Основной адрес: https://www.primecrime.ru
Зеркала сайта:
https://primecrime.net
https://vorvzakone.ru
https://russianmafiaboss.com

музей истории воровского мира

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Бойцов Сергей Александрович (Боец)

16 октября 1960 — 20 февраля 1999

Просмотров страницы за сегодня: 17

за вчера: 121

за всё время: 305743

Информация


Бойцов Сергей Александрович «Боец» родился 16 октября 1960 в Зиме, Иркутская область.

7 апреля 1975 года Зиминский суд (Иркутская область) осудил на 1 год (исправительные работы) по ст. 15-144 ч.2 УК РСФСР.

22 мая 1975 года задержан в Зиме (89 ч.2 УК РСФСР).

15 августа 1975 года Зиминский суд (Иркутская область) осудил на 2 года по ст. 89 ч.2 УК РСФСР. Начало срока: 22 мая 1975 года. Окончание срока: 22 мая 1977 года. Освободился 8 апреля 1976 года.

29 сентября 1975 года прибыл в ВТК; Ангарск.

8 апреля 1976 года убыл из ВТК; Ангарск по УДО.

8 апреля 1976 года определением н/с г. Ангарска от 05.04.1976 освобожден условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 1 месяц 17 дней.
Иркутская область.

9 марта 1978 года задержан в Зиме (108 ч.1 УК РСФСР).

18 мая 1978 года Зиминский суд (Иркутская область) осудил на 3 года по ст. 206 ч.3, 218 ч.2, 40 УК РСФСР. Начало срока: 9 марта 1978 года. Окончание срока: 9 марта 1981 года.

29 июня 1978 года прибыл в ВТК; Ангарск.

8 декабря 1978 года прибыл в ИТК-17.

28 декабря 1979 года Иркутский областной суд (Иркутская область) осудил на 14 лет (15 лет) по ст. 77-1, 206 ч.2, 3, 40, 41 УК РСФСР.

В 1980 году В этой главе я хочу рассказать о конфликте между ворами старой и новой формации, очевидцем и непосредственным участником которого оказался в Тобольской спецтюрьме в период 1980–1982 гг. Как уже упоминал, по приходу в “крытую” мне пришлось в первое время достаточно часто сидеть в карцерах. Основная часть карцеров находилась на спецкорпусе, где было принято делать “прогоны” от камеры к камере обо всех передвижениях на корпусе. Это относилось и к карцерам. В связи с этим мое имя очень быстро оказалось у всех на слуху, так как не было в 80-м году, начиная с весны, почти ни одного месяца, в течение которого я хотя бы раз не попал в карцер на 10 или 15 суток. В моменты моего нахождения в карцерах, многие завязывали со мной переписку, в результате чего я за короткое время перезнакомился со многими порядочными арестантами на спецкорпусе и почти со всеми ворами в законе. Общение между камерами осуществлялось через окна, унитазы, баландеров, надзирателей, но чаще через специально проделанные отверстия в стене. Кирпичная кладка была старой и легко крошилась даже под воздействием алюминиевой ложки. Так же общались и в карцерах. В момент моего прихода в спецтюрьму из воров новой формации там находились: Паата Большой, Паата Маленький, Вахтанг Кокиня, Отар Кривой, Зури и Володя Чиня. За исключением Чини – все по национальности грузины. Зури имел полосатый режим, остальные – черный. Возраст их составлял от 25 до 35 лет, а Паате Маленькому было чуть более 20. Из воров старой формации в тюрьме находились Чапаенок, Серый, Силыч и Тико. Кроме Тико все славяне. Возраст от 45 лет и выше. Все имели полосатый режим. Этих воров было принято называть “нэповскими”, проводя этим параллель с ворами, жившими по старым воровским традициям, основанным в 20-х годах, во времена нэпа. Между собой воры старой и новой формации находились в конфликте. Они объявляли друг друга не ворами, поливали друг друга грязью и старались привлечь на свою сторону порядочных арестантов, которые, запутавшись от этой неразберихи, старались держаться ближе не столько к тем или иным ворам, сколько к авторитетам, которых знали лично. К тому времени у меня на Дальнем Востоке уже имелся кое-какой вес, а так как в Тобольской тюрьме было много дальневосточников, которые с моим мнением считались, то обе конфликтующие стороны мной заинтересовались. За время моего нахождения в карцерах со мной вели переписку воры как с той стороны, так и с другой, но более понятными для меня все же были “законники”, придерживающиеся старых традиций. Однажды в процессе очередной переписки со старыми ворами, после того, как мы ответили друг другу на ряд вопросов, последние прислали мне “воровской мандат” с подписью Чапаенка, Серого, Силыча и Тико, который уполномочивал меня от имени подписавшихся решать все возникавшие на рабочих корпусах вопросы, включая организацию общака для помощи ворам и порядочным арестантам, находящимся на спецкорпусе. На рабочие корпуса воров не сажали, и старые воры хотели через мой авторитет и мои способности закрепить там свои позиции. В помощники мне были назначены авторитеты из разных регионов, о которых они были наслышаны. Из Кемеровской области – Коростыль (который впоследствии станет в Златоустовской крытой вором в законе), из Иркутской – Японец, из Свердловской – Дмитриенок. Я всегда стремился в зонах к объединению заключенных, организации общаков и восстановлению арестантской справедливости, поэтому и по приходу в спецтюрьму стал заниматься тем же. За короткое время мне удалось добиться в этом отношении заметных результатов, но, как и следовало ожидать, это очень сильно не понравилась начальству. В результате, на меня и мое окружение обрушился шквал репрессий, после чего Коростыль, Японец, Дмитриенок и многие другие авторитеты, находившиеся на рабочих корпусах, отошли от всего этого в сторону. А меня в назидание другим помимо карцеров, из которых я в то время почти не вылезал, запустили еще и через пресс-камеры. После этого у всех уже окончательно пропало желание поддерживать общак и придерживаться арестантской справедливости. Принцип “своя рубаха ближе к телу” стал, как и раньше, основополагающим. Помимо пресс-камер, где, кстати, меня трогать боялись, опасаясь за последствия, я неоднократно водворялся и в так называемые “хорошие” камеры, в которых делали погоду тайные пособники начальства, следившие за каждым моим шагом в надежде, что я допущу ошибку, через которую за меня можно будет зацепиться и в чем-либо обвинить. Моих сторонников и явно сочувствующих убирали при этом в другие камеры и в другие смены, оставляя зачастую одного против нескольких агрессивно настроенных сокамерников. Но несмотря на все эти меры, тюремному начальству так и не удалось добиться желаемых результатов, после чего летом 1981 года меня перевели на спецкорпус. Чапаенок и Серый, как впоследствии выяснилось, были именно такими самозванцами, перед которыми тюремное начальство поставило задачу, воспользовавшись разногласиями между ворами старой и новой формации, спровоцировать войну и втянуть в нее как можно больше арестантов, исходя из принципа: “преступный мир должен искоренить сам себя”, забывая при этом истину, что “злом зло искоренить нельзя”. Силыч и Тико были, действительно, ворами старой формации, и трудно сказать, каким образом они оказались в одной упряжке с Чапаенком и Серым. Основной проблемой в тюрьмах являлось то, что заключенных сажали не туда, куда им хотелось, а куда нужно было начальству. В связи с этим последние имели возможность влиять на обстановку, искажать информацию и подтасовывать факты. Скорее всего, на начальном этапе Силыча и Тико ввели в заблуждение, а когда они поняли, что попались в искусно расставленные сети, то было уже поздно. Как я уже упоминал, Чапаенок, Серый, Силыч и Тико имели особый режим, а так как заключенных строгого режима было в тюрьме больше, то они, для закрепления своих позиций объявили вором в законе Симона, находившегося на черном режиме, который, как впоследствии выяснилось, являлся тайным пособником начальства. Родом он из Алтайской области, но на тюремный режим был осужден в колонии, которая находилась в Тюменской области. Когда между ворами старой и новой формации возникло противостояние, в результате которого порядочные арестанты оказались перед выбором, то Симон с ведома начальства создал третье движение, в основе которого лежало непризнание вообще никаких воров: ни старых, ни новых. Многим уже надоела эта затянувшаяся война, которая поделила порядочных арестантов на враждующие лагеря, поэтому к концу 80-го года под знамена Симона подтянулось немало “черных” и “полосатых” камер, официальным лозунгом которых стала фраза: “Не дадим решать свою судьбу ворам, пока они не разберутся между собой”. Когда Чапаенок и Серый увидели, что за Симоном стоит реальная сила, то предложили ему “воровскую корону” взамен за сотрудничество, от чего последний не отказался. Силыч и Тико эту сделку поддержали. При сложившейся обстановке, когда около 90 процентов крытников являлись славянами, это был сильный ход. Ибо с Кавказа и, в первую очередь, из Грузии молодые воры шли в Россию пачками, в то время как молодых славянских воров не было почти совсем, что вызывало недовольство многих российских арестантов. Воровской подход к Симону, возраст которого был в пределах 30 лет, многие крытники восприняли положительно. Это резко изменило расстановку сил не в пользу грузинских воров. На их стороне к концу 80-го года осталось на спецкорпусе не более десяти камер, в которых сидели преимущественно кавказцы, а на рабочих корпусах они не котировались почти совсем. К началу 1981 года в Тобольскую тюрьму пришли разными этапами азербайджанский вор Вагиф (около 50 лет), армянский вор Гого (более 30 лет) и грузинский вор Крестик (около 35 лет), которые, попав в специально подготовленные камеры с находившимися там сторонниками Чапаенка, Серого, Силыча, Тико и Симона, после соответствующей информационной и психологической обработки приняли сторону последних. Это еще больше усугубило положение молодых грузинских воров, и они почти совсем потеряли контроль над обстановкой. После того, как стало очевидно, что воры старой формации победили, тюремная администрация, в планы которой не входило усиление позиций тех или иных воров, приступила ко второму акту своего действия. В результате, менее чем за месяц все воры старой формации были поочередно объявлены Чапаенком, Серым и Симоном не ворами, избиты в специально подготовленных камерах и рассажены по двойникам и одиночкам. Порядочные арестанты были шокированы столь резким поворотом событий, но лезть в воровские дела не могли. Многие поняли, что за всем этим стоит тюремное начальство, но говорить об этом вслух не решались, опасаясь неприятностей, ибо за одно неосторожное слово можно было потерять не только и без того шаткое положение, но и голову. Когда меня перевели на спецкорпус, то расклад там был таким: с одной стороны – Чапаенок, Серый и Симон, которых придерживались в основном из страха большинство “черных” и “полосатых” камер, с другой Кока, Чиня и Зури, на стороне которых находились три-четыре камеры “черных” и столько же “полосатых”, включая и те, в которых они сидели сами. Тюремной администрации сложившееся противостояние было выгодно, ибо давало возможность расправляться с неугодными руками противоборствующих сторон. Как правило, намеченную жертву вначале сажали в карцер, а оттуда – в одну из камер противоположного лагеря. Там его избивали и заставляли в письменной форме просить прощения у воров и арестантов той стороны, куда он попал, и ругать тех, с кем он общался до этого. После этого, если за ним не числилось серьезных прегрешений, ему разрешали остаться. Однако на этом его злоключения не кончались. Проходило какое-то время, и его снова сажали в карцер, а оттуда в камеру противоположного лагеря, где также избивали и заставляли просить прощения уже у других воров и арестантов за то, что он их предал. После этого ему уже не было места ни в том, ни в другом лагере, и его помещали к обиженным или в двойник, что было почти одно и то же. Когда меня перевели на спецкорпус, то посадили в камеру, которая поддерживала Коку, Чиню и Зури. В этой камере в тот момент находились Муса из Чечни, Ахмед из Ингушетии, Князь из Амурской области и Толик (не помню ни клички, ни из какой он области, знаю только, что он с Чиней сидел где-то в одной зоне). Как впоследствии выяснилось, Князь (которого после выезда из Тобольской тюрьмы убьют) был связан с тюремным начальством, которое поставило перед ним задачу предъявить мне обвинение и избить за то, что год назад я был наделен полномочиями от имени Чапаенка, Серого, Силыча и Тико решать на рабочих корпусах серьезные вопросы. После того, как за мной закрылась дверь, и был отправлен через соседние камеры “прогон” по корпусу о том, куда меня посадили, мне тут же со стороны Князя были предъявлены обвинения. Но он не успел сделать свое черное дело, так как через несколько минут в нашу камеру пришел ответный “прогон” от Коки, в котором он поздравил меня с благополучным прибытием на спецкорпус. А вслед за этим от него пришла ксива, в которой он предупредил всех находившихся в камере, что знает меня лично и отвечает за мою порядочность. Этим он дал понять, что воры в курсе всех событий, и никаких обвинений в мой адрес быть не должно. В тот момент почти все дальневосточники за небольшим исключением находились в стане “русских” воров, каковыми считались Чапаенок, Серый и Симон. Со всех камер, где сидели мои знакомые, посыпались записки с предложением покинуть лагерь лаврушников (грузинских воров) и переехать к ним. Мне передавали приветы от Чапаенка, Серого и Симона, которые считали меня своим сторонником и рассчитывали на то, что я присоединюсь к ним. В лагере, куда я попал, у меня знакомых почти не было. Все мои близкие друзья оказались на другой стороне. Но, списавшись с Кокой и получив ответы на многие вопросы, я после того, как выяснил роль Серого, Симона и Чапаенка во всей этой игре, решил никуда не переезжать, что было встречено противоположной стороной отрицательно. Через некоторое время, после того как мне окончательно стала ясна суть всего происходящего в тюрьме, я дал понять через переписку наиболее близким друзьям, что они ошиблись поездом. Постепенно к концу 1981 года мне удалось перетянуть на свою сторону немало хороших знакомых, но, к сожалению, не всех. Некоторые настолько далеко зашли в своем противодействии ворам и арестантам противоположного лагеря, что о прощении их уже не могло быть и речи. Очень сильно переменилась обстановка после того, как мне удалось перетянуть из лагеря “русских воров” земляка-дальневосточника Борю Галима, который имел большой авторитет не только на Дальнем Востоке, но и далеко за его пределами, после чего многие, не успевшие сильно замараться арестанты стали переходить к нам целыми камерами. В результате, к концу 81-го года соотношение сил заметно изменилось в пользу той стороны, где находились Кока, Галим и я. К тому времени уже многим стало ясно, что Симон, Чапаенок и Серый не воры и находятся под контролем тюремного начальства. В немалой степени их разоблачению способствовал и я, так как, имея знакомых по всей тюрьме и ведя с ними переписку, я ставил их в курс о том, кто есть кто и какой линии нужно придерживаться. Это, естественно, не понравилось начальству, и 31 декабря 1981 года я оказался в пресс-камере, которая с одной стороны подчинялась администрации, а с другой – так называемым “русским ворам”. К тому моменту Чапаенок уже настолько себя скомпрометировал, что был из игры выведен и сидел отдельно в двойнике. Симон и Серый тут же объявили его не вором, и чтобы хоть немного отбелиться самим, сгрузили на него и свои грехи. В их лагере к тому времени осталось не более 10 камер, которые по сути являлись пресс-хатами. В одну из таких пресс-хат, где сидели Волчок из Приморского края, Исак из Камчатской области, Свист из Иркутской области и четвертый, мне неизвестный, меня и посадили. Об этом случае я вкратце рассказывал в главе “Тобольская спецтюрьма”, но ввиду того, что это напрямую связано с затронутой темой, остановлюсь еще раз более подробно. Волчок и Исак сидели до этого в камере с Симоном, на их счету было много избитых и покалеченных арестантов, поэтому когда Симон решил создать еще одну пресс-хату, то остановил свой выбор на них. Вначале их поместили в пустую камеру двоих. Затем посадили к ним из обиженки третьего. Он был физически сильным, но своего слова не имел и беспрекословно подчинялся Волчку и Исаку. Четвертым посадили Свиста, с которым они сразу же нашли общий язык. До этого он сидел на рабочем корпусе в хорошей камере, но не любил грузинских воров, поэтому и оказался в этой компании. Волчку и Исаку до выезда из крытой оставалось несколько месяцев, после чего их должны были этапировать на Дальний Восток. В связи с этим я в глубине души надеялся на благополучный исход, тем более, что Симон, Серый и их сторонники понимали, что если перейдут в отношении меня за рамки, то это усложнит их положение. В их лагере находилось много дальневосточников, которые относились ко мне с уважением. Поэтому они не мученика хотели из меня сделать, а перевербовать на свою сторону, что нанесло бы ощутимый удар по позициям грузинских воров. Как уже упоминал, большинство российских арестантов кавказских воров всерьез не принимали и держались в основном за авторитетных земляков. Симон и Серый к тому времени уже сильно себя скомпрометировали в глазах основной массы заключенных, но и грузинские воры далеко от них не ушли. В связи с этим многие арестанты, которым посчастливилось остаться в стороне от этой войны, не делали между ними особых различий и поддерживали отношения и переписку со своими знакомыми как с той стороны, так и с другой. У меня тоже вначале было желание переехать в какую-нибудь нейтральную камеру с тем, чтобы занять там выжидательную позицию и поддерживать хорошие отношения со всеми. Но я не сделал этого из-за личных отношений с Кокой. Я был благодарен ему за поддержку в первый день по прибытию на спецкорпус, когда менты хотели расправиться со мной руками Князя, и не мог его бросить в трудное для него время. Когда я оказался в камере у Волчка и Исака, то последние стали меня убеждать, что я не прав в том, что поддерживаю кавказских воров и иду против русских в лице Симона и Серого. Я сказал им, что разделяю людей не по национальным признакам, а по их делам и поступкам. Мне пытались доказать, что правда на их стороне, предлагали остаться с ними, уговаривали признать Симона и Серого ворами и написать им, что я был не прав и приношу им свои извинения. Однако на приманку национальной гордости, на которую тогда попались многие, им подловить меня не удалось. Во-первых, как упоминал уже ранее, я не делил людей по национальным признакам и судил о них по их делам и поступкам. Во-вторых, к тому времени я уже точно знал, что за спиной Симона и Серого стоит не воровская идеология, а мусорская постановка, преследующая обратные цели. В процессе затянувшегося на долгие часы спора они неоднократно отписывали обо всем, происходящем в камере, Симону и Серому, которые давали им свои установки. После того, как всем стало ясно, что я не собираюсь оставаться в их лагере и признавать Симона и Серого ворами, а Коку, Чиню и Зури не ворами, они перешли от методов психологического воздействия к физическим. Напали на меня неожиданно. Я пытался оказать сопротивление, но против четверых далеко не слабых мужиков, вооруженных палками, металлическими штырями и тяжелыми сапогами, долго противостоять не смог. Меня свалили на бетонный пол и стали бить ногами и всем, что попадалось под руки. А чтобы я не смог дать отпор, обработали мышцы на руках и ногах палками, сапогами и штырями настолько сильно, что не только подняться на ноги, но и пошевелиться было больно. В общей сложности вся эта экзекуция, в течение которой я лежал окровавленный на бетонном полу, продолжалась несколько часов. В перерывах между истязаниями они заставляли меня кричать через дверь в коридор о том, что я отхожу от арестантской жизни, оскорбления в адрес воров и арестантов противоположного лагеря, а также написать это письменно, но ничего добиться не смогли. Об этом они неоднократно писали Симону и Серому, а те в свою очередь заставляли их избивать меня до тех пор, пока не будут достигнуты результаты. Надзиратели, предупрежденные начальством, в это не вмешивались и делали вид, что ничего особенного не происходит. И неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы благодаря случаю на нашем этаже не оказалась дежурная из другого корпуса, которая к подобным зрелищам не привыкла. После того, как она подняла шум, меня вытащили полуживого в коридор и поместили в пустую камеру. Подобные случаи были не редкостью. На следующий день ко мне в камеру посадили армянского вора Ишхана, которого перед этим закидывали с этапа в камеру к Симону, где его избили и ограбили. А несколькими днями позже в одной из пресс-камер на особом режиме вору Зури отрезали лезвием для бритья кусочек уха, заставляя отказаться от того, что он вор, чего, к чести Зури, им добиться не удалось. Как только я немного оклемался, то сразу же отписал Коке ксиву общакового характера, зная о том, что он ее запустит для ознакомления по всем порядочным камерам, в которой рассказал о том, что произошло со мной и с Ишханом в пресс-камерах, и написал открытым текстом, что Симон, Серый и все, кто их поддерживает, – это мусора и лохмачи, опираясь на конкретные факты. До этого о связях Симона и Серого с тюремным начальством публично никто не заявлял, опасаясь нежелательных последствий. Если об этом писали, то намеками, а говорили вслух лишь в узком кругу. После того, что произошло со мной в пресс-камере, я не только не затаился, чего многие ожидали, но, наоборот, потеряв страх и осторожность, стал писать открытым текстом всем своим друзьям и знакомым, что Симон, Серый и тюремное начальство – это одна и та же шайка. Большинство дальневосточников, находившихся в тот момент на стороне Симона и Серого, не были согласны с их действиями в отношении меня и, чтобы не нести в дальнейшем за это ответственность, покинули их лагерь и переехали кто в двойники, а кто на рабочие корпуса. Тюремное начальство на меня разозлилось, но, на мое счастье, письмо, в котором я рассказал о беспределе тюремного начальства и пресс-камерах, дошло до моей матери, и она подняла на свободе шум. После этого у меня состоялся разговор с представителем областного управления, который попросил остановить мать, пообещав, что пресс-камер больше не будет. Об этом случае я упоминал в главе “Тобольская спецтюрьма”. И дейтвительно, до моего выезда из тюрьмы обстановка в этом отношении изменилась. Тюремное начальство дышало на меня ядом, но перейти за допустимые рамки боялось. Заключенные почувствовали себя уверенней, ибо самое страшное в спецтюрьме – это пресс-камеры. Когда всем стало ясно, что в пресс-камеры не сажают, Чапаенок, которому оставалось меньше месяца до выхода на свободу, обиженный на Симона и Серого за их предательство по отношению к нему, написал из двойника ксиву общакового характера, в которой рассказал о их связях с тюремным начальством, опираясь на конкретные факты, не отрицая и своей вины. С его исповедью, в которой он изобличал Симона, Серого и себя в качестве мусорских пособников и просил перед выходом на свободу прощения у порядочных арестантов, ознакомились на спецкорпусе во всех камерах, после чего уже ни у кого на этот счет не осталось сомнений. После того, как наружу вылезли неопровержимые доказательства, подтверждающие связь Симона и Серого с тюремным начальством, их бывшие сторонники стали разбегаться как крысы с тонущего корабля по двойникам и “обиженкам”. Серого после этого из тюрьмы увезли, а Симона спрятали в двойнике вместе с каким-то обиженным. На этом война между ворами старой и новой формации, длившаяся при мне в Тобольской тюрьме более двух лет, окончилась. К весне 82-го года расклад на спецкорпусе был таким: из воров старой формации на плаву не осталось никого. Что касается воров новой формации, то Чиня к тому времени освободился, Зури по окончании тюремного режима выехал, Ишхан из-за допущенных ошибок был лишен воровского титула, но оставлен в порядочной камере, Коку с туберкулезом легких перевели на больничный корпус, где он находился вплоть до моего выезда из тюрьмы. Связи с ним почти не было. В результате спецкорпус на какое-то время остался без воров, и как-то само собой получилось, что камера, в которой сидели Боря Галим, Серега Боец (будущий вор в законе) и я, оказалась в центре внимания, и к нам стали обращаться из других камер за советом по многим возникавшим у них вопросам. К началу лета в тюрьму прибыли грузинские воры Тото и Авто, а также узбекский вор Юлдаш, которые также стали считаться с мнением нашей камеры. Но наиболее близкие отношения у нас сложились с Тото. Его слово среди воров было решающим, а он, в свою очередь, советовался с нами по многим вопросам, которые касались положения в тюрьме и тех или иных арестантов. У всех троих был черный режим. Из воров старой формации незадолго до моего выезда из тюрьмы пришел на полосатый режим Донец, которого воры новой формации поначалу признавать отказались. Однако это не помешало нам поддерживать с ним переписку и хорошие отношения. Через некоторое время Донец найдет общий язык с ворами новой формации, и к началу 1983 года понятие старые и новые воры в Тобольской спецтюрьме навсегда уйдет в прошлое. Однако скрытое противостояние между славянскими и кавказскими ворами имеет место по сегодняшний день. Что касается тех, кто по указанию тюремного начальства пытался заставить меня силой признать ворами Симона и Серого, то месяца через три-четыре после того злополучного случая Кока, случайно встретившись со Свистом в больничной камере, разобьет ему голову. Последствия той встречи оказались для Свиста плачевными, но и Коке тогда не повезло, он немного перестарался и получил 15 суток карцера. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")
Упомянуты: Силич С. С. (Силыч), Цатава З. К. (Кочо Гальский), Члаидзе П. Г. (Паат Большой), Надареишвили В. П. (Кокиня), Мхитарян О. А. (Отар Кривуша), Вачиберидзе А. А. (Тико), Коростылев В. Н. (Коростыль), Коберидзе К. К. (Кока), Заманов В. Б. (Карзуба Вагиф), Удумашвили З. Г. (Крестик), Ашуров Ю. А. (Юлдаш Бостанлыкский), Ишханов Л. С. (Ишхан Батумский), Донцов А. С. (Донец), Хундадзе К. Е. (Тато), (Гого), Чентемиров В. А. (Чиня)
Тюменская область, СТ-2 тюрьма; Тобольск.

23 июля 1980 года прибыл в СТ-2 тюрьму; Тобольск. В это время там находились: Вачиберидзе А. А. (Тико), Коростылев В. Н. (Коростыль), Члаидзе П. Г. (Паат Большой), Силич С. С. (Силыч), Менщиков А. В. (Уля), Коберидзе К. К. (Кока), Заманов В. Б. (Карзуба Вагиф), (Гого), (Сапог Молодой), Цатава З. К. (Кочо Гальский), Ованесян С. (Сево Шенгавитский), Чентемиров В. А. (Чиня)

16 июня 1981 года Куйбышевский суд г. Иркутск (Иркутская область) осудил на 5 лет (15 лет) по ст. 206 ч.2, 108 ч.2, 40, 41 УК РСФСР. Начало срока: 23 июля 1980 года. Окончание срока: 23 июля 1995 года.

7 августа 1981 года прибыл в ИТК-38.

3 мая 1982 года прибыл из ИТК-32; Зима в СТ-2 тюрьму; Тулун.

21 мая 1982 года убыл из СТ-2 тюрьмы; Тулун в СТ-2 тюрьму; Тобольск.

В конце 84-го года меня вновь привезли в Тобольскую спецтюрьму, где я с первых же дней попал в самую гущу событий, связанных с дальневосточным авторитетом по кличке Джем, с которым мы были знакомы заочно давно, но встречаться до этого не приходилось. К моменту моего прихода в крытую у Джема были серьезные проблемы из-за того, что он самовольно объявился вором в законе. И семь воров: Дато Ташкентский, Вахтанг Кокиня, Коля Якутенок, Мирон, Тимур, Роин и Донец, находившиеся в то время в Тобольской тюрьме, предъявили ему претензии. От их лица по всей тюрьме был сделан прогон, что Джем не вор, а самозванец со всеми вытекающими из этого последствиями. Положение Джема было критическим, он совершил то, что по воровским законом не прощалось. После распределения этапа Джема по его просьбе посадили в камеру на спецкорпусе, где сидел его земляк из Комсомольска Юра Клим и мой близкий друг по предыдущей крытой Сергей Бойцов (по кличке Боец) из Иркутской области. До этого мы с Бойцом и дземговским авторитетом Борей Галимом (близким другом Джема) сидели в одной камере, и Галим много хорошего рассказывал нам о Джеме. В первые же дни по моему приходу в крытую они написали мне, что Джем самозванец, слесарь, химик, хулиган и призывали к тому, чтобы я от него отвернулся. Воры тоже написали мне о Джеме много плохого с той целью, чтобы я его не поддержал. И те, и другие были в отношении Джема правы. Помимо того, что он освободился досрочно по заявлению и самовольно объявился вором в законе (что само по себе уже непростительно), имелись и другие более чем веские причины, по которым он не мог претендовать на титул вора. Во-первых, будучи прирожденным хулиганом, он не жил на свободе за счет воровства, что являлось главным условием для вступления в воровское сообщество. Во-вторых, будучи перед этим в Тобольской спецтюрьме в 76 - 79 гг., он работал на производстве, где делалась путанка для запретных зон, что считалось среди порядочных арестантов, не говоря уже в ворах, западло. В-третьих, на этом же производстве он какое-то время работал слесарем-бесконвойником, то есть в то время как другие заключенные находились под замком, он гулял свободно по рабочему корпусу. Подобное могли себе позволить только те, кто пользовался доверием у начальства. Как правило, бесконвойники в порядочных камерах не сидели. Помимо прочего Джем в предыдущую крытую вел на рабочих корпусах тайную, но очень активную пропаганду против воров в законе, в пику которым выставлял созданный им “союз истинных арестантов”, за что по указанию воров был избит в одной из порядочных камер на спецкорпусе, куда попал в 79-м году незадолго до выезда из тюрьмы. (С Нукзаром, по кличке Хося, одним из тех, кто бил тогда Джема, я знаком лично). И вдруг через несколько лет после всех этих событий, когда стало очевидно, что современная воровская идеология не только прижилась в России, но и набрала вес, Джем публично объявил о своей сопричастности к воровскому сообществу, которое усиленно перед этим критиковал. Причем он сделал это самовольно, не считаясь с воровскими традициями. В то время на всем Дальнем Востоке не было ни одного своего вора в законе, тогда как в любом захудалом грузинском городке имелись воры чуть ли не на каждой улице. И это многим арестантам не нравилось. В российском преступном мире о людях судили не по национальным признакам, а по их делам и поступкам, но в то же время у многих возникал вопрос: почему в огромной многонациональной стране, где большая часть населения – русские, почти все воры оказались грузинами? В момент прихода Джема в крытую тюрьму из семи находившихся там воров, за исключением Донца и Якутенка, которые не имели решающего голоса, пятеро были грузины. Исходя из этого, ситуация с Джемом приняла национальную окраску и, выплеснувшись за пределы Тобольской тюрьмы, оказалась в центре внимания российского криминального мира в свете геноцида кавказцев по отношению к русским. Сложившаяся ситуация “ни войны, ни мира” помогла Джему и его сторонникам выиграть время, в течение которого Бойцу удалось связаться с авторитетным грузинским вором Тото, находившимся в тот момент на свободе, с которым у него, Галима и меня сложились близкие отношения по предыдущей крытой. Несмотря на грузинское происхождение, Тото был интернационалистом. Пользуясь большим авторитетом среди грузин, он, в то же время имел немало друзей и среди русских. О Джеме он был наслышан и хорошо знал обстановку на Дальнем Востоке. Узнав от Бойца о сложившейся ситуации в Тобольской тюрьме, где был до этого дважды, он не только не отмахнулся от столь скользкого вопроса, но и подключил к нему ряд воров на свободе. В своем письме к ворам, находившимся в Тобольской тюрьме, он просил их подойти к вопросу с Джемом более дипломатично, учитывая сложившуюся обстановку. Поддержали Джема в этом вопросе и такие авторитетные грузинские воры, как Кока и Паата Большой, которые сидели на Дальнем Востоке и имели там много друзей. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

12 мая 1985 года прибыл из СТ-2 тюрьмы; Тулун в ИТК-32; Зима.

В результате, находившиеся в Тобольской тюрьме воры, оказались в очень сложном положении. Во-первых, им не удалось организовать против Джема серьезную оппозицию из числа дальневосточных авторитетов, на что они рассчитывали, и чему в немалой степени помешал я. Во-вторых, было упущено время, которое Джем и его сторонники использовали с пользой для себя. В-третьих, к конфликту подключились воры со свободы, что в изменило расклад сил. После этого Дато Ташкентский переехал ко мне в камеру, где мы с ним, просидев вместе около полумесяца, много говорили о сложившейся ситуации, о Джеме как о личности и о том, что на Дальнем Востоке во избежание конфронтации и для более серьезного поднятия воровской идеологии нужен свой вор. Однажды во время одного из подобных разговоров он спросил у меня напрямую, но так, чтобы никто больше не слышал: “Уверен ли я в том, что Джем достоин быть вором?”. Посмотрев на него внимательно и убедившись в том, что вопрос задан не с провокационной целью, а по существу, я ответил ему так же тихо: “А почему бы и нет? Ведь все равно с кого-то надо начинать. Джем, несмотря на ряд серьезных упущений, обладает многими необходимыми для этого качествами”. Помолчав какое то время, Дато сказал: “Ладно, Пудель, не переживай, говорю тебе об этом первому, думаю, что вопрос с Джемом будет решен положительно, только не говори об этом никому”. Исходя из сложившихся между нами отношений, я понял, что он говорит искренне. Через несколько дней после этого разговора Дато, списавшись с Джемом, переехал к нему в камеру. Со своей стороны я написал Джему, что Дато едет к нему не с камнем за пазухой, а с чистыми помыслами. Почти сразу же после Дато ко мне в камеру заехал Коля Якутенок, который также через несколько дней, после того как мы поговорили с ним на интересующие нас обоих темы, переехал к Джему. В результате у Джема в камере собрались три вора: Дато, Якутенок и Вахтанг. Боец к тому времени из крытой выехал, Клим переехал ко мне. Из предыдущих сокамерников с Джемом остался только Толик Ростовский. После этого воры Тимур и Роин, у которых был особый режим, переехали в соседнюю камеру. В стене имелось отверстие, которое позволяло Джему и всем пятерым ворам общаться между собой не через переписку, а напрямую. Мирон переехал в камеру, которая находилась над ними. Донец к тому времени из крытой выехал. Прошло несколько недель с того момента, как воры стали съезжаться к Джему для решения его судьбы. Вся тюрьма, затаив дыхание, следила за ходом событий. Почти никто не верил в то, что Джем станет вором, так как это противоречило бы воровским законам. У меня же, исходя из разговоров с Дато и Якутенком, а также дальнейшей переписки с ворами и Джемом, какая-то надежда теплилась, но все же, не будучи уверенным до конца в благополучном исходе и опасаясь за судьбу Джема, я просил Бога, чтобы он не оставил его без своей помощи и сотворил чудо. И чудо произошло. Случилось то, чего по воровским законам быть не могло. Джема не только не объявили негодяем, чего многие ожидали, но более того, 2 октября 1985 года находившимися в Тобольской тюрьме ворами к нему был сделан официальный воровской подход. Джем стал первым вором-дальневосточником. И мы, все его близкие друзья, были рады за него и тому, что у нас наконец-то появился свой вор в законе. Через некоторое время Джем, Дато, Якутенок и я съехались в одной камере и несколько месяцев сидели вместе. Но после того, как тюремное начальство узнало о том, что к нам попали со свободы в большом количестве наркотики и деньги, нас после ряда обысков растащили сначала по карцерам, а затем по разным камерам. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

21 января 1987 года прибыл из ИТК-32; Зима в ЛИУ-6; Иркутск. В это время там находился Тюрин В. А. (Тюрик)

19 февраля 1987 года прибыл из ЛИУ-6; Иркутск в ИТК-5; Новосибирск.

28 июня 1988 года прибыл из ИТК-5; Новосибирск в ИТК-19; Горный.

В июне 1988 года прибыл в ИК-8; Новосибирск. В это время там находился Окунев А. Г. (Огонек)

В 1989 году находился в ИК-8; Новосибирск.

16 февраля 1989 года задержан в Новосибирске, ИТК-8 (206 ч.3 УК РСФСР).

17 февраля 1989 года прибыл в СИЗО-1; Новосибирск. В это время там находился Калинин В. Л. (Коза)

22 мая 1989 года Калининский суд г. Новосибирск (Новосибирская область) осудил на 3 года (9 лет) (строгий режим) по ст. 206 ч.3, 191, 40, 41 УК РСФСР. Начало срока: 16 февраля 1989 года. Окончание срока: 16 февраля 1998 года.

28 ноября 1989 года прибыл из ИК-15; Табулга в СТ-2 тюрьму; Тулун. Вместе с ним прибыл Семериков В. В. (Семерик). В это время там находились: Иваньков В. К. (Япончик), Абдурзаков С. М. (Тимур Саратовский), Гоголашвили Т. Р. (Цико), Ломтадзе Г. И. (Гоча Чохатаурский)

В ноябре 1990 коронован в Иркутской области, СТ-2 тюрьма; Тулун ворами Васиным Е. П. (Джем), Семериковым В. В. (Семерик), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский), Ростомяном А. С. (Арутик Эчмиадзинский), Сахновым Э. Г. (Сахно), Марианашвили Т. В. (Тенгиз Старый), Волковым А. А. (Саша Волчок), Моисеевым А. В. (Мася), Турбиным В. Г. (Турбинка), Иваньковым В. К. (Япончик) (подход), Габуния Т. А. (Тимур Ванский) (подход), Орловым В. В. (Орел) (подход).

Мамадашвили Нугзар Тарханович (Резо) не признан в 1991 году в Иркутской области, СТ-2 тюрьма; Тулун ворами Иваньковым В. К. (Япончик), Бойцовым С. А. (Боец).

Орлов Владимир Викторович (Орел) не признан в 1992 году в Иркутской области, СТ-2 тюрьма; Тулун ворами Бойцовым С. А. (Боец), Габуния Т. А. (Тимур Ванский).

В октябре 1992 года убыл из СТ-2 тюрьмы; Тулун в ЛИУ-27; Вихоревка. В это время там находился Цароев И. (Иса Чечен)

6 ноября 1992 года прибыл в ИК-19; Марково.

9 декабря 1992 года прибыл в ЛИУ-27; Вихоревка.

Северов Александр Валентинович (Север) коронован в 1993 году во Владимирской области, СТ-2 тюрьма "Владимирский централ"; Владимир ворами Цицишвили Р. Г. (Цицка), Бухникашвили Р. В. (Пецо), Бойцовым С. А. (Боец).

В феврале 1993 года убыл из ЛИУ-27; Вихоревка.

25 марта 1993 года прибыл в ИК-23; Ревда.

22 июня 1993 года прибыл из ИК-23; Ревда в СТ-2 тюрьму "Владимирский централ"; Владимир. В это время там находились: Вагин В. В. (Вагон), Гордейчик Г. В. (Гриша Бакинский), Чашин А. Н. (Чиж), Цицишвили Р. Г. (Цицка), Фирсанов С. В. (Люблинский), Лукашов Г. И. (Лукаш), Окунев А. Г. (Огонек), Шидаков А. Х. (Алтын)

В Тулуне настоящий штаб был Воровский, соответственно все лагерные канители области коснулись хоть как. Тулунские рамсы грохотали долго.. Бойца Серегу перед отправкой в Архангельск в 1993-м прокатили по лагерям, где он в пику Илюхе оставил положенцев. Прямо в Управе он встречался с бродягами что были на воле, Аверкием, Китенком, Лебедем. Тулунский раскол пер "ледоколом" аж до декабря 1993, когда пришла отписка "ломать". Но Илюха всегда был фартовый и зря, пацаны, пишете что слабенький. Его в день отписки прихватили около Интуриста (Коля Чилим с бригадой) но ничё не вышло, а в январе в Иркутск заехал из Братска нынешний босс боссов..

Окунев Александр Георгиевич (Огонек) коронован 8 марта 1994 во Владимирской области, СТ-2 тюрьма "Владимирский централ"; Владимир ворами Цицишвили Р. Г. (Цицка), Яцола Г. И. (Гено Батумский), Асатряном Э. С. (Осетрина Старший), Северовым А. В. (Север), Бойцовым С. А. (Боец).

28 апреля 1994 года убыл из СТ-2 тюрьмы "Владимирский централ"; Владимир в ИК-23; Ревда. В это время там находились: Алимпиев В. А. (Косолапый), Асатрян Э. С. (Осетрина Старший), Гордейчик Г. В. (Гриша Бакинский), Яцола Г. И. (Гено Батумский), Цицишвили Р. Г. (Цицка), Фирсанов С. В. (Люблинский), Северов А. В. (Север), Лукашов Г. И. (Лукаш), Окунев А. Г. (Огонек), Шидаков А. Х. (Алтын)

26.05.1996 года держатель воровского "общака", "вор в законе" Лазарев О.Г. ("Лазаренок"), с согласия Кутателадзе С.Н. ("Байко") и заручившись поддержкой Бойцова С.А. ("Боец"), Тимургалеева Д.А. ("Дамир Уфимский"), объявил "ворами в законе" авторитетов г. Иркутска Кирдянова Д.Н. ("Кучер") и Акбашева Н.И. ("Акбашенок"), которые являются оппозицией Тюрину В.А, и его связям "Хасану", "Шакро", "Ноно", ранее контролирующим Иркутскую область и Красноярский край.

Кирдянов Дмитрий Николаевич (Кучер) коронован 26 мая 1996 вместе с Акбашевым Н. И. (Акбашонок) в Братске, Иркутская область ворами Кутателадзе С. Н. (Байко), Лазаревым О. Г. (Лазаренок), Тимургалеевым Д. А. (Дамир Уфимский), Бойцовым С. А. (Боец).

В ноябре 1997 года убыл из СТ-2 тюрьмы; Димитровград в ИК-18; Мурмаши.

11 декабря 1997 года прибыл из СТ-2 тюрьмы; Димитровград в ИК-18; Мурмаши.

В феврале 1998 года задержан в Комсомольске-на-Амуре (профилактика).

13 февраля 1998 года убыл из ИК-18; Мурмаши по отбытии срока.

Кирдянов Дмитрий Николаевич (Кучер) не признан 25 ноября 1998 в Братске, Иркутская область ворами Калашовым З. К. (Шакро Курд), Сафаряном К. Р. (Камо Горьковский), Усояном А. Р. (Хасан), Петрушиным Б. Г. (Боря Брянский), Бойцовым С. А. (Боец), Тюриным В. А. (Тюрик).

Убит 20 февраля 1999 (огнестрельное (пистолет-пулемет "Скорпион")) на ул. Мосфильмовской, 39, Москва.
Похоронен 26 февраля 1999 года в Иркутске на Ново-Ленинском кладбище. На похоронах присутствовали: Авдоиян Ш. Р. (Шалико Тбилисский), Сафарян К. Р. (Камо Горьковский), Васин Е. П. (Джем), Ахмадеев А. Ф. (Пионер), Волков А. А. (Саша Волчок), Зятьков В. И. (Зятек), Клементьев С. Д. (Клим), Лепешкин С. А. (Лепеха), Сахнов Э. Г. (Сахно), Семакин О. В. (Ева), Часовников В. В. (Чеса), Габелая Э. Г. (Цуцуна), Крылов А. А. (Крыл).

Судимости


Дата

Суд

Приговор

Начало срока

Конец срока

Освободился

Статья

07.04.1975

Зиминский

1 год (исправительные работы)

15-144 ч.2 УК РСФСР

15.08.1975

Зиминский

2 года

22.05.1975

22.05.1977

08.04.1976

89 ч.2 УК РСФСР

18.05.1978

Зиминский

3 года

09.03.1978

09.03.1981

206 ч.3, 218 ч.2, 40 УК РСФСР

28.12.1979

Иркутский областной суд

14 лет (15 лет)

77-1, 206 ч.2, 3, 40, 41 УК РСФСР

16.06.1981

Иркутск, Куйбышевский

5 лет (15 лет)

23.07.1980

23.07.1995

206 ч.2, 108 ч.2, 40, 41 УК РСФСР

22.05.1989

Новосибирск, Калининский

3 года (9 лет) (строгий режим)

16.02.1989

16.02.1998

206 ч.3, 191, 40, 41 УК РСФСР

Обновления


Изменены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 09:23

Добавлены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 09:09

Изменены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 09:08

Обновлены сведения о суде.

20.02.2024 в 09:07

Изменены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 09:04

Добавлены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 09:01

Изменены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 08:59

Обновлены сведения о суде.

20.02.2024 в 08:57

Добавлены сведения о задержании.

20.02.2024 в 08:55

Изменены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 08:53

Добавлены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 08:51

Изменены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 08:48

Добавлены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 08:46

Обновлены сведения о суде.

20.02.2024 в 08:41

Добавлены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 08:37

Обновлены сведения о суде.

20.02.2024 в 08:35

Добавлены сведения о задержании.

20.02.2024 в 08:34

Добавлено событие в биографию.

20.02.2024 в 08:31

Добавлены сведения о месте заключения.

20.02.2024 в 08:28

Обновлены сведения о суде.

20.02.2024 в 08:27

Добавлены сведения о задержании.

20.02.2024 в 08:25

Внесены изменения в персональные данные.

22.01.2024 в 08:53

Отмечен на гостевой фотографии "Сзади: Алексей Тюпалов (Тюпал), Игорь Снадченко (Вандам) и Константин Прокопьев (Прокоп); за столом: Владимир Дундер, Сергей Бойцов (Боец) и Дмитрий Кирдянов (Кучер)"

21.10.2023 в 08:03 1473

Отмечен на гостевой фотографии "В центре: Сергей Бойцов (Боец) Михаил Воробьев (Круг)"

03.05.2023 в 17:17 1594

Отмечен на гостевой фотографии "Константин Прокопьев (Прокоп) и Сергей Бойцов (Боец) с женами"

27.04.2023 в 07:46 1094

Отмечен на гостевой фотографии "Справа: 2) Сергей Бойцов (Боец) на могиле Маси, Иркутская область"

02.04.2023 в 19:28 1854

Отмечен на гостевой фотографии "Эдуард Габелая (Цуцуна) у гроба Сергея Бойцова (Бойца), Иркутск, 26.02.1999"

21.03.2023 в 17:36 3401

Отмечен на гостевой фотографии "Мать Маси, Сергей Бойцов (Боец) с женой Светланой на могиле Маси, Иркутская область"

19.07.2022 в 08:12 2089

Отмечен на гостевой фотографии "Сергей Бойцов (Боец) и Тимур Габуния (Ванский), Иркутская область, СТ-2 тюрьма; Тулун"

12.07.2022 в 11:15 1358

Отмечен на гостевой фотографии "Чета Бойцовых и Михаил Круг"

22.12.2021 в 20:35 4004

Отмечен на гостевой фотографии "Фото, подписанное Цицкой для Бойца, 15.04.1994"

05.04.2021 в 23:15 5443

Отмечен на гостевой фотографии "Арут Ростомян и Сергей Бойцов (Боец), Армения, 1998 год"

03.02.2021 в 15:06 3652

Внесены изменения в персональные данные.

30.05.2020 в 14:34

Обновлены сведения о суде.

10.01.2020 в 12:05

Обновлены сведения о суде.

04.11.2019 в 21:10

Изменены сведения о месте заключения.

16.09.2018 в 15:15

Добавить фотоФотографии


Боец
 10496

Боец
 5153

Боец
 5414

Боец
 13764

Статьи


29.11.2023

Япончик во главе криминального мира: "В Москве хозяин не МУР, а я" | Московский комсомолец | Москва | 12286

20.04.2020

«Все обвиняемые по 210.1 по сравнению с Тюриком – мелкие сошки»: Главаред ИА «Прайм Крайм» о бунте в ангарской колонии | «Прайм Крайм» | Иркутская область | 73439

11.11.2018

Чтобы не погас: Огоньку подкинули информацию к размышлению | «Прайм Крайм» | Московская область | 64171

23.09.2018

«Владимирский централ, Саша Северный»: Михаил Круг посвятил ему главную песню. Даже потеряв титул, он остался вором | Lenta.ru | Тверская область | 48702

16.09.2018

Настоящий боец: Он поднял бунт в колонии и зашил себе рот. О его стойкости ходили легенды | Lenta.ru | Иркутская область | 50290

09.02.2018

«Кирилл» всея Руси: История знаменитого арестанта | «Прайм Крайм» | Владимирская область | 280088

10.10.2017

Не по масти дама | Lenta.ru | Москва | 28121

23.08.2015

#HOMMES Money Padma Whom?: Проливаем свет на фильм и не только | «Прайм Крайм» | Москва | 136975

27.07.2012

Камон: В Москве задержан авторитетный «вор в законе» | «Прайм Крайм» | Москва | 36388

26.07.2011

Обама воюет с мертвыми «ворами в законе» | Росбалт | США | 29608

03.02.2011

Сторона защиты Юрия Шевелёва | Конкурент, Иркутск | Иркутская область | 16177

03.10.2010

Ушел Ванский: В Москве скончался «вор в законе» Темур Габуния | «Прайм Крайм» | Москва | 36194

12.05.2010

Защищайтесь, Сударь!: В Москве задержан друг Япончика | «Прайм Крайм» | Москва | 12338

10.09.2009

Троих одним Махом: В Москве обезврежена банда «вора в законе» Ильи Симония | «Прайм Крайм» | Москва | 30421

11.01.2009

ВОРА В ЗАКОНЕ РОЗЫСКИВАЮТ ЗА ПОХИЩЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА | Фонтанка.ру | Санкт-Петербург (Ленинград) | 8794

28.11.2008

В АЛМАТЫ ЗАДЕРЖАН ДЕРЖАТЕЛЬ ОБЩАКА | Караван | Казахстан | 6676

27.05.2008

Новый паспорт для Огонька:

Смоленский чиновник прописал "вора в законе" на чужой жилплощади

| «Прайм Крайм» | Смоленская область | 13145

25.10.2006

В Ереване скончался известный "вор в законе": В столице Армении на 75-м году ушел из жизни известный криминальный авторитет Мамикон Погосян, известный в преступных кругах под кличкой "Мамик". | «Прайм Крайм» | Армения | 23402

28.04.2005

ТЮРЬМА, КОТОРОЙ ПРАВИЛ ВОР В ЗАКОНЕ | СМ Номер один, Иркутск | Иркутская область | 15429

18.10.2004

ВОРОВСКОГО ПЕТЕРБУРГА НЕ БУДЕТ | Тайный советник, Санкт-Петербург | Санкт-Петербург (Ленинград) | 23567

27.04.2004

ОСУЖДЕННЫЙ ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ | Человек и закон | Иркутская область | 6366

13.09.2003

"МАТРОСА" ДОБИЛИ В РЕАНИМАЦИИ ЗА СМЕРТЬ КОНКУРЕНТА | Коммерсантъ, Иркутск | Иркутская область | 11321

25.07.2003

В МОСКВЕ ОБСТРЕЛЯЛИ МАШИНУ С ИРКУТЯНАМИ | Номер один, Иркутск | Москва | 24560

21.06.2003

ЗАКАЗНОЕ УБИЙСТВО РАСКРЫЛИ ОПЕРАТИВНИКИ ОБЛАСТНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПО БОРЬБЕ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ | Аист-ТВ, Иркутск | Иркутская область | 16331

16.12.2002

КИСЕЛЮ ОТОМСТИЛИ ЗА БОЙЦА | Коммерсантъ | Иркутская область | 18550

22.10.2002

ИГОРЬ КОЧНЕВ: "ВОЙНА С МАФИЕЙ НЕ ПРОИГРАНА" | Восточно-Сибирская правда, Иркутск | Иркутская область | 12366

24.08.2002

ВОР В ЗАКОНЕ? АМНИСТИРОВАТЬ! | Московская правда | Тверская область | 9095

12.01.2002

В МОСКВЕ УЖЕ КОТОРЫЙ ГОД ИДЕТ ВОЙНА МЕЖДУ ДВУМЯ КЛАНАМИ АРМЯНСКОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ | Московская правда | Москва | 33526

01.09.1999

КОГДА ТЮРЬМА СПАСЕНИЕ | Время MN | Москва | 16296

25.05.1999

ТИМУРА ВАНСКОГО ВЗЯЛИ В БАНЕ | Коммерсантъ-Daily | Московская область | 6495

20.04.1999

МИЛИЦИЯ НАЧАЛА АТАКУ НА "ГРУЗИНСКИХ" ВОРОВ В ЗАКОНЕ | Сегодня, Москва | Москва | 9460

18.03.1999

КРИМИНАЛЬНЫЙ ГЕНЕРАЛ НЕ ВОВРЕМЯ ВЫШЕЛ ИЗ МАШИНЫ | Сегодня, Москва | Москва | 18718

27.02.1999

БРАТВА НАЧАЛА ОТСТРЕЛ “ЗАКОННИКОВ” | Московский Комсомолец | Москва | 16056

23.02.1999

УБИВАЮТ ЛЮДЕЙ ЯПОНЧИКА | Коммерсантъ-Daily | Москва | 13903

23.02.1999

ИРКУТСКИЙ БОЕЦ ПОГИБ В МОСКОВСКОМ ДВОРИКЕ | Сегодня, Москва | Москва | 23254

23.02.1999

"НОВЫЕ РУССКИЕ" БАНДИТЫ РАСПРАВИЛИСЬ С "ЧЕСТНЫМ" ВОРОМ | Восточно-Сибирская правда, Иркутск | Иркутская область | 14720

29.12.1998

КРЕСТНИК ЯПОНЧИКА ОТКУПИЛСЯ ЧУЖИМИ ЖИЗНЯМИ | Время MN | Иркутская область | 11173

29.12.1998

ОПЯТЬ ПОГИБЛИ НЕВИННЫЕ | Восточно-Сибирская правда, Иркутск | Иркутская область | 7267

29.04.1998

ПОЛКОВНИК РОГАЛЕВ: "СРЕДИ БАНДИТОВ РОБИН ГУДОВ НЕ БЫВАЕТ" | Вечерний Улан-Уде | Бурятия | 8280

09.07.1997

ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА СКВОЗЬ ПРИЗМУ ВЛАДИМИРСКОГО ЦЕНТРАЛА | Сегодня, Москва | Владимирская область | 40505

15.08.1996

'КАВКАЗСКИЕ ВОЙНЫ' УНОСЯТ ЖИЗНИ САМЫХ МОЛОДЫХ КРИМИНАЛЬНЫХ 'МАРШАЛОВ' | Сегодня, Москва | Иркутская область | 35282

03.02.1996

БРАТСКИЙ ПРИВЕТ ИЗ НЬЮ-ЙОРКА | Коммерсантъ-Daily | Иркутская область | 24367

07.04.1993

В МВД РФ СОСТОЯЛСЯ БРИФИНГ, НА КОТОРОМ ШЕЛ РАЗГОВОР О СОСТОЯНИИ ПРАВОПОРЯДКА В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ И МЕРАХ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ ПРАВОНАРУШЕНИЙ СРЕДИ ОСУЖДЕННЫХ | Маяк | 4352

Комментарии


Беттинг20.02.2024 11:14

Сегодня, 20 февраля, день памяти Бойца – вора в законе и легенды преступного мира. 25 лет назад после трёх неудачных покушений идейный вор, живший всегда по понятиям, был застрелен в Москве из пистолета-пулемёта Скорпион. Есть версия, что он пал жертвой противостояния между ворами старой формации, «порядочными арестантами», и представителями нового движения, выступавшими за легализацию криминальных авторитетов. Есть немало людей, которые знают Сергея Бойцова не как преступника – для них он дорог как друг, одноклассник, близкий родственник, любимый человек. Кто был знаком с Бойцом, видел у него на левой руке татуировку – портрет девушки. Это Наташа, первая, детская любовь будущего вора-законника. Сейчас Наталье 63 года, и она по-прежнему живёт в Зиме, где они встретились с Сергеем. Недавно мы побеседовали с ней по видеосвязи, и женщина рассказала о том Бойцове, память о котором до сих пор хранит в своём сердце.
«Мы познакомились с Серёжей, когда я училась в 8 классе. Было начало лета. После танцев мы с подружками пошли в Парк Победы погулять. Там к нам и подошёл незнакомый паренёк. Это был Сергей Бойцов. Потом он проводил меня до дома. Так и началась наша дружба», – говорит Наталья. В то время у Бойцова было уже две судимости за кражи, однако девочку это не смутило. «Да, мне говорили, что он сидел. Но он был такой простой и добрый. Он мне понравился, и мы стали встречаться. Нам было тогда по 15 лет». А дальше – всё как в детском стишке: мальчик с девочкой дружил, мальчик дружбой дорожил. Сергей встречал подружку после уроков в школе, провожал до дома, носил её портфель. Родители против этой дружбы не возражали, они были знакомы с матерью Бойцова, которая работала в парикмахерской. «Вечерами мы с Серёжей обычно сидели у нас дома, вместе ужинали. Мама с папой относились к нему как к члену семьи. Мы с ним почти не расставались, были вместе каждый день».
Наталья делилась со мной воспоминаниями, а в глазах её стояли слёзы. Зимой влюблённые дети шли со школы, закутавшись в большой полушубок кавалера. Когда Наташа перед смотром художественной самодеятельности, где должна была выступать, обнаружила, что забыла туфли, Сергей её спас: ему хватило несколько минут, чтобы раздобыть мотороллер и сгонять к ней домой за обувкой. «Не знаю, где Серёжа взял этот мотороллер, для меня это неважно», – улыбается Наталья. Для девочки было важно другое: парень, который ей нравится, всегда рядом. «На него можно было положиться, я чувствовала себя с ним защищённой. Мы даже не ссорились. Я начну его ругать, а он в ответ улыбается. У нас были общие друзья. Мы встречали Новый год с его товарищами, часто собирались на квартире с моим классом. Фотографии даже есть, где он с моими одноклассниками. Потом Серёжа собрался поступать в речное училище за компанию с друзьями. Что вы думаете? Через месяц бросил учёбу, вернулся в Зиму. А как на нём форма сидела! Я говорила: «Тебе идёт». Но он сказал: «Нет, это не моё».
А вскоре Сергей Бойцов окончательно определился со своим выбором – решил стать профессиональным преступником. Правильным пацаном, живущим по «понятиям» – законам криминального мира. В марте 1978 года его задержали в очередной раз. Зиминский городской суд приговорил Бойцова к трём годам лишения свободы за хулиганство и незаконное ношение оружия, но зону он покинул лишь через два десятка лет. Наталья так вспоминает о событии, которое их разлучило: «Серёжа шёл встречать меня после школы, хотел поздравить с 8 марта. У него с собой были часики наручные «Чайка» – подарок для меня. Но мы не встретились – при задержании у него нашли в кармане ножичек». Моей собеседнице очень хотелось оправдать друга юности: «Ножичек-то был оборонительный. В те годы, помните, все ребята дрались. У нас в Зиме, например, район Гидролизного завода дрался с городскими. Время было такое. Серёжу как-то пырнули ножом, вот здесь под шею. У него даже шрам остался. После этого он тоже стал ножичек носить. Вот с ним его и задержали, когда он шёл ко мне с подарком». Подарок Бойцов подружке так и не вручил.
«Эти часики мне потом ребята передали и рассказали, что Серёжа арестован», – сказала Наталья. И добавила: «А где он их взял, я не знаю».
В колонии юный Боец сразу стал лидером: начал с того, что сорвал с рукава нашивку с номером и отказался подчиняться «дубакам». А потом поднял бунт, в котором были пострадавшие. И снова оказался на скамье подсудимых. Иркутский областной суд признал его виновным в дезорганизации деятельности исправительно-трудового учреждения и приговорил к 15 годам колонии. Наташа подробностей из жизни друга на зоне не знала. Какое-то время молодые люди переписывались. Девушка ждала возвращения своего парня. Три года не казались ей препятствием для их отношений. Но когда к этому сроку добавился очередной, вмешались родители Натальи. «Серёжа продолжал писать, но мама с папой стали прятать от меня его письма. А потом он и сам не захотел портить мне жизнь», – рассказывает Наталья. Правда, открытки на день рождения, 8 марта и Новый год она получала от Сергея все годы, которые он провёл за решёткой.
Но о своём портрете, выбитом на руке заключённого, не знала. Сергей сделал наколку вскоре после того, как его посадили. Попросил свою маму, чтобы выслала ему в письме фотографию Наташи. Дальше каждый из молодых людей пошёл уже своей дорогой по жизни. Наталья вышла замуж и растила двух дочек. Сергей стал «бродягой», преступным авторитетом, кочевал по тюрьмам: Тобольск и Новосибирск, Тулунская «крытка» и Владимирский централ. Несмотря на то, что жизнь его ограничивалась стенами камеры, а чаще – карцера, событий в ней хватало. То он в знак протеста против режимных требований зашивал себе нитками рот, то хлопотал за Союз истинных арестантов, то калечил надзирателей и получал новые сроки. В Тулунской тюрьме Бойца с подачи уважаемого вора в законе Япончика короновали. Там же, в «крытке», он сыграл пышную свадьбу со Светланой Моисеевой, вдовой ещё одного законника – Маси (лидера братского преступного сообщества, убитого бомбой в криминальной войне).
Освободился Сергей лишь через 20 лет, в феврале 1998 года. Братва купила ему квартиру в областном центре на улице Трилиссера. По словам Натальи, она волновалась: вспомнит ли он об их детской дружбе, захочет ли увидеться, когда приедет в Зиму. «Я была на работе, в мебельном магазине. В кабинет заглянул грузчик, сказал, что меня спрашивают в торговом зале. Я думала, покупатели. Вышла и растерялась: в зале была целая толпа. И тут услышала знакомый голос. Серёжа стоял впереди в чёрном плаще и улыбался. Он почти не изменился, только повзрослел и волосы стали седые. Мы как обнялись с ним, как давай плакать…» Тут я решила уточнить, кто всё же лил слёзы на этой встрече, – уж, наверное, не крутой вор! «Что вы! Он рыдал и не стеснялся этого. Мы сидели на диване в обнимку и ревели. Я сказала: «Серёжка, я думала, ты забыл меня». А он разволновался, стал рукав закатывать. «Как, – говорит, – я мог тебя забыть! Ты всегда была со мной». И руку мне показал с наколкой. Тогда я и увидела тату с моим портретом. Серёжа плакал и говорил, что всегда держал эту руку на груди, поближе к сердцу, хотел быть рядом со мной».
Это был первый после освобождения приезд Бойцова на родину, в Зиму. Встреча с подругой детства длилась недолго: в машине его ждала супруга Светлана. Наталье позднее рассказали, что Сергей был в слезах, когда садился в автомобиль, и жена его спросила: «Из-за кого ты так плачешь?» А потом были звонки из разных городов. «Мы разговаривали по телефону по часу-полтора, вспоминали юность, то время, когда нам было по 16-17 лет. Сергей читал мне свои стихи о любви. Он не говорил, что посвятил их мне, но это и так было понятно».
После освобождения жить Бойцову оставалось всего один год. Каждый раз, приезжая в Зиму, он встречался с подругой. «Серёжа возил меня к своим родственникам – братьям, племяннице, и говорил: «Вот моя Наташа». Ему это доставляло удовольствие – показывать, что мы опять вместе. Все ведь знали, что мы дружили до того как его посадили. Как-то мы были у моего отца на даче вместе с друзьями детства. Готовили шашлыки, болтали, много смеялись. Всю ночь так просидели. Сергей говорил: «Я здесь душой отдыхаю, в жизни никогда столько не смеялся».
Наталья рассказывала о тех коротких встречах, пустяковых разговорах, совместных поездках, и чувствовалось, что всё это – дорогие для неё воспоминания. О том, например, как они с Сергеем навещали её дочек в летнем лагере: «Зашли на рыночек. Он берёт самые большие пакеты и накладывает мандарины, апельсины, лимоны. «Зачем, – говорю, – лимонов-то столько!» А он: «Так на всех, там ведь много ребятишек!». Мы с ним так смеялись».
По словам Натальи, ни о каком криминале, тюремной жизни разговоров у них не возникало. «Видно, что вы с ним никогда не встречались. А если бы знали его, никогда бы не подумали, что этот человек сидел. Ну, разве что наколки у него появились», – сказала Наталья, когда я спросила, не смущало ли её, что она общается с опасным рецидивистом. «Когда Серёжа освободился, у меня были сомнения: вдруг тюрьма его изменила, ожесточила, – призналась Наталья. – Но нет, ничего такого я не заметила. Он остался добрым и отзывчивым». Мы беседовали примерно полчаса – за это время женщина успела раз десять повторить слово «добрый», рассказывая о Бойцове. «Однажды он позвонил мне на работу, а связь прервалась. Сергей сразу перезвонил и так – видно, что волнуясь, – говорит: «Почему ты положила трубку? Не хочешь со мной разговаривать? Я обещаю: тебе никогда не будет за меня стыдно». Я стала его успокаивать: «Это просто связь прервалась, а я очень хочу общаться».
Последний раз Бойцов позвонил подруге 17 февраля 1999 года, за три дня до гибели. «Мы недолго говорили, – вспоминает Наталья. – Мне он показался грустным, подавленным. Может, у него было какое-то предчувствие. Когда я положила трубку, у меня на душе стало тревожно».
Наталья плакала: «Он чувствовал себя таким счастливым, когда мы были вместе. Говорил, что в тюрьме часто представлял нашу встречу». Мог ли Боец завязать с криминалом? Очевидно, у них с Натальей всё же состоялся разговор на эту тему. Она призналась: «Серёжа сказал как-то: «Мне назад дороги нет. Иначе я жить не могу, не получится».
В своих стихах, написанных на нарах, вор утверждал, что сознательно выбрал мир,
Где люди открываются душой,
Где с лиц слетают липовые маски,
Где всё реально, а не как в кино,
Где многое укрыто от огласки,
И кровь, бывает, льётся, как вино.
Однако при этом постоянно сравнивал себя с одиноким волком, которому хочется выть от такой жизни.
Вот бы кто-нибудь ждал меня там, вдалеке…
Я бы спрятал клыки и улёгся у ног.
Я б тихонько притронулся к детской щеке,
Я бы верно хранил, служил и берёг –
Просто так, за любовь улыбнувшейся мне.
Но не ждут… И по-прежнему путь одинок,
И охота завыть, вскинув морду к луне.
Жаль, конечно. Мог и сам прожить долгую счастливую жизнь, и дать много счастья близким, любящим его людям.
У Натальи сейчас две взрослые дочери, четверо внуков. Она до сих пор работает в том же магазине в Зиме, где они встретились с Сергеем Бойцовым после 20 лет разлуки. Приезжая в Иркутск, она посещает могилку своего Серёжи. Время идёт, а ничего не забывается.
Людмила Бегагоина. (Криминальная История Иркутска)

ответить

Беттинг21.12.2023 12:37

Сегодня, 21 декабря день памяти у Виктора Распутина "Карась". Бывший "положенец" г. Зима
Родился 31 марта 1954 года, в городе Зима. Ранее судимый. Так-же, как и вчерашний именник Олег Абрамов, являлся близкой связью Сергея Бойцова "Боец". Присутствовал на его свадьбе с Моисеевой Светланой, вдовой Моисеева А.В. "Мася". Многие и до сих пор вспоминают Виктора добрым словом, говоря, что Карась был по своему мудрым, справедливым, находивший общий язык со всеми.
21 декабря 1997 года застрелен при следовании на личном автомобиле из Усть-Илимска в Братск. Вместе с ним погиб Олег Штрекис. К моменту освобождения Сергея Бойцова из мест лишения свободы, практически все уголовные авторитеты, активно его поддерживающие, были уничтожены.
После убийства Распутина, в конце декабря 1997 года, Дмитрием Кирдяновым "Кучер" на положение в городе Зима был поставлен как раз Олег Абрамов "Абрамчик". (Криминальная История Иркутска)

Упомянуты:

ответить

Беттинг25.10.2023 13:08

25 октября 1997 года в 22-30 поступило сообщение о том, что в Братске по улице Советская у дома 25, с огнестрельными ранениями в различные части тела обнаружен труп Сучкова Ю.В., 1964г.р.,проживал по вышеуказанному адресу, ранее судим, а так же с огнестрельными ранениями спины и бедра Елисеев Д.В., госпитализирован в ГБ-1, скончался в медицинском учреждении 26.10.1997. В ходе проведения ОРМ, у дома 12 по улице 30 лет победы, в салоне автомашины ВАЗ 2101, были обнаружены два автомата АКМ калибра 7,62мм.
14 июня 1997 года освободился из мест лишения свободы (УК 272/25 особого режима г. Вихоревка) уроженец города Прокопьевска - Юрий Сучков "Сучок". В период отбывания наказания в СТ-2 г. Тулуна, он был поставлен на "положение" Сергеем Бойцовым "Боец". После освобождения, Сучков приехал на постоянное место жительства в г. Братск и стал лидером преступной группы "Свиридовцев". С его приходом в данную группу стали привлекать бывших бойцов спецназа, а члены группы приобретать оружие законным путем. Сучков ожидал освобождения Бойцова из мест лишения свободы для определения своего места в преступной иерархии Иркутской области. Претендовал на титул "Вора в законе". Активизация деятельности "Свиридовцев" в г. Братске и его районе привела к конфликтам с членами Братского преступного сообщества, которые не желали потерять свое влияние в Братске.
Тело Сучкова потом будет выкопано из могилы и привязано к автомобилю... А на месте могилы, сейчас стоить часовня, в память другим... (Криминальная История Иркутска)

ответить

Беттинг18.10.2023 13:53

"... Познакомились мы с Вячеславом Иваньковым "Япончик" и Сергеем Бойцовым "Боец" в крытой тюрьме Тулуна. Мой муж Иаков, был священником, перевели из Иркутска. Вячеслав Кириллыч с мужем моим открывали в СТ- 2 храм, первый тюремный храм в стране, тогда еще СССР. Первые службы, первая Пасха, моя помощь в службе - пение. Тогда со всеми и познакомилась лично. До того, была переписка, ответы на письма, отправка книг, посылок. Кириллыч , сначала присматривался, потом вышел на связь, открыли тюремную церковь, его хлопотами. Кириллыч контролировал то общение, чтобы кто не обидел, не искал своей лукавой выгоды. Населения в СТ-2 было около 400 человек. Кроме нескольких совсем отморозков, народ был обычный, со своими бедами и историями - как везде. Про отморозков, Кириллыч говорил мужу моему, о. Иакову- если просит, и ты пойдешь - нервы береги! А за большинство речи не было. Оберегал, по братски, но воли личной о.Иакова и он не нарушал, понимал про исповедь и священство. И только однажды муж мой пришел после посещения одного урода, стакан водки выпил молча, сказал - лучше б Кириллыча послушал. Для меня Кириллыч - человек из незнакомой мне среды, умнейший, справедливый, дальнейшее общение только подтвердило это первое впечатление. Честный и храбрый, кто знает, помнит случай в Тулунской крытой с замполитом - подтвердит. Хочу сказать главное - все кто с ним сталкивался старались соответствовать, быть людьми с понятиями... После Пасхальной службы - было общение за общим столом, не могли наговориться, - родные люди рядом. Кириллыч очень уважительно и трогательно относился к Бойцу - по-отечески, где-то подтрунивал над его стихами... вообще юмора было много в этой компании, и душевного тепла. Потом жизнь всех разбросала, но общение сохранилось. Муж потом виделся с Бойцом во Владимирской крытой...
Потом , в конце 1998 года вернулись в Иркутск и нас разыскал Боец, передал мужу, что уезжает по делам, вернется - будет встреча. Это было в феврале 1999 года, и он уже не вернулся... А в июне от сердечного приступа умер мой муж и я осталась в чужом городе с четырьмя малыми детьми. Дальше по датам я и не помню точно, горе все стирало из памяти. Прошло месяц - два - пришел парень, представился - Владик, о себе кратко сказал, (это был Владислав Ялтонский "Фриц") и смущаясь передал приглашение с поездкой на яхте по Байкалу - для ребятишек и вдов, сказал что Света Бойцова будет и еще женщины и ребятишки, к сожалению не сохранила память, кто еще был. На другой день приехал за нами Вадик, в черном джинсовом костюме , в моднющих ботинках, поехали с детьми в Листвянку, как дети были рады - трудно рассказать! Для меня эта поездка много значила: город где никого из родных- близких рядом нет, чувство горя и полной заброшенности, как дальше жить? А тут женщины с таким же горем... Байкал, красота вокруг, счастливые дети, душевный разговор со Светой, про которую я поняла, что она в худшем состоянии чем я, перенесла инсульт, речь нарушена.
Владик появлялся периодически, коротко, на бегу всегда, конверты передавал, гостинцы детям, чайку на ходу попьет , сыну, ему тогда 8 лет было - по- мужски руку пожмет, скажет - защищай мамку. И убегает со словами: если что, звоните матушка Нина. Потом пропал... Только спустя несколько лет узнала, что его и на этом свете нет, дети выросли , но дядю Вадика помним... Моя благодарность и память всем причастным к этой истории, и помощи в трудный момент жизни... "
Нина Травина.

Упомянуты:

Учреждение: СТ-2 тюрьма; Тулун.

ответить

Беттинг29.07.2023 10:20

В ноября 1998 года, Кирдянов, как Вор был развенчан. Данное решение было принято Ворами - Тюриным и Бойцовым, по инициативе отбывавшего наказание в УК 27215, Вора - Бориса Петрушина "Боря Брянский" и Курд с воли.
Причиной развенчания явилась растрата денежных средств, конфликт с "Камо Горьковским в Иркутске", а также, по некоторым данным - оскорбления в адрес членов ОПС Тюрина. (Криминальная История Иркутска)

Упомянуты:

ответить

Беттинг22.07.2023 11:00


Сергей Вахнин "Киргиз"
Попал в "пресс-хату" на Иркутском централе в начале 90-х , где его жёстко ломали и долго били, но там, он так и не "отказался" от Сереги Бойца. Был открытым, добрым и прямым. Трагически погиб в ДТП, в марте 1996 года, при странных обстоятельствах. (Криминальная История Иркутска)

ответить

Evgeny195714.06.2023 17:49

Валеру тормознул С.Боец. Пионер, со слов Воров, говорил мне об этом...

Упомянуты:

ответить

Беттинг10.06.2023 09:42

Через несколько дней после похорон Маси отбывающие наказание в Тулунской тюрьме Воры в законе Вячеслав Иваньков "Япончик" и Сергей Бойцов "Боец" назначили положенцем Братска - Анатолия Мануйлова "Монашёнок".
В ноябре 1991 года из СТ-2 города Тулуна, освободился Иваньков и отбыл в Иркутск, где остановился у Чуватова, который являлся близким Соломинского, находившегося в СИЗО-1 города Иркутска. Соломинский всегда поддерживал нелегальную связь с Иваньковым. Владимир Соломинский "Солома" - являлся лидером уголовно-преступной среды, знаком с Ворами - Симонией, Твалчрелидзе, Гудушаури, Горгишели, Ломтадзе, Ильковым, Китаевым, Иваньковым, Бойцовым и другими. Занимал "центристскую позицию". Старался открыто не поддерживать ни один "клан".
После отъезда Иванькова в Москву активизировалась борьба этих "кланов", которая переросла в физическое устранение неугодных лиц.
Осенью-зимой этого же года в Братск из Иркутска зачастил грузинский вор в законе Паата Гудушаури "Паата". Он проводил встречи с положенцем Мануйловым и другими авторитетами. Паата заявил, что намерен навести в городе порядок, так как здесь много беспредела.
Тем времен, правоохранительные органы искали всех причастных к убийству Моисеева. И к началу июня 1992 года, они установили всех причастных. Сторонники Маси, как выяснилось, и сами вычислили причастных к ликвидации своего лидера. Они посетили места их проживания, всё переломали, подожгли. Убийцам Вора пришлось скрываться и от них, и от правоохранителей.
Сергея Попова "Поп" задержали в квартире его знакомого. Он знал, что его разыскивают сторонники Маси. И у него имелось обоснование этого убийства. Моисеева он считал "неправильным вором". Попов восхвалял "грузинское воровское движение" – якобы оно более авторитетное, чем "славянское". "Лаврушники" были для него иконой криминального мира: честные со своими сторонниками, и всё у них по справедливости. Вора Япончика и его ставленников этот идеолог "грузинского движения" вообще не признавал. Задержанный не скрывал, что поддерживает отношения с Махо и Паатой. Познакомил их Андрейчик, который раньше отбывал с ворами наказание в одном учреждении. "Поп" и после задержания верил, что грузинские воры придут ему на помощь. Судьба причастных к смерти Моисеева сложилась по-разному. Паата Гудушаури, был убит в очередную годовщину смерти Маси из автомата через окно в квартире на улице Бограда в Иркутске. Вову "Андрейчика" объявили в розыск, его дальнейшая судьба неизвестна. Попова этапировали из Братска в Иркутский СИЗО, чтобы не допустить расправы с ним сторонников Моисеева. Но в январе 1994 года, за сутки до суда, он был обнаружен в камере мёртвым.
Судьбу Маси решила "сходка Воров". Ликвидация Вора была возложена на Владимира Андреенкова "Андрейчик", который также присутствовал на этой встрече.
Андрейчик использовал естественно сложившиеся обстоятельства: Мася частенько посещал одного из членов его группировки, чтобы принять дозу. Вот и в тот день он подъехал за очередной партией наркотика. Изготовитель сообщил, что у него сейчас ханки нет, но есть у Попова. И правда, к машине подошёл Попов и вручил Моисееву пакет. Когда автомобиль тронулся, он окликнул вора и предложил "дачку" для братвы в тюрьме. "Положи на заднее сиденье" , – сказал Мася. Попов вынес из подъезда коробку из-под конфет, в которой была мина и положил её прямо за спиной вора.
P.S. Под "славянами" и "грузинами" не имеется ввиду национальный признак. (Криминальная История Иркутска)

Упомянуты:

ответить

Беттинг08.06.2023 19:07

Начиная с семидесятых и вплоть до девяностых годов в тюрьме шел передел власти между русскими и кавказцами. Обилие выходцев с Кавказа объясняет еще одно название Тулунской тюрьмы — "черная". Когда право на безраздельную власть выказал Япончик, среди законников с "черной" стороны начались возмущения.
Вор в законе по кличке Резо захватил в заложники старшину, приставил к его горлу пику и требовал у администрации выполнения своих требований. Несколько часов к законнику и его жертве никто не мог подступиться.
— Дальше так продолжаться просто не могло, бредовые требования Резо выполнять никто не собирался, и ситуация могла разрешиться разве что смертью заложника, — вспоминает Анатолий Головичев. — Никто из офицеров не решался войти в комнату, где находился заключенный. Решился я, как старый оперработник. И так как одному мне было бы сложно обезвредить остервеневшего бандита да и попросту опасно, я обратился за помощью к Япончику и Бойцу. Когда Иваньков зашел в камеру, он потребовал, чтобы законник освободил заложника. Тот испугался, убрал от горла старшины пику и бросился вон из камеры.
Япончик и Боец догнали бегущего бандита, завалили на пол и принялись методично втыкать пики ему в живот. В общей сложности, пока их не оттащили, законники нанесли ему 17 ножевых ранений. Однако Резо выжил. Но был перенаправлен в другую тюрьму. Потому как его подельники поклялись отомстить за "брата".
В моем рассказе, я лишь хочу показать, основываясь и опираясь на конкретные факты произошедшего в Тулуне конфликта, что ни меж-этнический вопрос, ни религиозные взгляды, ни политические убеждения никогда не могли послужить поводом для вражды между Ворами. Причиной всех конфликтов, всегда была личность самого человека...(Криминальная История Иркутска)

Упомянуты:

Учреждение: СТ-2 тюрьма; Тулун.

ответить

Беттинг06.06.2023 10:54

"Тюрьма — это свой особый мир, со своим особым уставом. Место, где все чувства обострены до предела. Место, где видно, что из себя представляет на самом деле любой человек, — говорит Анатолий Головичев. Он проработал с заключенными более сорока лет и знает о тюремном мире и его порядках если не все, то очень многое. В Тулун Анатолий Николаевич попал в 1977 году после работы в других колониях области.
А в 1982 году в "крытую" прибыл Вячеслав Иваньков "Япончик" — известный на весь мир московский вор в законе. Япончик был осужден на 14 лет. По непреложным правилам вор в законе, находясь в тюрьме, работать не должен. Однако у администрации тюрьмы на этот счет было иное мнение. Беспрестанно Япончик за отказ от работы водворялся в штрафной изолятор и карцер, но к работе так и не приступил. Ведь это означало для него потерю статуса.
— Но без дела Иваньков никогда не сидел, — вспоминает Анатолий Николаевич, — очень много читал, особенно любил Есенина и даже декламировал стихи своим сокамерникам. Близким по духу Япончику стал заключенный Сергей Бойцов (Боец). Япончик и короновал Бойца, присвоив ему статус вора в законе.
По словам Анатолия Николаевича, подобное звание дается за смелость, справедливость, выполнение воровских законов. Слабому духом и физически уголовнику никогда не стать законником. (Криминальная История Иркутска)

Упомянуты:

Учреждение: СТ-2 тюрьма; Тулун.

ответить

Федот03.05.2023 11:28

так если это СТОП))) как же БОЕЦ ВОШЁЛ В СЕМЬЮ... солнечный зайчик... ты прыгаешь от СТЕНКИ НА ПОЛ... как в стену вё..бался сразу на пол упал))) ты в Хату ЛЮДСКУЮ заходил когда нибудь))) тебя так штампанут об стенку ПОТУХНЕШЬ сразу))) ты уже засветился конкретно, со своим ЛЮБИМЫМ ПАШТЕТОМ... кишкоблуд...

Упомянуты:

ответить

Солнечный02.05.2023 08:55

Привет порядочным! Зизо во первых не поставил в курс о том что сидел за партой в универе, Боец рассказал сразу же о том что поступал (поступил) в мореходку, и Воры должны были уже решать достоин ли он быть в семье! ПТУ, универ, армия, это стоп во вхождения в семью. Зизо это знал и поэтому скрыл. Скажу больше это знал его отец, с подачи которого его и штампанули введя в заблуждение остальных.

Упомянуты:

ответить

Беттинг08.04.2023 12:19


Апрель 1998 года. Сергей Александрович прибыл в Москву, где налаживал связи и встречался с нужными людьми. Именно в столице произошло первое покушение на Бойца: в ходе застолья его отравили. Об отравлении Сергей узнал позднее, после того как, измученный кровотечениями из горла, обратился к докторам. Его осмотрел врач-гематолог профессор Михаил Иванович Крючков, работавший в медицинском центре управления делами президента России. Крючков направил пациента в Барнаул, в клинику Алтайского моторного завода. Специалист по заболеваниям крови, профессор Зиновий Соломонович Баркаган поставил Бойцу диагноз: нарушение свертывания крови в результате отравления крысытином.
Пройдя курс лечения в Барнауле, Боец продолжал лечиться в Москве, в гематологическом научном центре у профессора Варие. Ситуация, в которой оказался он, по причине отравления, была архисложной даже для Бойца. Чтобы не умереть, Сергей Александрович вынужден был ежедневно вкалывать себе одну ампулу очень редкого в нашей стране и жутко дорогого лекарства под названием "Фейба". По спецзаказу этот препарат привозили из-за границы. Стоимость одной ампулы была около 400 долларов США.
Потом был взрыв в Иркутске, где Сергей чудом уцелел, но через 1.5 месяца после взрыва, Сергей погибнет под автоматными очередями во всё той же Москве. Не успел Сергей Александрович оправдать ожидания криминалитета старой формации, дескать Серёга наведёт в области порядок, прекратит беспредел, наладит грев тюрем и лагерей, поставит на место дерзкую и наглую молодёжь... К сожалению, участь Сергея Александровича Бойцова была предрешена, об этом говорят факты, что охота на Бойца началась практически сразу, после того как он освободился. Увы, не суждено было Бойцу задержаться на этом свете...(Криминальная История Иркутска)

ответить

Aronchik Toronto09.04.2023 07:21

Беттинг шалом! Черкани пару слов за Андрея Верещагина по возможности.

ответить

Беттинг10.04.2023 23:06

Салам. Напишу если материалы будут. Давно много читал про Верещаги.

ответить

Беттинг07.04.2023 10:03

Да, может кто-то удивится, но Сергей в юном возрасте поступал в речное училище. Речным и морским делам он правда не успел научиться, так как у Сергея были другие институты. Первый раз, он в 14 лет отправился в места лишения свободы на 2 года за кражу. Ну и сразу отмечу, что Воров он поставил в курс за это. (Криминальная История Иркутска)

ответить

Беттинг06.04.2023 10:19


Семеро "шахтеров особого режима" совершили путем подкопа дерзкий побег из колонии. В разосланных по всей стране ориентировках, одному из семерых беглецов, 34-летнему парню уделено больше всего внимания. В частности, тщательно перечислены все его наколки: "На правом предплечье - голова черта; на левой лопатке, плече, предплечье - ягуар; на груди справа - двуглавый орел с короной, щит с крестом по центру, голова рыси; на груди (животе) - крест с прикованным цепями Прометеем, орлом, клюющим его печень, в ногах - коленопреклоненные женщины,
слева - двуглавый орел с короной, со щитом и крестом; на волосистой части головы - паук; на правом бедре - голова одноглазого циклопа, на левом - богатырь с мечом..."
У него не очень-то солидная для зэка такого уровня кличка - "Горлопан", но она напрямую связана с его фамилией. А зовут его Горлов Игорь Евгеньевич. Родом он из Амурской области, первый срок схлопотал в 17 лет - за убийство, получил 10 лет. В 1988 - новый срок: шесть лет за нанесение тяжких телесных повреждений. Третий приговор Горлопану вынесен в 1990 году по двум статям Уголовного кодекса - за убийство и попытку побега. Максимально возможный (по тому времени) срок - 15 лет. Заканчивался он в 2004 году.
Горлопан не стал ждать, когда прозвучит долгожданный звонок. Он, пользовавшийся, как ни странно при его "послужном списке", абсолютным доверием администрации учреждения УК 272/25, задумал и осуществил побег. Побег, достойный занесения в анналы отечественной пенитенциарной системы.
Двоих беглецов из семи удалось задержать относительно быстро. Сергей Черватюк и Олег Ермолин были задержаны на станции "Алзамай". Черватюк, намереваясь хоть как-то смягчить свою участь, придерживался такой версии. Дескать, был пьян, мало что соображал, а когда увидел
в земле дыру, ведущую на волю, допустил стихийную глупость и отправился за водкой...
Среди тех зэков, которые в зоне находились на "бесконвойке", был Сергей Петрицкий. Осужденный за разбой, потом за кражу и убийство, он в 1996 году получил очередной срок - за попытку побега из этой же колонии 🤭. Петрицкому удалось тогда прокопать 35-метровый туннель, прежде чем его нору нашли. Вертикальный шурф 6-метровой глубины засыпали, оставив туннель в целости и сохранности, а Петрицкого определили на "бесконвойку".
Горлов и Петрицкий привлекли на помощь еще пятерых зэков и продолжили рытье туннеля. Он начинался в производственном цехе, был слегка замаскирован. В этом же цехе, в нарушение нормативных документов, фактически жили Горлов, Петрицкий и Леонтьев. С воли Горлопану поступил телефон, который он путем некоторых технических секретов, использовал для связи не только с Южно-Сахалинском или Новосибирском, но и с Грецией! Сергей Бойцов "Боец" был в курсе за планируемный побег и отправил на Вихоревку четырёх жителей Новосибирска, чтобы они привезли то, что необходимо заключённым для побега. После посещения колонии, у них была запланирована встреча с коммерсантами лесного бизнеса Братска, после которой все четверо пропали, но это уже другая история...
Последний звонок из зоны был сделан накануне побега : Горлопан "заказывал" машину.
Уходить решили в ночь с 7 на 8 февраля. Туннель (52 метра, укрепленный специальными опорами, обшитый досками, освещенный
электролампами) на волю был готов: выход пробили аккурат за деревянным туалетом жилого дома, через дорогу от колонии.
Первая группа из трех человек во главе с Горлопаном ушла примерно в два часа ночи: как раз в это время остервенелый лай подняли сторожевые псы того двора, куда был выведен выход туннеля. Но на собачий лай жители выйти не решились, отметив только, что слышен был гул мотора отъезжающей автомашины. Четверо других беглецов к тому времени перепилили решетку в своей камере и тоже нырнули под землю, чтобы минуту спустя оказаться на воле.
Факт побега был установлен лишь в 8 часов утра. То есть, у семерых особо опасных преступников было сколько угодно времени, чтобы раствориться на необъятных просторах родины...
После того, как это случилось, туннель был взорван. Администрация предприняла необходимые меры для того, чтобы подобное не повторилось.
Игорь Горлов сейчас отбывает пожизненное заключение. После побега он скрывался за границей, затем приехал в Бурятию, где совершил ещё ряд тяжких преступлений.
А Валерий Леонтьев "Умный" будет задержан в Ангарске спустя два года после побега. Валера больше половины своей жизни провел за решёткой. Последний раз он был осуждён за двойное убийство и получил все те-же максимальньные 15 лет. (Криминальная История Иркутска)

ответить

Беттинг15.03.2023 08:59

Сергей Бойцов на свободу вышел из ИТК-18 Мурманской области, отсидев безвылазно в тюрьмах и лагерях почти 20 лет. Это долгожданное событие выпало на "нехороший день" - пятницу 13 февраля 1998 года. Бойца встречали несколько человек. Жена с тёщей, адвокат Марк Крутер и три криминальных авторитета. Это "Юра Жид" из Иркутска и "Пряник" с "Грачем" из Хабаровска. Боец и сопровождающие его лица отправились из Мурманска в Москву и поселились в гостинице "Бега". Там они встретились с двумя грузинскими Ворами - Альбертом Цинцадзе "Михо" и Ревазом Цицишвили "Цицка". Скромно, в тесном кругу отметили освобождение Бойца и уже 15 февраля, Сергей прибыл в Братск. Там его встретили братья Моляковы. Из Иркутска примчались "Кучер", "Кисель" и "Фикса". Пару дней спустя, Сергей со Светланой отправились в Зиму, где ждали его родные братья и другие родственники. А 20 февраля 1998 года, Сергей улетел на Дальний Восток, к своему другу, с которым он познакомился в Тобольской тюрьме - Евгению Васину "Джему" (Криминальная История Иркутска)

Упомянуты:

Учреждение: ИК-18; Мурмаши.

ответить

Беттинг06.03.2023 11:11

И вот тут то Боря Брянский неожидано заявил, что, по общему мнению "уважаемых людей", с которыми он "парился" на нарах в тюрьме города Златоуста. Иркутская область в плане "наркоты", очень, очень неблагополучна. Вся страна поражена этой болезнью, но Иркутская область особенно. Я с этим недугом пытаюсь силой своего авторитета бороться. Да и не только я. Встречались мы недавно с Серегой Бойцом. Сергей Боец "крестник" знаменитого на весь мир Япончика, который свое мнение по этому поводу так озвучил: "наркоманы, не подходите ко мне и близко!". Кстати, когда я некоторое время содержался в иркутской колонии ИТК-6, мне сообщили, что "общак" не будет зону "греть" наркотой. Потому что жалко молодежь.

Упомянуты:

ответить

Проворный30.10.2022 11:12

Тюрик человек очень хитрый, скользкий и изворотливый, а Боец чуял людей за версту... А так они друг друга знали еще давно, возможно даже пересекались на лагере в 80-х

Упомянуты:

ответить

Беттинг17.10.2022 00:16

Биография Бойца.
Пользовался огромным влиянием из-за своих строгих принципов и умения их отстаивать. Тюремщики пытались сломать Бойца множество раз, а он готов был зашить себе рот, лишь бы не выполнять их приказы. Невероятная жесткость характера сочеталась в нем с поэтическим даром и жаждой справедливости, что закономерно закончилось убийством на закате лихих 90-х...
Местом рождения одного из самых принципиальных Воров в законе Сергея Бойцова, 16 октября 1960 года стал небольшой городок Зима в Иркутской области. Примечательно, что этот населенный пункт подарил стране также актрису Марину Яковлеву и поэта Евгения Евтушенко. Сергей и сам писал стихи, многие из его современников признавали их весьма талантливыми.
Однажды, прочитав творение Евтушенко, где тот слегка с пренебрежением отозвался о своих молодых земляках — мол, юные зимовчане смелы, лишь когда собираются толпой, — Боец сочинил поэтический ответ Евгению и отослал его адресату. И получил ответ: поэт высоко оценил способности Сергея и советовал тому развивать талант.
Легко Бойцу давались не только стихи: будучи подростком с очень непростым характером, в школе он учился хорошо, не ограничивая свои познания обязательными предметами. Особенно полюбилась юноше философия: книги он искал в местной библиотеке, а изучив их, любил подискутировать с окружающими на волнующие его темы. Да и научные дисциплины, входящие в учебный план, он схватывал на лету. Довольные успехами школьника учителя предрекали ему карьеру ученого...
Но они не угадали — их любимый ученик стал Вором. Первый раз Сергей попался в 14 лет на карманной краже. Однако от колонии для несовершеннолетних его тогда спасла отличная характеристика из школы. Суд учел успехи в учебе и 7 апреля 1975 года приговорил обвиняемого к одному году исправительных работ.
"Исправлялся трудом" Сергей всего четыре месяца, после чего вновь угодил в руки стражей порядка после налета на местный магазин. На этот раз избежать заключения ему не удалось: получив два года лишения свободы, Боец, вместо ожидаемых учителями университетов, отправился на нары. Освободился в 1977 году и вскоре сам стал жертвой преступления. Местные Зиминские противники, которым очень не нравились лидерские задатки Бойца, просто решили подло его убить. Когда он ехал по одной из улиц города на мотоцикле, один из негодяев подставил обычную тренировочную рапиру на встречу. Клинок, который прошил тело Бойца насквозь и прошел немного выше сердца, во время тяжелой операции извлекли медики. Пациент потерял много крови, но выжил.
Впрочем, после этого Боец на свободе пробыл недолго: годом позже, 9 марта 1978 года, он ввязался в кровавую драку. Молодой человек вступился за девушку, которую пытались обидеть хулиганы, однако сам попал на скамью подсудимых по статье 206 УК РСФСР "Хулиганство". Кроме того, положение парня усугубило то, что при задержании у него обнаружили пистолет. Где Боец разжился огнестрельным оружием, он пояснять отказался. Приговор суда — три года лишения свободы — не вызвал у него никаких эмоций. Но случилось так, что на волю он вышел лишь 20 лет спустя...
Оказавшись за решеткой, Боец умудрился организовать бунт в колонии. Всего за год Сергей обзавелся большим авторитетом среди арестантов. Те зауважали его в первый же день, когда он содрал с робы нашивку с порядковым номером зэка и отказался от всяческих контактов с администрацией.
В момент, когда сокамерники бодро перечисляли заглянувшим в камеру надзирателям свои статьи УК, Бойцов стоял молча, а прямые вопросы к нему просто игнорировал. Работать арестант также напрочь отказывался. За такое неповиновение Боец был неоднократно бит и подолгу гостил в карцере. Но каждый раз, возвращаясь в камеру, он брался за старое. Кончилось все тем, что арестанты, воодушевленные таким примером, решили массово поддержать уважаемого ими бунтаря.
Восстание было успешно подавлено, а зачинщик снова попал под суд. Поскольку во время тех событий были серьезно ранены надзиратели и областной прокурор, в качестве "подарка" к Новому году Бойцов получил солидную прибавку к сроку — 15 лет. Этот приговор был оглашен в Иркутском областном суде 28 декабря 1979 года.
Вскоре после вынесения сурового вердикта случилось еще одно неприятное для арестанта событие: его перевели в так называемую "Тобольскую крытку" — одну из самых страшных тюрем СССР. О зверствах, которые творились в ее стенах, в преступном мире ходили легенды. По слухам, осматривая прибывших новичков на предмет проноса "запрещенки", тюремщики могли вырвать у зэка золотые коронки или, заставив испражняться в их присутствии, требовали, чтобы арестант промыл свои фекалии через сито.
Путешествие в карцер, которое и так лишено всякой радости, в Тобольской тюрьме и вовсе напоминало пытку времен инквизиции: перед отправкой в крошечную промозглую каморку, которая либо была по щиколотку полна ледяной воды, либо преднамеренно заселена крысами, провинившегося заключенного заставляли раздеваться догола. Смерть сидельцев никого не удивляла — такие происшествия запросто списывались на несчастный случай. Побывавшие в тобольской "крытке" зэки говорили, что у попавшего туда арестанта было два пути — сломаться или терпеть, закалив свой характер до предельного уровня. Учитывая все предыдущие события в жизни Бойца, неудивительно, что он выбрал второй путь. Закалки у него и так хватало: практически сразу после своего прибытия в тюрьму Сергей вступил, казалось бы, в неравный бой с одним из надзирателей, который принялся прессовать новичка. Для тюремщика это закончилось серьезной травмой головы, после которой он остался инвалидом, а дело Бойцова снова отправили в суд...
Содеянное им потянуло еще на 15 лет. Но, поскольку сроки не суммировались, а более короткий лишь поглощался более длинным, Сергею предстояло отсидеть все те же 15 лет. После суда Бойцов вернулся в Тобольск, где выяснилось, что его авторитет среди арестантов поднялся до невиданных доселе высот. И пусть в то время Боец еще не имел воровского титула, зэки нередко обращались к нему за советом или просили рассудить ту или иную ситуацию. Сергей никому не отказывал и не упускал момента даже в тюрьме предаваться философским рассуждениям.
В 1985 году Боец принял непосредственное участие в решении судьбы дальневосточного авторитета Евгения Васина "Джем". Тот прибыл в тобольскую тюрьму уже проштрафившимся, самовольно провозгласив себя "вором в законе". За это его ждала серьезная кара: проступок, согласно воровскому кодексу, карался смертью. Впрочем, не все арестанты жаждали крови Васина — одним из тех, кто заступился за него, оказался Боец. Он решил при помощи малявы — воровского послания — рассказать о происходящем грузинскому вору в законе "Тато", который в то время считался одним из главных криминальных авторитетов.
Ознакомившись с раскладом, Тато решил все-таки вмешаться в конфликт, назревающий в тобольской "крытке". Именно благодаря его интересу "делом Васина" занялся "воровской судья" Дато Цихелашвили "Дато Ташкентский", который в конечном итоге принял решение короновать Евгения.
Бойца вскоре после коронации Джема перевели в колонию сибирского поселка Горный, откуда он был этапирован в Новосибирск. Оказавшись в новом месте, Боец вновь принялся отстаивать свои принципы излюбленным методом — при помощи открытых конфликтов с надзирателями и тюремным начальством. Конечно, не обошлось без драк, в одной из них в феврале 1989-го опять пострадал надзиратель. Как то раз, прапорщик хотел доставить Бойца в изолятор, Сергей ему сказал: "Все дела сделаю и сам приду". Прапорщик схватил Бойца и попытался доставить его силой, после чего был избит Бойцом прямо на плацу. После этого, Бойцову добавили к сроку ещё три года и отправили в Тулунскую тюрьму — место, где ломали самых непокорных авторитетов.
Прибыв в Тулун, Боец угодил на знаменитый в исправительном учреждении четвертый этаж, выделенный тюремным начальством под непокорных преступников, в том числе и воров в законе. В отличие от тобольской "крытки", там были свои методы: например, Боец неоднократно пробегал "штрафную дистанцию" — расстояние от своей камеры до первого этажа через строй специально прибывших омоновцев, задача которых состояла в избиении бегущих арестантов резиновыми дубинками. Однако, несмотря на это, именно в Тулунской тюрьме Бойца ждало долгожданное событие — его короновали в воры в законе.
Случилось это не только благодаря его 15-летнему безупречному для воровской касты тюремному стажу, но и знакомству с "патриархом" уголовного мира Вячеславом Иваньковым "Япончик". Тот как раз хотел установить свое влияние в Иркутской области, но понимал, что для этого ему нужны надежные ставленники, в идеале — местные авторитеты. Такими Япончику виделись Боец и его земляки: Александр Моисеев "Мася" и Владимир Соломинский "Солома".
Судьбы Бойца и Маси оказались переплетены не только по ту сторону закона: после гибели Моисеева в 1991 году Сергей сначала финансово помогал его семье, а потом и вовсе женился на вдове друга. При этом знающие Бойца люди отмечали, что сделал это вор не только из-за любви к женщине, но еще и из-за чувства долга перед семьей усопшего товарища.
В 1993 году Боец был переведен в знаменитую тюрьму "Владимирский централ". Там за него взялись с новой силой и усердием: тюремщики поставили себе задачу - прицельно сломать именно этого вора. Слухи о несгибаемой воле которого ходили по всем тюрьмам и колониям. Зная, что Боец на контакт с надзирателями однозначно не пойдет, те придумали способ, как почаще применять санкции к непокорному арестанту.
Его принялись постоянно назначать дежурным, в обязанности которого входило оглашать количество зэков в камере. Само собой, Боец даже не собирался подчиняться, каждый раз делая вид, что не замечает вошедших тюремщиков. Тем только того и надо было: раз за разом его скручивали и водворяли в карцер на 15 суток. А как только срок наказания истекал, Боец снова назначался дежурным — и все повторялось.
Неизвестно, сколько бы длилось противостояние вора и тюремного руководства, если бы не случай в 1995 году. К этому времени Боец сильно сдал в плане здоровья: из-за жуткого холода в карцере у него появились проблемы с суставами и начала отказывать левая рука. Надзиратели, предвкушая скорую победу, с намеченного пути не сворачивали и продолжали требовать от арестанта доклада...
Однажды они вошли в камеру и уже готовились отвести бунтаря в карцер, как вдруг увидели лицо Бойца и от неожиданности лишились дара речи: рот вора был зашит черными нитками. Изумленные такой силой духа тюремщики не стали больше его трогать...
Помимо противостояния тюремной администрации, Боец успевал решать рутинные вопросы в криминальном сообществе. Во Владимирском централе он пользовался огромным авторитетом и, даже находясь в карцере, умудрялся разрешать проблемы арестантов. Также он стал крестным отцом вора в законе Александра Северова "Саша Север"— друга певца Михаила Круга, которому тот посвятил свою самую знаменитую песню "Владимирский централ".
Тем временем подошел срок, когда Бойцу следовало оказаться на свободе: стены тюрьмы он покинул в феврале 1998 года, когда ему уже было 37 лет. Первое время авторитет путешествовал по России: например, побывал в Комсомольске на Амуре, в гостях у Джема. Так же ездил в Армению, к своему другу "Арутику". Во время поездок Боец постепенно привыкал к новым жизненным реалиям — несмотря на то, что пик бандитских разборок миновал, времена по-прежнему оставались смутными. Присутствовала неразбериха и на "криминальной арене" родной Бойцу Иркутской области. Ещё находясь в тюрьме, Боец сам говорил "Кто-то не хочет, чтобы я появился на свободе и тем более в Иркутской области"
Боец хорошо понимал, что "Япончик" возлагал на надежного и бесстрашного крестника особые надежды. Боец, в свою очередь, старался оправдать все чаяния крестного отца — но к моменту своего освобождения он, по сути, остался один. Масю убили в 1991 году: его автомобиль, начиненный взрывчаткой, взлетел на воздух на Падунской трассе города Братска. В 1995 году в Москве на Хорошевском шоссе расстреляли Солому. В 1996 в Иркутске убили Акбашенка, в Ангарске Лазаренка.
В Иркутской области, Боец столкнулся с неприязнью местных отморозков: молодая бандитская поросль отказывалась беспрекословно подчиняться даже такому авторитету, как он. Все действия "братвы нового поколения" были направлены лишь на собственное обогащение.
Летом, 1998 года, враги Бойца сумели подмешать в еду авторитета мышьяк. С тяжелым отравлением вора доставили в больницу, где врачам удалось вытащить пациента с того света.
В конце 1998 года, накануне зимних праздников, Боец так же, чуть было не распрощался с жизнью. У дома 114 по улице Трилиссера в Иркутске раздался мощный взрыв. Это взорвалась начиненная тротилом автомашина "Тойота-Краун", оставленная "доброжелателями" у подъезда девятиэтажки. Кроме мощной взрывчатки, багажник "Тойоты" был начинен разными железяками (трубами, гайками, старой батареей). "Тойота" стояла так, что Боец, парковавший свою машину обычно в одном и том же месте, пострадал бы, если не от осколочных ранений, так от мощной взрывной волны. Однако по чистой случайности его водитель на сей раз, поставил машину немного по-другому, чем всегда. Какие-то полметра спасли Бойцу жизнь. Его телохранителю и двум соседям Бойца повезло меньше — от полученных ранений они скончались...
19 февраля 1999 года, Боец и его земляк Андрей Верещагин прибыли с визитом в Москву. 21 февраля, должна была состоятся сходка в "Метелице", где должен был быть решён "официальный вопрос" Верещаги. Остановились на Мосфильмовской улице, в квартире одного знакомого, адрес которого они привезли с собой из Иркутска... Утром, 20 февраля Бойцов и Верещагин вышли из подъезда и направились к своей машине, совершенно не обращая внимания на припаркованные неподалеку Жигули и BMW.
Как оказалось, зря: в салонах этих авто сидели киллеры, которые, едва завидев цели, открыли по ним шквальный огонь. Прибывшим на место медикам осталось только констатировать смерть: Боец и Верещага были изрешечены пулями и не подавали признаков жизни. Немногим позже на улице Дружбы стражи порядка обнаружили тот самый BMW, на заднем сиденье которого лежали два пистолета-пулемета. То, что действовали не дилетанты, а профессионалы, стало ясно сразу: рукоятки оружия были обернуты мятой фольгой, с которой невозможно снять отпечатки пальцев. Убийц Бойца так и не нашли.
Похоронили Вора на Ново-Ленинском кладбище в Иркутске. На его могиле установлен обычный, без лишнего пафоса памятник с надписью: "Помним, любим, скорбим". Такая же плита венчает могилу погребенного рядом Андрея Верещагина. Впрочем, при жизни Боец успел воздвигнуть себе другой памятник — нерукотворный: в интернете по сей день гуляют стихотворения, которые нередко цитируют как "поклонники" Бойца, так и те, кто понятия не имеет, чем на самом деле был славен Сергей Бойцов. (Криминальная История Иркутска)

Упомянуты:

ответить

Беттинг23.08.2022 20:33

Во время отбытия наказания на ИК-19, Сергей с уважением и отцовской теплотой относился к своему земляку Олегу Абрамову. После освобождения из мест лишения свободы в 1997 году, Олега "крепанули" за родным городом Зима.
Однажды, Олега вызвали на разговор в Братск. В процессе общения, Олег сказал : "Батя у меня только один - Боец". Какого рода был разговор, я думаю всем примерно ясно. Абрамчик будет застрелен у порога собственной квартиры в октябре 2000 года. А затем пришла "отписка" от одного из Воров, что это была "личняковка" и спрашивать за это не нужно. (Криминальная История Иркутска)

ответить

Михай16.10.2022 20:44

Если я правильно понял то у Бойца с Тюриком отношения были прохладными мягко говоря.

Упомянуты:

ответить

1 2 3 4 5

Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

ФИО:

Бойцов Сергей Александрович

Воровское имя:

Боец

Дата рождения:

16 октября 1960 (63 года назад)

Место рождения:

Иркутская область, Зима

Проживал:

Иркутская область, Зима, ул. Орджоникидзе 12

(1998)

Иркутск, ул. Трилиссера, 114

Национальность:

русский

Статус:

Вор

Коронован:

в ноябре 1990 (в 30 лет)

где:

Иркутская область, СТ-2 тюрьма; Тулун

кем:

Васин Е. П. (Джем), Семериков В. В. (Семерик), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский), Ростомян А. С. (Арутик Эчмиадзинский), Сахнов Э. Г. (Сахно), Марианашвили Т. В. (Тенгиз Старый), Волков А. А. (Саша Волчок), Моисеев А. В. (Мася), Турбин В. Г. (Турбинка), Иваньков В. К. (Япончик), Габуния Т. А. (Тимур Ванский), Орлов В. В. (Орел)

Крестники:

(1993)

Северов А. В. (Север)

(1994)

Окунев А. Г. (Огонек)

(1996)

Кирдянов Д. Н. (Кучер)

Акбашев Н. И. (Акбашонок)

Конфликты:

(1991)

Мамадашвили Н. Т. (Резо) (раскороновал)

(1992)

Орлов В. В. (Орел) (раскороновал)

(1998)

Кирдянов Д. Н. (Кучер) (раскороновал)

Убит:

20 февраля 1999 (в 38 лет)

где:

Москва, ул. Мосфильмовская, 39

причина:

огнестрельное (пистолет-пулемет "Скорпион")

похоронен:

Иркутск, Ново-Ленинское


Copyright © 2006 — 2024 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.