Уважаемые Прайм-Крайм, приношу извинения, здесь ошибка. Янга – это не Краслаг и к одноименным прииску и реке в Восточных Саянах отношения не имеет. «Янга» – так официально назывался ОЛП Севураллага и находился, судя по топонимике, в 50-ти км к северу от Сосьвы…….Что касается Рябого, то это Рябов Виктор П., 1924 г.р., судим 6 раз, из них последний в 1952 г. на 25 лет по ст. 58-8 и 58-9 (стали давать за покушение/убийство сотрудника ИТЛ). ……22 апреля 1954 г. в 3-е л/о Степлага (п. Кенгир, Карагандинская обл.) привезли черный этап с 494-мя уголовниками-рецидивистами - штрафниками Сиблага (г. Мариинск) и лагерей Колымы, во главе которых были Глеб и Рябой. (Слученков Энгельс Иванович, погоняло Глеб, 1924 г.р., ур. с. Борки Шацкого р-на Рязанской обл., русский; в 1945 г. осужден в/т 3-й Ударной армии по ст. 58-1 «б» (за службу в РОА) на 10 лет, отправлен на Колыму; в 1948 г. осужден в/т войск МВД при Дальстрое по ст. 1 ч. 2 Указа ПВС СССР от 04.06.1947 г. на 10 лет; в 1952 г. осужден лагсудом Озерного ИТЛ (г. Тайшет, Иркутская обл.) по ст. 58–10 ч. 1 и 58–11 (за организацию в июне 1950 г. подпольной группы з/к Озерлага, с целью оказания сопротивления администрации) на 10 лет.) В планах мусоров было разбавить и дезорганизовать сплотившийся контингент Степлага, состоявший из украинских и прибалтийских националистов и военных с 58-й. В результате прибывшие уголовники добили режим, и в Степлаге произошло самое крупное восстание заключенных в истории Союза с волынкой почти на полтора месяца. Среди организаторов, после лидера политиков, бывшего военнопленного подполковника Кузнецова, 2-ым номером стоял Глеб, представлявший бытовиков. Рябой держал собранных в ШИЗО активистов и стукачей. Восстание подавляли, как правильно писал уважаемый Алтай, регулярными войсками с танками Т-34, которые давили людей. По воспоминаниям очевидцев, когда схватили Глеба, мусора его ломали, подкидывая и роняя об землю. Судили всех закрытым судом, о котором известно только, что Кузнецов получил ИМН с заменой на 25. Через несколько лет он был реабилитирован и освобожден.

Упомянуты:

Учреждения: АБ-239; Северо-Уральский ИТЛ (Севураллаг), Сибирский ИТЛ (Сиблаг), Дальстрой, Дальстрой, CИЗО-3; Тайшет, Озерный ИТЛ (Озерлаг).

ответить

Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

Copyright © 2006 — 2018 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.