Основной адрес: https://www.primecrime.ru
Зеркала сайта:
https://primecrime.net
https://vorvzakone.ru
https://russianmafiaboss.com

музей истории воровского мира

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Бойцов Сергей Александрович (Боец)

16 октября 1960 — 20 февраля 1999

Просмотров страницы за сегодня: 160

за всё время: 162728

голоса: +3 | 0

Информация


Бойцов Сергей Александрович «Боец» родился 16 октября 1960 в Зиме, Иркутская область.

7 апреля 1975 года Зиминский суд (Иркутская область) осудил на 1 год (исправительные работы режим) по ст. 15-144 ч.2 УК РСФСР.

15 августа 1975 года Зиминский суд (Иркутская область) осудил на 2 года по ст. 89 ч.2 УК РСФСР.

18 мая 1978 года Зиминский суд (Иркутская область) осудил на 3 года по ст. 206 ч.3, 218 ч.2, 40 УК РСФСР. Начало срока: 9 марта 1978 года.

28 декабря 1979 года Иркутский областной суд (Иркутская область) осудил на 15 лет по ст. 77-1, 206 ч.3, 40, 41 УК РСФСР.

В 1980 году В этой главе я хочу рассказать о конфликте между ворами старой и новой формации, очевидцем и непосредственным участником которого оказался в Тобольской спецтюрьме в период 1980–1982 гг. Как уже упоминал, по приходу в “крытую” мне пришлось в первое время достаточно часто сидеть в карцерах. Основная часть карцеров находилась на спецкорпусе, где было принято делать “прогоны” от камеры к камере обо всех передвижениях на корпусе. Это относилось и к карцерам. В связи с этим мое имя очень быстро оказалось у всех на слуху, так как не было в 80-м году, начиная с весны, почти ни одного месяца, в течение которого я хотя бы раз не попал в карцер на 10 или 15 суток. В моменты моего нахождения в карцерах, многие завязывали со мной переписку, в результате чего я за короткое время перезнакомился со многими порядочными арестантами на спецкорпусе и почти со всеми ворами в законе. Общение между камерами осуществлялось через окна, унитазы, баландеров, надзирателей, но чаще через специально проделанные отверстия в стене. Кирпичная кладка была старой и легко крошилась даже под воздействием алюминиевой ложки. Так же общались и в карцерах. В момент моего прихода в спецтюрьму из воров новой формации там находились: Паата Большой, Паата Маленький, Вахтанг Кокиня, Отар Кривой, Зури и Володя Чиня. За исключением Чини – все по национальности грузины. Зури имел полосатый режим, остальные – черный. Возраст их составлял от 25 до 35 лет, а Паате Маленькому было чуть более 20. Из воров старой формации в тюрьме находились Чапаенок, Серый, Силыч и Тико. Кроме Тико все славяне. Возраст от 45 лет и выше. Все имели полосатый режим. Этих воров было принято называть “нэповскими”, проводя этим параллель с ворами, жившими по старым воровским традициям, основанным в 20-х годах, во времена нэпа. Между собой воры старой и новой формации находились в конфликте. Они объявляли друг друга не ворами, поливали друг друга грязью и старались привлечь на свою сторону порядочных арестантов, которые, запутавшись от этой неразберихи, старались держаться ближе не столько к тем или иным ворам, сколько к авторитетам, которых знали лично. К тому времени у меня на Дальнем Востоке уже имелся кое-какой вес, а так как в Тобольской тюрьме было много дальневосточников, которые с моим мнением считались, то обе конфликтующие стороны мной заинтересовались. За время моего нахождения в карцерах со мной вели переписку воры как с той стороны, так и с другой, но более понятными для меня все же были “законники”, придерживающиеся старых традиций. Однажды в процессе очередной переписки со старыми ворами, после того, как мы ответили друг другу на ряд вопросов, последние прислали мне “воровской мандат” с подписью Чапаенка, Серого, Силыча и Тико, который уполномочивал меня от имени подписавшихся решать все возникавшие на рабочих корпусах вопросы, включая организацию общака для помощи ворам и порядочным арестантам, находящимся на спецкорпусе. На рабочие корпуса воров не сажали, и старые воры хотели через мой авторитет и мои способности закрепить там свои позиции. В помощники мне были назначены авторитеты из разных регионов, о которых они были наслышаны. Из Кемеровской области – Коростыль (который впоследствии станет в Златоустовской крытой вором в законе), из Иркутской – Японец, из Свердловской – Дмитриенок. Я всегда стремился в зонах к объединению заключенных, организации общаков и восстановлению арестантской справедливости, поэтому и по приходу в спецтюрьму стал заниматься тем же. За короткое время мне удалось добиться в этом отношении заметных результатов, но, как и следовало ожидать, это очень сильно не понравилась начальству. В результате, на меня и мое окружение обрушился шквал репрессий, после чего Коростыль, Японец, Дмитриенок и многие другие авторитеты, находившиеся на рабочих корпусах, отошли от всего этого в сторону. А меня в назидание другим помимо карцеров, из которых я в то время почти не вылезал, запустили еще и через пресс-камеры. После этого у всех уже окончательно пропало желание поддерживать общак и придерживаться арестантской справедливости. Принцип “своя рубаха ближе к телу” стал, как и раньше, основополагающим. Помимо пресс-камер, где, кстати, меня трогать боялись, опасаясь за последствия, я неоднократно водворялся и в так называемые “хорошие” камеры, в которых делали погоду тайные пособники начальства, следившие за каждым моим шагом в надежде, что я допущу ошибку, через которую за меня можно будет зацепиться и в чем-либо обвинить. Моих сторонников и явно сочувствующих убирали при этом в другие камеры и в другие смены, оставляя зачастую одного против нескольких агрессивно настроенных сокамерников. Но несмотря на все эти меры, тюремному начальству так и не удалось добиться желаемых результатов, после чего летом 1981 года меня перевели на спецкорпус. Чапаенок и Серый, как впоследствии выяснилось, были именно такими самозванцами, перед которыми тюремное начальство поставило задачу, воспользовавшись разногласиями между ворами старой и новой формации, спровоцировать войну и втянуть в нее как можно больше арестантов, исходя из принципа: “преступный мир должен искоренить сам себя”, забывая при этом истину, что “злом зло искоренить нельзя”. Силыч и Тико были, действительно, ворами старой формации, и трудно сказать, каким образом они оказались в одной упряжке с Чапаенком и Серым. Основной проблемой в тюрьмах являлось то, что заключенных сажали не туда, куда им хотелось, а куда нужно было начальству. В связи с этим последние имели возможность влиять на обстановку, искажать информацию и подтасовывать факты. Скорее всего, на начальном этапе Силыча и Тико ввели в заблуждение, а когда они поняли, что попались в искусно расставленные сети, то было уже поздно. Как я уже упоминал, Чапаенок, Серый, Силыч и Тико имели особый режим, а так как заключенных строгого режима было в тюрьме больше, то они, для закрепления своих позиций объявили вором в законе Симона, находившегося на черном режиме, который, как впоследствии выяснилось, являлся тайным пособником начальства. Родом он из Алтайской области, но на тюремный режим был осужден в колонии, которая находилась в Тюменской области. Когда между ворами старой и новой формации возникло противостояние, в результате которого порядочные арестанты оказались перед выбором, то Симон с ведома начальства создал третье движение, в основе которого лежало непризнание вообще никаких воров: ни старых, ни новых. Многим уже надоела эта затянувшаяся война, которая поделила порядочных арестантов на враждующие лагеря, поэтому к концу 80-го года под знамена Симона подтянулось немало “черных” и “полосатых” камер, официальным лозунгом которых стала фраза: “Не дадим решать свою судьбу ворам, пока они не разберутся между собой”. Когда Чапаенок и Серый увидели, что за Симоном стоит реальная сила, то предложили ему “воровскую корону” взамен за сотрудничество, от чего последний не отказался. Силыч и Тико эту сделку поддержали. При сложившейся обстановке, когда около 90 процентов крытников являлись славянами, это был сильный ход. Ибо с Кавказа и, в первую очередь, из Грузии молодые воры шли в Россию пачками, в то время как молодых славянских воров не было почти совсем, что вызывало недовольство многих российских арестантов. Воровской подход к Симону, возраст которого был в пределах 30 лет, многие крытники восприняли положительно. Это резко изменило расстановку сил не в пользу грузинских воров. На их стороне к концу 80-го года осталось на спецкорпусе не более десяти камер, в которых сидели преимущественно кавказцы, а на рабочих корпусах они не котировались почти совсем. К началу 1981 года в Тобольскую тюрьму пришли разными этапами азербайджанский вор Вагиф (около 50 лет), армянский вор Гого (более 30 лет) и грузинский вор Крестик (около 35 лет), которые, попав в специально подготовленные камеры с находившимися там сторонниками Чапаенка, Серого, Силыча, Тико и Симона, после соответствующей информационной и психологической обработки приняли сторону последних. Это еще больше усугубило положение молодых грузинских воров, и они почти совсем потеряли контроль над обстановкой. После того, как стало очевидно, что воры старой формации победили, тюремная администрация, в планы которой не входило усиление позиций тех или иных воров, приступила ко второму акту своего действия. В результате, менее чем за месяц все воры старой формации были поочередно объявлены Чапаенком, Серым и Симоном не ворами, избиты в специально подготовленных камерах и рассажены по двойникам и одиночкам. Порядочные арестанты были шокированы столь резким поворотом событий, но лезть в воровские дела не могли. Многие поняли, что за всем этим стоит тюремное начальство, но говорить об этом вслух не решались, опасаясь неприятностей, ибо за одно неосторожное слово можно было потерять не только и без того шаткое положение, но и голову. Когда меня перевели на спецкорпус, то расклад там был таким: с одной стороны – Чапаенок, Серый и Симон, которых придерживались в основном из страха большинство “черных” и “полосатых” камер, с другой Кока, Чиня и Зури, на стороне которых находились три-четыре камеры “черных” и столько же “полосатых”, включая и те, в которых они сидели сами. Тюремной администрации сложившееся противостояние было выгодно, ибо давало возможность расправляться с неугодными руками противоборствующих сторон. Как правило, намеченную жертву вначале сажали в карцер, а оттуда – в одну из камер противоположного лагеря. Там его избивали и заставляли в письменной форме просить прощения у воров и арестантов той стороны, куда он попал, и ругать тех, с кем он общался до этого. После этого, если за ним не числилось серьезных прегрешений, ему разрешали остаться. Однако на этом его злоключения не кончались. Проходило какое-то время, и его снова сажали в карцер, а оттуда в камеру противоположного лагеря, где также избивали и заставляли просить прощения уже у других воров и арестантов за то, что он их предал. После этого ему уже не было места ни в том, ни в другом лагере, и его помещали к обиженным или в двойник, что было почти одно и то же. Когда меня перевели на спецкорпус, то посадили в камеру, которая поддерживала Коку, Чиню и Зури. В этой камере в тот момент находились Муса из Чечни, Ахмед из Ингушетии, Князь из Амурской области и Толик (не помню ни клички, ни из какой он области, знаю только, что он с Чиней сидел где-то в одной зоне). Как впоследствии выяснилось, Князь (которого после выезда из Тобольской тюрьмы убьют) был связан с тюремным начальством, которое поставило перед ним задачу предъявить мне обвинение и избить за то, что год назад я был наделен полномочиями от имени Чапаенка, Серого, Силыча и Тико решать на рабочих корпусах серьезные вопросы. После того, как за мной закрылась дверь, и был отправлен через соседние камеры “прогон” по корпусу о том, куда меня посадили, мне тут же со стороны Князя были предъявлены обвинения. Но он не успел сделать свое черное дело, так как через несколько минут в нашу камеру пришел ответный “прогон” от Коки, в котором он поздравил меня с благополучным прибытием на спецкорпус. А вслед за этим от него пришла ксива, в которой он предупредил всех находившихся в камере, что знает меня лично и отвечает за мою порядочность. Этим он дал понять, что воры в курсе всех событий, и никаких обвинений в мой адрес быть не должно. В тот момент почти все дальневосточники за небольшим исключением находились в стане “русских” воров, каковыми считались Чапаенок, Серый и Симон. Со всех камер, где сидели мои знакомые, посыпались записки с предложением покинуть лагерь лаврушников (грузинских воров) и переехать к ним. Мне передавали приветы от Чапаенка, Серого и Симона, которые считали меня своим сторонником и рассчитывали на то, что я присоединюсь к ним. В лагере, куда я попал, у меня знакомых почти не было. Все мои близкие друзья оказались на другой стороне. Но, списавшись с Кокой и получив ответы на многие вопросы, я после того, как выяснил роль Серого, Симона и Чапаенка во всей этой игре, решил никуда не переезжать, что было встречено противоположной стороной отрицательно. Через некоторое время, после того как мне окончательно стала ясна суть всего происходящего в тюрьме, я дал понять через переписку наиболее близким друзьям, что они ошиблись поездом. Постепенно к концу 1981 года мне удалось перетянуть на свою сторону немало хороших знакомых, но, к сожалению, не всех. Некоторые настолько далеко зашли в своем противодействии ворам и арестантам противоположного лагеря, что о прощении их уже не могло быть и речи. Очень сильно переменилась обстановка после того, как мне удалось перетянуть из лагеря “русских воров” земляка-дальневосточника Борю Галима, который имел большой авторитет не только на Дальнем Востоке, но и далеко за его пределами, после чего многие, не успевшие сильно замараться арестанты стали переходить к нам целыми камерами. В результате, к концу 81-го года соотношение сил заметно изменилось в пользу той стороны, где находились Кока, Галим и я. К тому времени уже многим стало ясно, что Симон, Чапаенок и Серый не воры и находятся под контролем тюремного начальства. В немалой степени их разоблачению способствовал и я, так как, имея знакомых по всей тюрьме и ведя с ними переписку, я ставил их в курс о том, кто есть кто и какой линии нужно придерживаться. Это, естественно, не понравилось начальству, и 31 декабря 1981 года я оказался в пресс-камере, которая с одной стороны подчинялась администрации, а с другой – так называемым “русским ворам”. К тому моменту Чапаенок уже настолько себя скомпрометировал, что был из игры выведен и сидел отдельно в двойнике. Симон и Серый тут же объявили его не вором, и чтобы хоть немного отбелиться самим, сгрузили на него и свои грехи. В их лагере к тому времени осталось не более 10 камер, которые по сути являлись пресс-хатами. В одну из таких пресс-хат, где сидели Волчок из Приморского края, Исак из Камчатской области, Свист из Иркутской области и четвертый, мне неизвестный, меня и посадили. Об этом случае я вкратце рассказывал в главе “Тобольская спецтюрьма”, но ввиду того, что это напрямую связано с затронутой темой, остановлюсь еще раз более подробно. Волчок и Исак сидели до этого в камере с Симоном, на их счету было много избитых и покалеченных арестантов, поэтому когда Симон решил создать еще одну пресс-хату, то остановил свой выбор на них. Вначале их поместили в пустую камеру двоих. Затем посадили к ним из обиженки третьего. Он был физически сильным, но своего слова не имел и беспрекословно подчинялся Волчку и Исаку. Четвертым посадили Свиста, с которым они сразу же нашли общий язык. До этого он сидел на рабочем корпусе в хорошей камере, но не любил грузинских воров, поэтому и оказался в этой компании. Волчку и Исаку до выезда из крытой оставалось несколько месяцев, после чего их должны были этапировать на Дальний Восток. В связи с этим я в глубине души надеялся на благополучный исход, тем более, что Симон, Серый и их сторонники понимали, что если перейдут в отношении меня за рамки, то это усложнит их положение. В их лагере находилось много дальневосточников, которые относились ко мне с уважением. Поэтому они не мученика хотели из меня сделать, а перевербовать на свою сторону, что нанесло бы ощутимый удар по позициям грузинских воров. Как уже упоминал, большинство российских арестантов кавказских воров всерьез не принимали и держались в основном за авторитетных земляков. Симон и Серый к тому времени уже сильно себя скомпрометировали в глазах основной массы заключенных, но и грузинские воры далеко от них не ушли. В связи с этим многие арестанты, которым посчастливилось остаться в стороне от этой войны, не делали между ними особых различий и поддерживали отношения и переписку со своими знакомыми как с той стороны, так и с другой. У меня тоже вначале было желание переехать в какую-нибудь нейтральную камеру с тем, чтобы занять там выжидательную позицию и поддерживать хорошие отношения со всеми. Но я не сделал этого из-за личных отношений с Кокой. Я был благодарен ему за поддержку в первый день по прибытию на спецкорпус, когда менты хотели расправиться со мной руками Князя, и не мог его бросить в трудное для него время. Когда я оказался в камере у Волчка и Исака, то последние стали меня убеждать, что я не прав в том, что поддерживаю кавказских воров и иду против русских в лице Симона и Серого. Я сказал им, что разделяю людей не по национальным признакам, а по их делам и поступкам. Мне пытались доказать, что правда на их стороне, предлагали остаться с ними, уговаривали признать Симона и Серого ворами и написать им, что я был не прав и приношу им свои извинения. Однако на приманку национальной гордости, на которую тогда попались многие, им подловить меня не удалось. Во-первых, как упоминал уже ранее, я не делил людей по национальным признакам и судил о них по их делам и поступкам. Во-вторых, к тому времени я уже точно знал, что за спиной Симона и Серого стоит не воровская идеология, а мусорская постановка, преследующая обратные цели. В процессе затянувшегося на долгие часы спора они неоднократно отписывали обо всем, происходящем в камере, Симону и Серому, которые давали им свои установки. После того, как всем стало ясно, что я не собираюсь оставаться в их лагере и признавать Симона и Серого ворами, а Коку, Чиню и Зури не ворами, они перешли от методов психологического воздействия к физическим. Напали на меня неожиданно. Я пытался оказать сопротивление, но против четверых далеко не слабых мужиков, вооруженных палками, металлическими штырями и тяжелыми сапогами, долго противостоять не смог. Меня свалили на бетонный пол и стали бить ногами и всем, что попадалось под руки. А чтобы я не смог дать отпор, обработали мышцы на руках и ногах палками, сапогами и штырями настолько сильно, что не только подняться на ноги, но и пошевелиться было больно. В общей сложности вся эта экзекуция, в течение которой я лежал окровавленный на бетонном полу, продолжалась несколько часов. В перерывах между истязаниями они заставляли меня кричать через дверь в коридор о том, что я отхожу от арестантской жизни, оскорбления в адрес воров и арестантов противоположного лагеря, а также написать это письменно, но ничего добиться не смогли. Об этом они неоднократно писали Симону и Серому, а те в свою очередь заставляли их избивать меня до тех пор, пока не будут достигнуты результаты. Надзиратели, предупрежденные начальством, в это не вмешивались и делали вид, что ничего особенного не происходит. И неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы благодаря случаю на нашем этаже не оказалась дежурная из другого корпуса, которая к подобным зрелищам не привыкла. После того, как она подняла шум, меня вытащили полуживого в коридор и поместили в пустую камеру. Подобные случаи были не редкостью. На следующий день ко мне в камеру посадили армянского вора Ишхана, которого перед этим закидывали с этапа в камеру к Симону, где его избили и ограбили. А несколькими днями позже в одной из пресс-камер на особом режиме вору Зури отрезали лезвием для бритья кусочек уха, заставляя отказаться от того, что он вор, чего, к чести Зури, им добиться не удалось. Как только я немного оклемался, то сразу же отписал Коке ксиву общакового характера, зная о том, что он ее запустит для ознакомления по всем порядочным камерам, в которой рассказал о том, что произошло со мной и с Ишханом в пресс-камерах, и написал открытым текстом, что Симон, Серый и все, кто их поддерживает, – это мусора и лохмачи, опираясь на конкретные факты. До этого о связях Симона и Серого с тюремным начальством публично никто не заявлял, опасаясь нежелательных последствий. Если об этом писали, то намеками, а говорили вслух лишь в узком кругу. После того, что произошло со мной в пресс-камере, я не только не затаился, чего многие ожидали, но, наоборот, потеряв страх и осторожность, стал писать открытым текстом всем своим друзьям и знакомым, что Симон, Серый и тюремное начальство – это одна и та же шайка. Большинство дальневосточников, находившихся в тот момент на стороне Симона и Серого, не были согласны с их действиями в отношении меня и, чтобы не нести в дальнейшем за это ответственность, покинули их лагерь и переехали кто в двойники, а кто на рабочие корпуса. Тюремное начальство на меня разозлилось, но, на мое счастье, письмо, в котором я рассказал о беспределе тюремного начальства и пресс-камерах, дошло до моей матери, и она подняла на свободе шум. После этого у меня состоялся разговор с представителем областного управления, который попросил остановить мать, пообещав, что пресс-камер больше не будет. Об этом случае я упоминал в главе “Тобольская спецтюрьма”. И дейтвительно, до моего выезда из тюрьмы обстановка в этом отношении изменилась. Тюремное начальство дышало на меня ядом, но перейти за допустимые рамки боялось. Заключенные почувствовали себя уверенней, ибо самое страшное в спецтюрьме – это пресс-камеры. Когда всем стало ясно, что в пресс-камеры не сажают, Чапаенок, которому оставалось меньше месяца до выхода на свободу, обиженный на Симона и Серого за их предательство по отношению к нему, написал из двойника ксиву общакового характера, в которой рассказал о их связях с тюремным начальством, опираясь на конкретные факты, не отрицая и своей вины. С его исповедью, в которой он изобличал Симона, Серого и себя в качестве мусорских пособников и просил перед выходом на свободу прощения у порядочных арестантов, ознакомились на спецкорпусе во всех камерах, после чего уже ни у кого на этот счет не осталось сомнений. После того, как наружу вылезли неопровержимые доказательства, подтверждающие связь Симона и Серого с тюремным начальством, их бывшие сторонники стали разбегаться как крысы с тонущего корабля по двойникам и “обиженкам”. Серого после этого из тюрьмы увезли, а Симона спрятали в двойнике вместе с каким-то обиженным. На этом война между ворами старой и новой формации, длившаяся при мне в Тобольской тюрьме более двух лет, окончилась. К весне 82-го года расклад на спецкорпусе был таким: из воров старой формации на плаву не осталось никого. Что касается воров новой формации, то Чиня к тому времени освободился, Зури по окончании тюремного режима выехал, Ишхан из-за допущенных ошибок был лишен воровского титула, но оставлен в порядочной камере, Коку с туберкулезом легких перевели на больничный корпус, где он находился вплоть до моего выезда из тюрьмы. Связи с ним почти не было. В результате спецкорпус на какое-то время остался без воров, и как-то само собой получилось, что камера, в которой сидели Боря Галим, Серега Боец (будущий вор в законе) и я, оказалась в центре внимания, и к нам стали обращаться из других камер за советом по многим возникавшим у них вопросам. К началу лета в тюрьму прибыли грузинские воры Тото и Авто, а также узбекский вор Юлдаш, которые также стали считаться с мнением нашей камеры. Но наиболее близкие отношения у нас сложились с Тото. Его слово среди воров было решающим, а он, в свою очередь, советовался с нами по многим вопросам, которые касались положения в тюрьме и тех или иных арестантов. У всех троих был черный режим. Из воров старой формации незадолго до моего выезда из тюрьмы пришел на полосатый режим Донец, которого воры новой формации поначалу признавать отказались. Однако это не помешало нам поддерживать с ним переписку и хорошие отношения. Через некоторое время Донец найдет общий язык с ворами новой формации, и к началу 1983 года понятие старые и новые воры в Тобольской спецтюрьме навсегда уйдет в прошлое. Однако скрытое противостояние между славянскими и кавказскими ворами имеет место по сегодняшний день. Что касается тех, кто по указанию тюремного начальства пытался заставить меня силой признать ворами Симона и Серого, то месяца через три-четыре после того злополучного случая Кока, случайно встретившись со Свистом в больничной камере, разобьет ему голову. Последствия той встречи оказались для Свиста плачевными, но и Коке тогда не повезло, он немного перестарался и получил 15 суток карцера. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")
Упомянуты: Силич С. С. (Силыч), Цатава З. К. (Кочо Гальский), Члаидзе П. Г. (Паат Большой), Надареишвили В. П. (Кокиня), Мхитарян О. А. (Отар Кривуша), Вачиберидзе А. А. (Тико), Коростылев В. Н. (Коростыль), Коберидзе К. К. (Кока), Заманов В. Б. (Карзуба Вагиф), Удумашвили З. Г. (Крестик), Ашуров Ю. А. (Юлдаш Бостанлыкский), Ишханов Л. С. (Ишхан Батумский), Донцов А. С. (Донец), Хундадзе К. Е. (Тато), (Гого), Чентемиров В. А. (Чиня)
Тюменская область, СТ-2 тюрьма; Тобольск.

23 июля 1980 года прибыл в СТ-2 тюрьму; Тобольск. В это время там находились: Чиняков В. Н. (Чиня), Цатава З. К. (Кочо Гальский), Заманов В. Б. (Карзуба Вагиф), Вачиберидзе А. А. (Тико), Коберидзе К. К. (Кока), Силич С. С. (Силыч), Члаидзе П. Г. (Паат Большой), Сапогов А. И. (Сапог Молодой), (Гого), Ованесян С. (Сево Шенгавитский), Чентемиров В. А. (Чиня), Коростылев В. Н. (Коростыль)

16 августа 1981 года Куйбышевский суд г. Иркутск (Иркутская область) осудил на 15 лет по ст. 206 ч.2, 108 ч.2, 41 УК РСФСР. Начало срока: 23 июля 1980 года.

В конце 84-го года меня вновь привезли в Тобольскую спецтюрьму, где я с первых же дней попал в самую гущу событий, связанных с дальневосточным авторитетом по кличке Джем, с которым мы были знакомы заочно давно, но встречаться до этого не приходилось. К моменту моего прихода в крытую у Джема были серьезные проблемы из-за того, что он самовольно объявился вором в законе. И семь воров: Дато Ташкентский, Вахтанг Кокиня, Коля Якутенок, Мирон, Тимур, Роин и Донец, находившиеся в то время в Тобольской тюрьме, предъявили ему претензии. От их лица по всей тюрьме был сделан прогон, что Джем не вор, а самозванец со всеми вытекающими из этого последствиями. Положение Джема было критическим, он совершил то, что по воровским законом не прощалось. После распределения этапа Джема по его просьбе посадили в камеру на спецкорпусе, где сидел его земляк из Комсомольска Юра Клим и мой близкий друг по предыдущей крытой Сергей Бойцов (по кличке Боец) из Иркутской области. До этого мы с Бойцом и дземговским авторитетом Борей Галимом (близким другом Джема) сидели в одной камере, и Галим много хорошего рассказывал нам о Джеме. В первые же дни по моему приходу в крытую они написали мне, что Джем самозванец, слесарь, химик, хулиган и призывали к тому, чтобы я от него отвернулся. Воры тоже написали мне о Джеме много плохого с той целью, чтобы я его не поддержал. И те, и другие были в отношении Джема правы. Помимо того, что он освободился досрочно по заявлению и самовольно объявился вором в законе (что само по себе уже непростительно), имелись и другие более чем веские причины, по которым он не мог претендовать на титул вора. Во-первых, будучи прирожденным хулиганом, он не жил на свободе за счет воровства, что являлось главным условием для вступления в воровское сообщество. Во-вторых, будучи перед этим в Тобольской спецтюрьме в 76 - 79 гг., он работал на производстве, где делалась путанка для запретных зон, что считалось среди порядочных арестантов, не говоря уже в ворах, западло. В-третьих, на этом же производстве он какое-то время работал слесарем-бесконвойником, то есть в то время как другие заключенные находились под замком, он гулял свободно по рабочему корпусу. Подобное могли себе позволить только те, кто пользовался доверием у начальства. Как правило, бесконвойники в порядочных камерах не сидели. Помимо прочего Джем в предыдущую крытую вел на рабочих корпусах тайную, но очень активную пропаганду против воров в законе, в пику которым выставлял созданный им “союз истинных арестантов”, за что по указанию воров был избит в одной из порядочных камер на спецкорпусе, куда попал в 79-м году незадолго до выезда из тюрьмы. (С Нукзаром, по кличке Хося, одним из тех, кто бил тогда Джема, я знаком лично). И вдруг через несколько лет после всех этих событий, когда стало очевидно, что современная воровская идеология не только прижилась в России, но и набрала вес, Джем публично объявил о своей сопричастности к воровскому сообществу, которое усиленно перед этим критиковал. Причем он сделал это самовольно, не считаясь с воровскими традициями. В то время на всем Дальнем Востоке не было ни одного своего вора в законе, тогда как в любом захудалом грузинском городке имелись воры чуть ли не на каждой улице. И это многим арестантам не нравилось. В российском преступном мире о людях судили не по национальным признакам, а по их делам и поступкам, но в то же время у многих возникал вопрос: почему в огромной многонациональной стране, где большая часть населения – русские, почти все воры оказались грузинами? В момент прихода Джема в крытую тюрьму из семи находившихся там воров, за исключением Донца и Якутенка, которые не имели решающего голоса, пятеро были грузины. Исходя из этого, ситуация с Джемом приняла национальную окраску и, выплеснувшись за пределы Тобольской тюрьмы, оказалась в центре внимания российского криминального мира в свете геноцида кавказцев по отношению к русским. Сложившаяся ситуация “ни войны, ни мира” помогла Джему и его сторонникам выиграть время, в течение которого Бойцу удалось связаться с авторитетным грузинским вором Тото, находившимся в тот момент на свободе, с которым у него, Галима и меня сложились близкие отношения по предыдущей крытой. Несмотря на грузинское происхождение, Тото был интернационалистом. Пользуясь большим авторитетом среди грузин, он, в то же время имел немало друзей и среди русских. О Джеме он был наслышан и хорошо знал обстановку на Дальнем Востоке. Узнав от Бойца о сложившейся ситуации в Тобольской тюрьме, где был до этого дважды, он не только не отмахнулся от столь скользкого вопроса, но и подключил к нему ряд воров на свободе. В своем письме к ворам, находившимся в Тобольской тюрьме, он просил их подойти к вопросу с Джемом более дипломатично, учитывая сложившуюся обстановку. Поддержали Джема в этом вопросе и такие авторитетные грузинские воры, как Кока и Паата Большой, которые сидели на Дальнем Востоке и имели там много друзей. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

В 1985 году находился в СТ-2 тюрьме; Тобольск. В это время там находились: Городнов А. И. (Сандро), Хундадзе К. Е. (Тато), Васин Е. П. (Джем), Заманов В. Б. (Карзуба Вагиф), Зыков Н. С. (Якутенок), Иобидзе Р. С. (Роин Малыш), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский)

В результате, находившиеся в Тобольской тюрьме воры, оказались в очень сложном положении. Во-первых, им не удалось организовать против Джема серьезную оппозицию из числа дальневосточных авторитетов, на что они рассчитывали, и чему в немалой степени помешал я. Во-вторых, было упущено время, которое Джем и его сторонники использовали с пользой для себя. В-третьих, к конфликту подключились воры со свободы, что в изменило расклад сил. После этого Дато Ташкентский переехал ко мне в камеру, где мы с ним, просидев вместе около полумесяца, много говорили о сложившейся ситуации, о Джеме как о личности и о том, что на Дальнем Востоке во избежание конфронтации и для более серьезного поднятия воровской идеологии нужен свой вор. Однажды во время одного из подобных разговоров он спросил у меня напрямую, но так, чтобы никто больше не слышал: “Уверен ли я в том, что Джем достоин быть вором?”. Посмотрев на него внимательно и убедившись в том, что вопрос задан не с провокационной целью, а по существу, я ответил ему так же тихо: “А почему бы и нет? Ведь все равно с кого-то надо начинать. Джем, несмотря на ряд серьезных упущений, обладает многими необходимыми для этого качествами”. Помолчав какое то время, Дато сказал: “Ладно, Пудель, не переживай, говорю тебе об этом первому, думаю, что вопрос с Джемом будет решен положительно, только не говори об этом никому”. Исходя из сложившихся между нами отношений, я понял, что он говорит искренне. Через несколько дней после этого разговора Дато, списавшись с Джемом, переехал к нему в камеру. Со своей стороны я написал Джему, что Дато едет к нему не с камнем за пазухой, а с чистыми помыслами. Почти сразу же после Дато ко мне в камеру заехал Коля Якутенок, который также через несколько дней, после того как мы поговорили с ним на интересующие нас обоих темы, переехал к Джему. В результате у Джема в камере собрались три вора: Дато, Якутенок и Вахтанг. Боец к тому времени из крытой выехал, Клим переехал ко мне. Из предыдущих сокамерников с Джемом остался только Толик Ростовский. После этого воры Тимур и Роин, у которых был особый режим, переехали в соседнюю камеру. В стене имелось отверстие, которое позволяло Джему и всем пятерым ворам общаться между собой не через переписку, а напрямую. Мирон переехал в камеру, которая находилась над ними. Донец к тому времени из крытой выехал. Прошло несколько недель с того момента, как воры стали съезжаться к Джему для решения его судьбы. Вся тюрьма, затаив дыхание, следила за ходом событий. Почти никто не верил в то, что Джем станет вором, так как это противоречило бы воровским законам. У меня же, исходя из разговоров с Дато и Якутенком, а также дальнейшей переписки с ворами и Джемом, какая-то надежда теплилась, но все же, не будучи уверенным до конца в благополучном исходе и опасаясь за судьбу Джема, я просил Бога, чтобы он не оставил его без своей помощи и сотворил чудо. И чудо произошло. Случилось то, чего по воровским законам быть не могло. Джема не только не объявили негодяем, чего многие ожидали, но более того, 2 октября 1985 года находившимися в Тобольской тюрьме ворами к нему был сделан официальный воровской подход. Джем стал первым вором-дальневосточником. И мы, все его близкие друзья, были рады за него и тому, что у нас наконец-то появился свой вор в законе. Через некоторое время Джем, Дато, Якутенок и я съехались в одной камере и несколько месяцев сидели вместе. Но после того, как тюремное начальство узнало о том, что к нам попали со свободы в большом количестве наркотики и деньги, нас после ряда обысков растащили сначала по карцерам, а затем по разным камерам. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

В июне 1988 года убыл из ИК-21; пос. Горный в ИК-8; Новосибирск.

В июне 1988 года прибыл в ИК-8; Новосибирск. В это время там находился Окунев А. Г. (Огонек)

В 1989 году находился в ИК-8; Новосибирск.

22 мая 1989 года Калининский суд г. Новосибирск (Новосибирская область) осудил на 3 года (9 лет) (191 УК РСФСР). Начало срока: 16 февраля 1989 года. Окончание срока: 16 февраля 1998 года.

В октябре 1989 года прибыл в СТ-2 тюрьму; Тулун. Вместе с ним прибыл Семериков В. В. (Семерик). В это время там находились: Гоголашвили Т. Р. (Цико), Иваньков В. К. (Япончик)

В ноябре 1990 коронован в Иркутской области, СТ-2 тюрьма; Тулун ворами Васиным Е. П. (Джем), Семериковым В. В. (Семерик), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский), Ростомяном А. С. (Арутик Эчмиадзинский), Сахновым Э. Г. (Сахно), Марианашвили Т. В. (Тенгиз Старый), Волковым А. А. (Саша Волчок), Моисеевым А. В. (Мася), Турбиным В. Г. (Турбинка), Иваньковым В. К. (Япончик) (подход), Габуния Т. А. (Тимур Ванский) (подход), Орловым В. В. (Орел) (подход).

Мамадашвили Нугзар Тарханович (Нугзар) не признан в 1991 году в Иркутской области, СТ-2 тюрьма; Тулун ворами Иваньковым В. К. (Япончик), Бойцовым С. А. (Боец).

Орлов Владимир Викторович (Орел) не признан в 1992 году в Иркутской области, СТ-2 тюрьма; Тулун ворами Бойцовым С. А. (Боец), Габуния Т. А. (Тимур Ванский).

Северов Александр Валентинович (Север) коронован в 1993 году во Владимирской области, СТ-2 тюрьма "Владимирский централ"; Владимир ворами Цицишвили Р. Г. (Цицка), Бухникашвили Р. В. (Пецо), Бойцовым С. А. (Боец).

В 1993 году находился в ИК-23; Ревда.

В 1993 году находился в ЛИУ-27; Вихоревка.

22 июня 1993 года прибыл из ИК-23; Ревда в СТ-2 тюрьму "Владимирский централ"; Владимир. В это время там находились: Окунев А. Г. (Огонек), Фирсанов С. В. (Люблинский), Цицишвили Р. Г. (Цицка), Чашин А. Н. (Чиж), Шидаков А. Х. (Алтын), Гордейчик Г. В. (Гриша Бакинский), Лукашов Г. И. (Лукаш), (Допеч Валера), Вагин В. В. (Вагон)

В Тулуне настоящий штаб был Воровский, соответственно все лагерные канители области коснулись хоть как. Тулунские рамсы грохотали долго.. Бойца Серегу перед отправкой в Архангельск в 1993-м прокатили по лагерям, где он в пику Илюхе оставил положенцев. Прямо в Управе он встречался с бродягами что были на воле, Аверкием, Китенком, Лебедем. Тулунский раскол пер "ледоколом" аж до декабря 1993, когда пришла отписка "ломать". Но Илюха всегда был фартовый и зря, пацаны, пишете что слабенький. Его в день отписки прихватили около Интуриста (Коля Чилим с бригадой) но ничё не вышло, а в январе в Иркутск заехал из Братска нынешний босс боссов..

Окунев Александр Георгиевич (Огонек) коронован 8 марта 1994 во Владимирской области, СТ-2 тюрьма "Владимирский централ"; Владимир ворами Цицишвили Р. Г. (Цицка), Яцола Г. И. (Гено Батумский), Асатряном Э. С. (Осетрина Старший), Северовым А. В. (Север), Бойцовым С. А. (Боец).

28 апреля 1994 года убыл из СТ-2 тюрьмы "Владимирский централ"; Владимир в ИК-23; Ревда.

Кирдянов Дмитрий Николаевич (Кучер) коронован 26 мая 1996 вместе с Акбашевым Н. И. (Акбашонок) в Братске, Иркутская область ворами Кутателадзе С. Н. (Байко), Лазаревым О. Г. (Лазаренок), Тимургалеевым Д. А. (Дамир Уфимский), Бойцовым С. А. (Боец).

26.05.1996 года держатель воровского "общака", "вор в законе" Лазарев О.Г. ("Лазаренок"), с согласия Кутателадзе С.Н. ("Байко") и заручившись поддержкой Бойцова С.А. ("Боец"), Тимургалеева Д.А. ("Дамир Уфимский"), объявил "ворами в законе" авторитетов г. Иркутска Кирдянова Д.Н. ("Кучер") и Акбашева Н.И. ("Акбашенок"), которые являются оппозицией Тюрину В.А, и его связям "Хасану", "Шакро", "Ноно", ранее контролирующим Иркутскую область и Красноярский край.

В ноябре 1997 года убыл из СТ-2 тюрьмы; Димитровград в ИК-18; Мурмаши.

11 декабря 1997 года прибыл из СТ-2 тюрьмы; Димитровград в ИК-18; Мурмаши.

В феврале 1998 года задержан в Комсомольске-на-Амуре (профилактика).

16 февраля 1998 года освободился по отбытию срока из ИК-18; Мурмаши.

Кирдянов Дмитрий Николаевич (Кучер) не признан 25 ноября 1998 в Братске, Иркутская область ворами Калашовым З. К. (Шакро Курд), Сафаряном К. Р. (Камо Горьковский), Усояном А. Р. (Хасан), Петрушиным Б. Г. (Боря Брянский), Бойцовым С. А. (Боец), Тюриным В. А. (Тюрик).

Находился в СТ-2 тюрьме; Тулун.

Убит 20 февраля 1999 (огнестрельное) на ул. Мосфильмовской, 39, Москва.
Похоронен 26 февраля 1999 года на Ново-Ленинском кладбище, Иркутск. На похоронах присутствовали: Авдоиян Ш. Р. (Шалико Тбилисский), Сафарян К. Р. (Камо Горьковский), Васин Е. П. (Джем), Ахмадеев А. Ф. (Пионер), Волков А. А. (Саша Волчок), Зятьков В. И. (Зятек), Клементьев С. Д. (Клим), Лепешкин С. А. (Лепеха), Сахнов Э. Г. (Сахно), Семакин О. В. (Ева), Часовников В. В. (Чеса), Габелая Э. Г. (Цуцуна), Крылов А. А. (Крыл).

Судимости


Дата

Суд

Приговор

Начало срока

Конец срока

Освободился

Статья

07.04.1975

Зиминский

1 год

15-144 ч.2 УК РСФСР

15.08.1975

Зиминский

2 года

89 ч.2 УК РСФСР

18.05.1978

Зиминский

3 года

09.03.1978

206 ч.3, 218 ч.2, 40 УК РСФСР

28.12.1979

Иркутский областной суд

15 лет

77-1, 206 ч.3, 40, 41 УК РСФСР

16.08.1981

Иркутск, Куйбышевский

15 лет

23.07.1980

206 ч.2, 108 ч.2, 41 УК РСФСР

22.05.1989

Новосибирск, Калининский

3 года (9 лет)

16.02.1989

16.02.1998

191 УК РСФСР

Обновления


Отмечен на гостевой фотографии "Фото, подписанное Цицкой для Бойца, 15.04.1994"

05.04.2021 в 23:15 2474

Отмечен на гостевой фотографии "Арут Ростомян и Сергей Бойцов (Боец), Армения, 1998 год"

03.02.2021 в 15:06 1400

Внесены изменения в персональные данные.

30.05.2020 в 14:34

Обновлены сведения о суде.

10.01.2020 в 12:05

Обновлены сведения о суде.

04.11.2019 в 21:10

Изменены сведения о месте заключения.

16.09.2018 в 15:15

Добавить фотоФотографии


Боец
 10123

Боец
 4921

Боец
 5229

Боец
 13430

Статьи


20.04.2020

«Все обвиняемые по 210.1 по сравнению с Тюриком – мелкие сошки»: Главаред ИА «Прайм Крайм» о бунте в ангарской колонии | «Прайм Крайм» | Иркутская область | 69182

11.11.2018

Чтобы не погас: Огоньку подкинули информацию к размышлению | «Прайм Крайм» | Московская область | 62582

23.09.2018

«Владимирский централ, Саша Северный»: Михаил Круг посвятил ему главную песню. Даже потеряв титул, он остался вором | Lenta.ru | Тверская область | 42596

16.09.2018

Настоящий боец: Он поднял бунт в колонии и зашил себе рот. О его стойкости ходили легенды | Lenta.ru | Иркутская область | 45046

09.02.2018

«Кирилл» всея Руси: История знаменитого арестанта | «Прайм Крайм» | Владимирская область | 253485

10.10.2017

Не по масти дама | Lenta.ru | Москва | 27219

23.08.2015

#HOMMES Money Padma Whom?: Проливаем свет на фильм и не только | «Прайм Крайм» | Москва | 131733

27.07.2012

Камон: В Москве задержан авторитетный «вор в законе» | «Прайм Крайм» | Москва | 35121

26.07.2011

Обама воюет с мертвыми «ворами в законе» | Росбалт | США | 27006

03.02.2011

Сторона защиты Юрия Шевелёва | Конкурент, Иркутск | Иркутская область | 14614

03.10.2010

Ушел Ванский: В Москве скончался «вор в законе» Темур Габуния | «Прайм Крайм» | Москва | 33918

12.05.2010

Защищайтесь, Сударь!: В Москве задержан друг Япончика | «Прайм Крайм» | Москва | 11262

10.09.2009

Троих одним Махом: В Москве обезврежена банда «вора в законе» Ильи Симония | «Прайм Крайм» | Москва | 28957

11.01.2009

ВОРА В ЗАКОНЕ РОЗЫСКИВАЮТ ЗА ПОХИЩЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА | Фонтанка.ру | Санкт-Петербург | 8317

28.11.2008

В АЛМАТЫ ЗАДЕРЖАН ДЕРЖАТЕЛЬ ОБЩАКА | Караван | Казахстан | 6399

27.05.2008

Новый паспорт для Огонька:

Смоленский чиновник прописал "вора в законе" на чужой жилплощади

| «Прайм Крайм» | Смоленская область | 12738

25.10.2006

В Ереване скончался известный "вор в законе": В столице Армении на 75-м году ушел из жизни известный криминальный авторитет Мамикон Погосян, известный в преступных кругах под кличкой "Мамик". | «Прайм Крайм» | Армения | 21861

28.04.2005

ТЮРЬМА, КОТОРОЙ ПРАВИЛ ВОР В ЗАКОНЕ | СМ Номер один, Иркутск | Иркутская область | 14866

18.10.2004

ВОРОВСКОГО ПЕТЕРБУРГА НЕ БУДЕТ | Тайный советник, Санкт-Петербург | Санкт-Петербург (Ленинград) | 21345

27.04.2004

ОСУЖДЕННЫЙ ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ | Человек и закон | Иркутская область | 6102

13.09.2003

"МАТРОСА" ДОБИЛИ В РЕАНИМАЦИИ ЗА СМЕРТЬ КОНКУРЕНТА | Коммерсантъ, Иркутск | Иркутская область | 10730

25.07.2003

В МОСКВЕ ОБСТРЕЛЯЛИ МАШИНУ С ИРКУТЯНАМИ | Номер один, Иркутск | Москва | 22506

21.06.2003

ЗАКАЗНОЕ УБИЙСТВО РАСКРЫЛИ ОПЕРАТИВНИКИ ОБЛАСТНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПО БОРЬБЕ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ | Аист-ТВ, Иркутск | Иркутская область | 15135

16.12.2002

КИСЕЛЮ ОТОМСТИЛИ ЗА БОЙЦА | Коммерсантъ | Иркутская область | 17576

22.10.2002

ИГОРЬ КОЧНЕВ: "ВОЙНА С МАФИЕЙ НЕ ПРОИГРАНА" | Восточно-Сибирская правда, Иркутск | Иркутская область | 11456

24.08.2002

ВОР В ЗАКОНЕ? АМНИСТИРОВАТЬ! | Московская правда | Тверская область | 8621

12.01.2002

В МОСКВЕ УЖЕ КОТОРЫЙ ГОД ИДЕТ ВОЙНА МЕЖДУ ДВУМЯ КЛАНАМИ АРМЯНСКОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ | Московская правда | Москва | 31586

01.09.1999

КОГДА ТЮРЬМА СПАСЕНИЕ | Время MN | Москва | 15680

25.05.1999

ТИМУРА ВАНСКОГО ВЗЯЛИ В БАНЕ | Коммерсантъ-Daily | Московская область | 6193

20.04.1999

МИЛИЦИЯ НАЧАЛА АТАКУ НА "ГРУЗИНСКИХ" ВОРОВ В ЗАКОНЕ | Сегодня, Москва | Москва | 8994

18.03.1999

КРИМИНАЛЬНЫЙ ГЕНЕРАЛ НЕ ВОВРЕМЯ ВЫШЕЛ ИЗ МАШИНЫ | Сегодня, Москва | Москва | 17592

27.02.1999

БРАТВА НАЧАЛА ОТСТРЕЛ “ЗАКОННИКОВ” | Московский Комсомолец | Москва | 15016

23.02.1999

УБИВАЮТ ЛЮДЕЙ ЯПОНЧИКА | Коммерсантъ-Daily | Москва | 13060

23.02.1999

ИРКУТСКИЙ БОЕЦ ПОГИБ В МОСКОВСКОМ ДВОРИКЕ | Сегодня, Москва | Москва | 21254

23.02.1999

"НОВЫЕ РУССКИЕ" БАНДИТЫ РАСПРАВИЛИСЬ С "ЧЕСТНЫМ" ВОРОМ | Восточно-Сибирская правда, Иркутск | Иркутская область | 14014

29.12.1998

КРЕСТНИК ЯПОНЧИКА ОТКУПИЛСЯ ЧУЖИМИ ЖИЗНЯМИ | Время MN | Иркутская область | 10564

29.12.1998

ОПЯТЬ ПОГИБЛИ НЕВИННЫЕ | Восточно-Сибирская правда, Иркутск | Иркутская область | 6568

29.04.1998

ПОЛКОВНИК РОГАЛЕВ: "СРЕДИ БАНДИТОВ РОБИН ГУДОВ НЕ БЫВАЕТ" | Вечерний Улан-Уде | Бурятия | 7611

09.07.1997

ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА СКВОЗЬ ПРИЗМУ ВЛАДИМИРСКОГО ЦЕНТРАЛА | Сегодня, Москва | Владимирская область | 38971

15.08.1996

'КАВКАЗСКИЕ ВОЙНЫ' УНОСЯТ ЖИЗНИ САМЫХ МОЛОДЫХ КРИМИНАЛЬНЫХ 'МАРШАЛОВ' | Сегодня, Москва | Иркутская область | 32381

03.02.1996

БРАТСКИЙ ПРИВЕТ ИЗ НЬЮ-ЙОРКА | Коммерсантъ-Daily | Иркутская область | 22549

07.04.1993

В МВД РФ СОСТОЯЛСЯ БРИФИНГ, НА КОТОРОМ ШЕЛ РАЗГОВОР О СОСТОЯНИИ ПРАВОПОРЯДКА В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ И МЕРАХ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ ПРАВОНАРУШЕНИЙ СРЕДИ ОСУЖДЕННЫХ | Маяк | 4082

Комментарии


Олег аллигатор26.11.2021 18:40

Всем , живущим на улице, братский привет! Уважаемый Прайм! Тенгиз НИКОГДА не был вором, он не был в числе тех, кто подходил к Бойцу, он там сидел, но не вором. Просто он имел серьезный авторитет и хорошие деньги. Он близкий родственник моего друга. Я его тоже знал, я был в кафе Встреча, где у него была садка. Его все уважали, он был хорошим человеком, но не вором

Упомянуты:

ответить

Беттинг24.08.2021 00:20

Тобольская спец тюрьма СТ-2. Именно здесь в 85 году мы познакомились с Серёгой Бойцом, и с первых минут нашего краткого диалога стали друзьями в этой жизни. Обычно родство душ, объяснить очень трудно, но так наверное устроено Богом, что когда вроде бы в первые встречаешь незнакомого человека, на интуитивном уровне, на уровни души и духа, сразу же приходит полное понимание- это родная душа. И твой интеллект, разум, нервные составляющие даже на молекулярном уровне, симфонично вторят твоей душе, необъяснимо подтверждая выбор твоего сердца- ДРУГ! На самом деле, размышляя над прошлыми этапами своей непутёвой жизни, тем немение рождается огромная благодарность Богу, за то что Он не просто свёл меня с Бойцом, но и наделил этой братской дружбой. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

Учреждение: СТ-2 тюрьма; Тобольск.

ответить

Беттинг16.08.2021 01:00

Криминальные войны в Москве и ближайших к ней областях разгорались с новой силой. Впервые после 1992–1993 годов вновь было зафиксировано странное явление – массовый отстрел в столичном регионе воров в законе и преступных авторитетов. В начале года число «именитых» жертв приблизилось к десятку.
Особенно привлекло к себе внимание убийство 20 февраля 1997 года в Москве одного из авторитетнейших воров в законе Сергея Бойцова (Боец), который приехал в Москву из Иркутска. Его вместе с напарником буквально изрешетили пулями возле «Крайслера» на Мосфильмовской улице.
После убийства киллеры спокойно сели в «БМВ» и скрылись с места происшествия, бросив машину и оружие в другом квартале.
Это убийство можно было отнести к разряду обычных, если бы не любопытная деталь, которая наводила на определенные размышления. Дело в том, что в конце восьмидесятых годов в одной из тюрем на воровской сходке по рекомендации лидера уголовной России Вячеслава Иванькова (Япончика) короновали трех иркутских уголовников – Владимира Солоницкого (Солома), Александра Моисеева (Мазя) и Бойца.
Они, по мысли Япончика, должны были возглавлять Восточно-Сибирское славянское движение, а помогать им должен был молодой, но влиятельный иркутский авторитет Сергей Липчанский (Сибиряк). Однако из этой затеи ничего не вышло. Все протеже Япончика стали погибать один за другим.
Первым, в 1991 году, недалеко от Братска погиб Мася. Взрыв разнес его на мелкие клочья. Затем, в 1995 году, настал черед Соломы. Конкуренты расстреляли его в Москве, около дома, вместе с телохранителем. Он контролировал несколько московских коммерческих фирм.
Через два года после этого пропал и Сибиряк, ставший известным в 1994 году после знаменитого банкета в Бутырке. Одни считали, что его убили, другие – что он где-то прячется.
Искать Сибиряка стал еще один иркутский вор в законе Сергей Комаров (Комар). В столице он курировал кунцевскую группировку, доставшуюся ему в наследство от Сибиряка. Чтобы разыскать следы друга, Комар даже нанял частного детектива.
Однако последний отчитаться перед ним не успел – Комар был застрелен у двери собственной квартиры.
Затем настала очередь Бойца.
(Из книги В.Карышева - Паша Цируль)

ответить

Беттинг02.08.2021 11:47

Это был Человек Русской Культуры «воровской» Чести («понятий»), патологически бесстрашный и справедливый, полностью свободный в Духе Господнем от человеческих суждений, а потому и неуправляемый любой земной властью.
«Воров испортили деньги?». «В конечном итоге - да. Они всех портят». «Иваньков был испорчен?». «Иваньков до последних дней был верен воровскому закону». «Почему столько шума вокруг него?». «Потому что он был последним, кто мог решать вопросы криминального мира дипломатическим путем, без крови. Он умел «разруливать». После его смерти едва ли в криминальном мире остались те, кто готов прислушиваться к слову подобного посредника. Бандитский криминалитет, власть, бизнес: слияние всего этого - вот гремучая смесь, которую мы получили».
Но вот открылась дверь и в кабинет вошел Япончик: коренастый, с карими глазами и как бы припухшими веками, с высоким лбом мыслителя, с тонкими губами честолюбивого человека и … с пронизывающим до мозга костей взглядом власть имеющего … царя Два охранника, которые привели Кириллыча, показались мне его царской свитой. Головичёв предложил Иванькову сесть в свое кресло начальника тюрьмы, представил нас и тут же вышел из своего кабинета, оставив нас наедине. Конечно, как и предсказывал Головичёв, Вячеслав Кирилович не дал согласия на звукозапись беседы. Три часа мы с ним разговаривали. И меня и Нечаева, тогда «горевших» идеями «светлого демократического будущего» России, поставили в тупик вопросы Кириллыча - веруем ли мы во Господа Иисуса Христа? что значит для нас Нация Русских? Оказалось, что Иваньков не только словом проповедует заключенным Веру во Христа, но и делом помогает им обрести Веру наших предков Русичей. В то время всевластия коммунистов он сумел добиться регулярного исполнения в тюрьме православных обрядов Тулунским священником. А, главное, стараниями его и Головичёва на крыше «крытой» была построена первая в СССР деревянная православная часовня.
После беседы Кириллыч и Головичёв провели нас по внутренним коридорам тюрьмы, и ровно на пять минут завели в небольшую, на четверых, камеру Иванькова. Трое ребят уже стояли около «шконок» и с любопытством разглядывали Серёгу Нечаева и меня. Кириллыч лично познакомил нас с сокамерниками. При единственном энергичном рукопожатии Сергея Бойцова между нами пробежала искра взаимной симпатии. Может, из-за скуластого его, как и у меня, лица коренного сибиряка «патологического правдолюбца» с искрящейся улыбкой «до ушей»?А вот впечатление от рукопожатия второго сокамерника Кириллыча по фамилии Загородный было у меня каким-то странно-неуютным. Почти неприятным ... Но, как известно, неприятное - быстро забывается. А через неделю я купил билет на самолет в Москву. Послезавтра - вылет.

Упомянуты:

ответить

Ruslan-0313.06.2021 19:15

Бурятия всегда красная по воле была и будет! Лагеря ход пароход держат! Должен был быть Вор в Улан-Удэ Янка Коварский, с Серегой Бойцом в Тулуне сидел, блядина Гендос убил бродягу..

Упомянуты:

ответить

Беттинг28.05.2021 19:09

Корону заслужено носит тот, кто готов к гильотине каждую секунду...
Для меня корона является не признаком мании величия, но ответственностью за жизнь и благополучие тех, кого люблю, кем дорожу. Это безусловно, умение отвечать за свои слова, поступки и саму жизнь.
Наверное я не идеален и порой невероятные сложности преодолеваются трудно, со скрипом, медленно, надрывно. Но всё же, они преодолеваются не смотря не на что. И чтобы не происходило сегодня, не стоит смотреть назад, в прошлое,-это время уже прошло и что то изменить можно только здесь и сейчас, именно в эту минуту. Время так скоротечно, многие это понимают, но не многие ценят время.
Выжимайте из жизненных обстоятельств свой максимум, чтобы оставить как можно больше, после себя. Любите! Любите друзей, цените Братьев, Семью!
Делайте добро и будьте ответственны , в первую очередь перед собой...........
Сергей Б.

ответить

Беттинг22.05.2021 12:52

Сегодня хочу поделиться воспоминаниями, моей близкой, Оксаны Гуровой. Это жена моего Брата и друга Лёши Хабароского, которого уважал Боец, за его образ жизни и полное посвящение идеи; -"Первого ноября у моего мужа , истинного Бродяги, Лехи Хабаровского день рождения. Светлая ему память...Ему бы исполнилось 60...Решила написать в группе,так как с Бойцом у них были очень близкие отношения, они Братья, Серёга Боец, Лёня Семиколен, а так же мой муж Леха Хабаровский, с одного Братского круга, Истинных Арестантов, созданный Евгением Васиным (Джемом). Лёха прожил не долгую, но достойную жизнь."Проехал" всю Россию, от южного Карлага, до северных Харпов. Сам он уроженец Комсомольска-на-Амуре, (Дзёмковский). С Джемом были друзья с юности, выросли на одной улице... Мы с Лёхой были вместе 18 лет, из них 11 лет я его ждала. Уже 6 лет его нет с нами... Хочу вспомнить одну веселую историю из нашей жизни, которая запечатлелись в памяти... " Шло легендарное время, 1993 год, мой муж, светлая ему память, в то время сидел на особом и смотрел за лагерем, а в городе все было поставлено на должном ходу, за каждой бригадой в городе, была определена конкретная камандировка и все, кто позиционировал себя достойными, постоянно возили на общак. Я всегда ездила с пацанами, а это был особый полосатый режим. Публика, одни "передержанные касатки" -8 ходок, 7 побегов, только "прошляков" около 40 душ... Это была всесоюзная инвалидная зона. Свозили людей со всей нашей матушки России. Думаю понятно,что они слаще вареной картошки ничего не видели...А тут 90е! Мы раз привезли 4 джипа фруктов, экзотика, бананы, киви, кокосы. Мой Хабаровский хоть в то время был самый молодой в лагере, но сам все это в первый раз увидел... Я решила поугарать над ним. Когда он спросил, как кокосы едят? Отвечаю,что кокос нужно варить, до того времени, когда все волосинки отпадут, значит сварился, нарезайте дольками и можно кушать... Это был прикол, когда через день мне он звонит на домашний телефон,(сотовых тогда не было) и говорит:"-Ксюш,мы поперебили всех шнырей уже, они сутки эти кокосы варят, а они все равно волосатые. Когда он потом рассказал всем, за мои шутки, им долго всем было весело...Вот такая история. Прошу помянуть моего мужа Лёху Хабаровского. Светлая ему память." (Из воспоминаний Оксаны Гуровой)

Упомянуты:

ответить

Беттинг23.05.2021 08:31

Леша был Братом Сереже Бойцу ...У Хабаровского отсиженных 32 года за плечами,все срока все за хаты.Он был в свое время матерый "домушник" Светлая память .... В 86 году у Лехи был иск 11 тысяч...,когда зарплата в то время была 100 рублей,приблизительно...

ответить

Беттинг21.05.2021 14:32


У Бойца никогда не было друзей не достойных его дружбы. Не было трусливых, жадных, подлых, глупых, обыденных. Наверное подобное всегда притягивает подобных. По этому в числе тех немногих, кому удостоилось называться друзьями, их внутренними качествами всегда были: справедливость, жертвенность, щедрость, смелость и добрый юмор. Один из друзей Бойца был Пётр, который так же сгорел подобно яркой искре, поднимаясь всё выше к небесам, как и многие, его друзья, оставившие на земле добрую память, в сердцах тех, кому посчастливилось лично знать этих дорогих моему сердцу людей. Вот одно из воспоминаний сына Петра: "В 80-х отец подрезал племянника, одного высокого ранга партийца. Отца закрыли в Мурманске. В то время мы там жили. Этот партиец на отца очень разозлился за племяша своего, и когда отца привезли на тюрьму, то запустили по тюрьме слух что приехала "красная сука". Отца закрыли в одиночку. Зная ситуацию как мне рассказывал отец, он сделал заточку и стал ждать. Он знал что к нему придут люди спросить. В то время за тюрьмой смотрел Саша Резанный. Он с близкими спустился к отцу в камеру. Когда они вошли отец достал заточку. Саша посмотрел ему в глаза и сказал: "Убери не стоит". Батя говорит, я даже не понял почему я ее убрал но сделал так как было сказано . Саша ему сказал,что он по взгляду увидел что ты не может быть человек таким, как его представили, и необходимо было разобраться во всём. После общения Резаный озвучил, что он всколыхнёт всю тюрьму что бы отца подняли. Отец отказался и сказал что его не поднимут. Через три дня отца подняли.

ответить

Беттинг16.05.2021 13:41

Когда мы находились в Тулунской крытой, Вова Тюрик регулярно посылал гревы, при мне несколько раз приезжал на встречи с нами, так и познакомились. Эта фотография была сделана в 1993 году, на Вихаревке ЛИУ 27 куда отправили Бойца после Тулунской крытой. Мы с моим другом Колей Иванёнком, периодически ездили навещать туда Бойца, раза три вместе заходили туда с Тюриком тоже. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

Упомянуты:

ответить

Беттинг13.05.2021 19:34

Отец Сереги Александр Николаевич, был обычным работягой, которого уважали все его знакомые, было в нем нечто такое, что делало его особенным человеком. Он погиб трагически, 3 июня 1986 года. Мама Сергея Вера Яковлевна, по профессии была парикмахер, но получилось так что 1986 году она попала в лагерь, в Базой. Мы с Серегой как появлялась возможность, отправляли ей туда через свободу, посылочки и бандерольки. В 1988 году у ней было выявлено анкологическое заболевание 4 степени. Из лагеря её освободили по актировке и в скором времени 26 октября 1988 года, она ушла в вечность. Серега её очень любил и почетал, все жизнь. Вот такая история. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

ответить

Беттинг13.05.2021 15:35

Монологи Бойца в тюрьмах, лагерях и на свободе, слушали с замиранием сердца. Они были вроде бы просты по сути но глубоки и искренние по содержанию. Удивительно то что он не умел "лить воду", каждое его слово имело особую цену и вес, ибо действительно в любых жизненных ситуациях неоднократно было подтверждено поступками. Удивительный Человечище был Боец. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

ответить

Беттинг10.05.2021 12:45

В 81 году Боец поехал по приговору суда в крытую Златоуста и на пересылке встретил гада, друга известного по тем временам лохмача Челябинского Чёка. На этого гада были вынесены Воровские решения, так как он был повинен в смерти Вора. На пересылке было много Бродяг, но никто не рвался поступить с этим гадом по Воровским понятиям. А зарезал его Боец, так как все Воровские решения всегда были сутью нашего Братства. Боец не был тогда Вором, но в Братство его уже посвятил Лебедь и Аноха. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

ответить

Беттинг10.05.2021 12:42

Бойцу дали пятнадцать опять и три крытой, он в 82 году в Тобольск поехал. Толя Лебедь, Бродяга из Черемхово, друг наш и Брат, он на востоке некоторое время сидел, на Бире, там его в Братство приняли. А Саня Аноха из Комсомольска, приятель Джема, его как раз в то время после Златоуста в Иркутскую губернию завозили. Потом мы в Тулуне вместе в 90 хате Воровской вместе все были. А в 88 году на восьмерке Новосибирской меня в Братство приняли Леша Хабаровский и Боец. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

Упомянуты:

ответить

Беттинг07.05.2021 16:30

Удивительное дело но были и побеги, но немного раньше, до меня. Хотя у нас в 43 камере где сидели с Япончиком, Тимуром и Бойцом, была выпилена решётка и в пропилы были вставлены трёх копеечные монеты и закрашены под цвет прутьев решётки. Железный короб на окне тоже имел скрытое свойство, открываться изнутри. Так же в курке ( тайнике) камеры уже лежал приобретенный Япончиком ПМ и две обоймы. Так же там была и альпинистская верёвка и большая сумма денег, неприкасаемым запасом. Это нужно было для того, если Япончику бы не скинули срок, он ушёл бы в побег. Когда Кирилыч освободился, всё это осталось в камере. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

Упомянуты:

Учреждение: СТ-2 тюрьма; Тулун.

ответить

Беттинг07.05.2021 10:38

К женщинам он имел уважение и никогда не мог себе позволить быть грубым с ними. В их семье было пять мужчин и одна женщина, мама. Ее уважали и всегда о ней заботились все. Наверное это уважение было воспитанно в нем с детства. Да и вообще, мало в жизни Сереги было женщин, по пальцам можно перечесть. Но что все его любили, это точно. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

ответить

Беттинг07.05.2021 10:29

Тюрик и грев на Воров отдельно посылал от себя в то время. Боец постоянно Тюрика на расстоянии держал. Когда Махоня всех наших в "черный список" внес, Тюрик в число избранных не попал почему то тогда. Хотя впоследствии участвовал в Москве, когда Симонию тормозили. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

Упомянуты:

ответить

Беттинг06.05.2021 00:03

Витьку Сосну очень жаль, Братом он мне был, уважал я его очень. Они помню с Эмчиком нам с Бойцом грев на Новосибирскую восьмерку, привезли, такого редко в те времена залетало. Мы всем Бродягам в управлении по лагерям смогли уделить. Большой души были люди, не отмечались, если везли то самое лучшее и в большом количестве. Денег помню десятку косарей привезли до кучи, это очень серьезные деньги были на тот момент и не только в лагере. Светлая память, Вите Сосне, его говорят вместе с женой и дочкой расстреляли дома, если не ошибаюсь. Эмчику, Тахиру, Лебедю, Бодьме, Никифору, Саньке Моисею, всем дорогим моему сердцу Братьям, светлая память. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

Упомянуты:

ответить

Беттинг05.05.2021 10:16

Нас тогда с Иваненком увезли с восьмерки, Боец один остался. Администрация решила позиции вернуть. Прапор один там борзый был, Машка молодая погоняло. Он как то Бойца хотел в изолятор доставить, Боец ему сказал, что дела сделаю сам приду. Машка Серегу схватил. Ну и Серега его положил там на плацу. Трешку и добавили. Навряд ли там можно было разрулить это дело. Машка на больничном был, все это зафиксировано было. Тем более у Бойца не однократно были дела, когда он милиционерам седло поправлял. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

ответить

Беттинг04.05.2021 10:49

Михаил Михайлович Проничев или Мишка Старый, был моим близким другом. Если я встречал когда то в своей жизни людей не сгибаемой воли, обладающих невероятной силой духа, то Старый это наверное самый яркий представитель таких редких качеств. Погоняло- "Старый", Мишка по праву был удостоен в двадцать лет, когда находясь в середине семидесятых годов в крытой спец тюрьме Златоуст, просто напросто обыграл в карты всех известных корифеев бывшего пост советского гулага. Родился, жил и садился Мишка из своего родного и знаменитого города Черемхово, этот город снискал особую популярность в советское время и в уголовном мире его называли "Городом без фраеров". Мишка Старый это легенда Черемхово, равно как и всего Союза. С Мишкой я познакомился в Тулуне в 89 году, я по прибытию в крытую поднялся в Воровскую 90 тую хату, где прибывали знаменитые Бродяги и Вор Володя Семирик. С первых дней мы сразу подружились со Старым, и долгое время проводили в общении. Старый был на самом деле очень избирательный и требовательный в дружбе, и в первую очередь был требовательный к себе и своим поступкам. Серёга Боец с большим уважением относился к Старому, и всегда при любой возможности подчеркивал своё уважение к нему. В начале 91 года у Старого закончился срок тюремного режима и Мишка уехал на ИК 15 Ангарска. Мне вспоминается один случай который произошёл в мае 91 года, именно этот случай я всегда вспоминаю с особым теплом. 20го мая 91 года, меня привезли в ЛИУ 2 Ангарска и по приезду закрыли в одну из камер мед изолятора. 23 мая в канун моего дня рождения, дверь открылась и ко мне в камеру зашёл Старый, он был одет в элегантный вольный, синий костюм, на нем были одеты солнечные очки, а в руках Мишка держал большой торт в красивой коробке. Мне показалось тогда что он пришёл ко мне из какого нибудь ресторана. Охранники с уважением относились к каждому сказанному его слову, которое предназначалось им. На моё день рождение он снял со своей шеи золотой крест на цепочке и вручил его мне. Вот такой он сделал мне подарок, узнав что меня привезли на двойку. Даже по внутренним правилом его не могли бы закрыть в мед изолятор для крытников, так как у него уже не было тюремного режима, но Старый как то повлиял на лагерьную администрацию и по его желанию его закрыли ко мне, и находился со мной целую неделю, пока его не этапировали опять в колонию. На улице было тепло и солнечно, но Мишка предпочёл провести время в со мной в камере, как будь то мало в своей жизни провел его в этих каменных мешках. Вот такой был Мишка Старый, легендарный весёлый Бродяга снискавший большое уважения у Воров равно как и во всём преступном мире. Убит вместе с супругой из автоматов возле бара "У Люси" в городе Усть-Кут по улице Кирова. Похоронен в Усть-Куте. Светлая память Человеку огромной души! (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

Упомянуты:

ответить

Беттинг03.05.2021 00:24

Серега был среднего роста, крепкий, коренастый. Многие его собеседники, с которыми доводилось ему встречаться, были выше его ростом, но Боец обладал удивительной особенностью силой собственного достоинство, и при разговоре с ним, даже те кто был выше его ростом, все равно ощущали себя немного ниже. Не гордыдыней обычно достигался подобный эффект, а простотой и силой интеллекта. Именно в этом Боец был всегда и со всеми на высоте. (Из воспоминаний Леонида Семиколенова)

ответить

1 2 3 4

Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

ФИО:

Бойцов Сергей Александрович

Воровское имя:

Боец

Дата рождения:

16 октября 1960 (61 год назад)

Место рождения:

Иркутская область, Зима

Проживал:

Иркутская область, Зима, ул. Орджоникидзе 12

(1998)

Иркутск, ул. Трилиссера, 114

Национальность:

русский

Статус:

Вор

Коронован:

в ноябре 1990 (в 30 лет)

где:

Иркутская область, СТ-2 тюрьма; Тулун

кем:

Васин Е. П. (Джем), Семериков В. В. (Семерик), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский), Ростомян А. С. (Арутик Эчмиадзинский), Сахнов Э. Г. (Сахно), Марианашвили Т. В. (Тенгиз Старый), Волков А. А. (Саша Волчок), Моисеев А. В. (Мася), Турбин В. Г. (Турбинка), Иваньков В. К. (Япончик), Габуния Т. А. (Тимур Ванский), Орлов В. В. (Орел)

Крестники:

(1993)

Северов А. В. (Север)

(1994)

Окунев А. Г. (Огонек)

(1996)

Кирдянов Д. Н. (Кучер)

Акбашев Н. И. (Акбашонок)

Конфликты:

(1991)

Мамадашвили Н. Т. (Нугзар) (раскороновал)

(1992)

Орлов В. В. (Орел) (раскороновал)

(1998)

Кирдянов Д. Н. (Кучер) (раскороновал)

Убит:

20 февраля 1999 (в 38 лет)

где:

Москва, ул. Мосфильмовская, 39

причина:

огнестрельное

похоронен:

Иркутск, Ново-Ленинское


Copyright © 2006 — 2021 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.