Основной адрес: https://www.primecrime.ru
Зеркала сайта:
https://primecrime.net
https://vorvzakone.ru
https://russianmafiaboss.com

музей истории воровского мира

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Хундадзе Каллистрат Еремеевич (Тато)

4 мая 1956 — 18 октября 1986

Просмотров страницы за сегодня: 14

за всё время: 69757

Информация


Хундадзе Каллистрат Еремеевич «Тато» родился 4 мая 1956 в Тбилиси.

В 1973 году коронован в Тбилиси ворами Ишхнели И. В. (Ираклий Тбилисский) (подход), Микеладзе Д. В. (Арсен) (подход), Ломтадзе Х. М. (Хангиз) (подход), Манагадзе М. А. (Михей) (присутствие).

Хундадзе Иван Еремеевич (Ванико) не признан ворами Хундадзе К. Е. (Тато), Гуджеджиани Т. В. (Ушба Очамчирский).

Гамцемлидзе Реваз Давидович (Гедемос Бичи) не признан в Тбилиси ворами Хундадзе К. Е. (Тато), Дарцмелидзе В. И. (Вахо Потийский), Микеладзе Д. В. (Арсен).

В 1975 году находился в ИТК-4 "Ресбольница"; Тбилиси.

В 1977 году прибыл в ИТК-1; Рустави.

В 1978 году убыл из ИТК-1; Рустави.

В 1980 году В этой главе я хочу рассказать о конфликте между ворами старой и новой формации, очевидцем и непосредственным участником которого оказался в Тобольской спецтюрьме в период 1980–1982 гг. Как уже упоминал, по приходу в “крытую” мне пришлось в первое время достаточно часто сидеть в карцерах. Основная часть карцеров находилась на спецкорпусе, где было принято делать “прогоны” от камеры к камере обо всех передвижениях на корпусе. Это относилось и к карцерам. В связи с этим мое имя очень быстро оказалось у всех на слуху, так как не было в 80-м году, начиная с весны, почти ни одного месяца, в течение которого я хотя бы раз не попал в карцер на 10 или 15 суток. В моменты моего нахождения в карцерах, многие завязывали со мной переписку, в результате чего я за короткое время перезнакомился со многими порядочными арестантами на спецкорпусе и почти со всеми ворами в законе. Общение между камерами осуществлялось через окна, унитазы, баландеров, надзирателей, но чаще через специально проделанные отверстия в стене. Кирпичная кладка была старой и легко крошилась даже под воздействием алюминиевой ложки. Так же общались и в карцерах. В момент моего прихода в спецтюрьму из воров новой формации там находились: Паата Большой, Паата Маленький, Вахтанг Кокиня, Отар Кривой, Зури и Володя Чиня. За исключением Чини – все по национальности грузины. Зури имел полосатый режим, остальные – черный. Возраст их составлял от 25 до 35 лет, а Паате Маленькому было чуть более 20. Из воров старой формации в тюрьме находились Чапаенок, Серый, Силыч и Тико. Кроме Тико все славяне. Возраст от 45 лет и выше. Все имели полосатый режим. Этих воров было принято называть “нэповскими”, проводя этим параллель с ворами, жившими по старым воровским традициям, основанным в 20-х годах, во времена нэпа. Между собой воры старой и новой формации находились в конфликте. Они объявляли друг друга не ворами, поливали друг друга грязью и старались привлечь на свою сторону порядочных арестантов, которые, запутавшись от этой неразберихи, старались держаться ближе не столько к тем или иным ворам, сколько к авторитетам, которых знали лично. К тому времени у меня на Дальнем Востоке уже имелся кое-какой вес, а так как в Тобольской тюрьме было много дальневосточников, которые с моим мнением считались, то обе конфликтующие стороны мной заинтересовались. За время моего нахождения в карцерах со мной вели переписку воры как с той стороны, так и с другой, но более понятными для меня все же были “законники”, придерживающиеся старых традиций. Однажды в процессе очередной переписки со старыми ворами, после того, как мы ответили друг другу на ряд вопросов, последние прислали мне “воровской мандат” с подписью Чапаенка, Серого, Силыча и Тико, который уполномочивал меня от имени подписавшихся решать все возникавшие на рабочих корпусах вопросы, включая организацию общака для помощи ворам и порядочным арестантам, находящимся на спецкорпусе. На рабочие корпуса воров не сажали, и старые воры хотели через мой авторитет и мои способности закрепить там свои позиции. В помощники мне были назначены авторитеты из разных регионов, о которых они были наслышаны. Из Кемеровской области – Коростыль (который впоследствии станет в Златоустовской крытой вором в законе), из Иркутской – Японец, из Свердловской – Дмитриенок. Я всегда стремился в зонах к объединению заключенных, организации общаков и восстановлению арестантской справедливости, поэтому и по приходу в спецтюрьму стал заниматься тем же. За короткое время мне удалось добиться в этом отношении заметных результатов, но, как и следовало ожидать, это очень сильно не понравилась начальству. В результате, на меня и мое окружение обрушился шквал репрессий, после чего Коростыль, Японец, Дмитриенок и многие другие авторитеты, находившиеся на рабочих корпусах, отошли от всего этого в сторону. А меня в назидание другим помимо карцеров, из которых я в то время почти не вылезал, запустили еще и через пресс-камеры. После этого у всех уже окончательно пропало желание поддерживать общак и придерживаться арестантской справедливости. Принцип “своя рубаха ближе к телу” стал, как и раньше, основополагающим. Помимо пресс-камер, где, кстати, меня трогать боялись, опасаясь за последствия, я неоднократно водворялся и в так называемые “хорошие” камеры, в которых делали погоду тайные пособники начальства, следившие за каждым моим шагом в надежде, что я допущу ошибку, через которую за меня можно будет зацепиться и в чем-либо обвинить. Моих сторонников и явно сочувствующих убирали при этом в другие камеры и в другие смены, оставляя зачастую одного против нескольких агрессивно настроенных сокамерников. Но несмотря на все эти меры, тюремному начальству так и не удалось добиться желаемых результатов, после чего летом 1981 года меня перевели на спецкорпус. Чапаенок и Серый, как впоследствии выяснилось, были именно такими самозванцами, перед которыми тюремное начальство поставило задачу, воспользовавшись разногласиями между ворами старой и новой формации, спровоцировать войну и втянуть в нее как можно больше арестантов, исходя из принципа: “преступный мир должен искоренить сам себя”, забывая при этом истину, что “злом зло искоренить нельзя”. Силыч и Тико были, действительно, ворами старой формации, и трудно сказать, каким образом они оказались в одной упряжке с Чапаенком и Серым. Основной проблемой в тюрьмах являлось то, что заключенных сажали не туда, куда им хотелось, а куда нужно было начальству. В связи с этим последние имели возможность влиять на обстановку, искажать информацию и подтасовывать факты. Скорее всего, на начальном этапе Силыча и Тико ввели в заблуждение, а когда они поняли, что попались в искусно расставленные сети, то было уже поздно. Как я уже упоминал, Чапаенок, Серый, Силыч и Тико имели особый режим, а так как заключенных строгого режима было в тюрьме больше, то они, для закрепления своих позиций объявили вором в законе Симона, находившегося на черном режиме, который, как впоследствии выяснилось, являлся тайным пособником начальства. Родом он из Алтайской области, но на тюремный режим был осужден в колонии, которая находилась в Тюменской области. Когда между ворами старой и новой формации возникло противостояние, в результате которого порядочные арестанты оказались перед выбором, то Симон с ведома начальства создал третье движение, в основе которого лежало непризнание вообще никаких воров: ни старых, ни новых. Многим уже надоела эта затянувшаяся война, которая поделила порядочных арестантов на враждующие лагеря, поэтому к концу 80-го года под знамена Симона подтянулось немало “черных” и “полосатых” камер, официальным лозунгом которых стала фраза: “Не дадим решать свою судьбу ворам, пока они не разберутся между собой”. Когда Чапаенок и Серый увидели, что за Симоном стоит реальная сила, то предложили ему “воровскую корону” взамен за сотрудничество, от чего последний не отказался. Силыч и Тико эту сделку поддержали. При сложившейся обстановке, когда около 90 процентов крытников являлись славянами, это был сильный ход. Ибо с Кавказа и, в первую очередь, из Грузии молодые воры шли в Россию пачками, в то время как молодых славянских воров не было почти совсем, что вызывало недовольство многих российских арестантов. Воровской подход к Симону, возраст которого был в пределах 30 лет, многие крытники восприняли положительно. Это резко изменило расстановку сил не в пользу грузинских воров. На их стороне к концу 80-го года осталось на спецкорпусе не более десяти камер, в которых сидели преимущественно кавказцы, а на рабочих корпусах они не котировались почти совсем. К началу 1981 года в Тобольскую тюрьму пришли разными этапами азербайджанский вор Вагиф (около 50 лет), армянский вор Гого (более 30 лет) и грузинский вор Крестик (около 35 лет), которые, попав в специально подготовленные камеры с находившимися там сторонниками Чапаенка, Серого, Силыча, Тико и Симона, после соответствующей информационной и психологической обработки приняли сторону последних. Это еще больше усугубило положение молодых грузинских воров, и они почти совсем потеряли контроль над обстановкой. После того, как стало очевидно, что воры старой формации победили, тюремная администрация, в планы которой не входило усиление позиций тех или иных воров, приступила ко второму акту своего действия. В результате, менее чем за месяц все воры старой формации были поочередно объявлены Чапаенком, Серым и Симоном не ворами, избиты в специально подготовленных камерах и рассажены по двойникам и одиночкам. Порядочные арестанты были шокированы столь резким поворотом событий, но лезть в воровские дела не могли. Многие поняли, что за всем этим стоит тюремное начальство, но говорить об этом вслух не решались, опасаясь неприятностей, ибо за одно неосторожное слово можно было потерять не только и без того шаткое положение, но и голову. Когда меня перевели на спецкорпус, то расклад там был таким: с одной стороны – Чапаенок, Серый и Симон, которых придерживались в основном из страха большинство “черных” и “полосатых” камер, с другой Кока, Чиня и Зури, на стороне которых находились три-четыре камеры “черных” и столько же “полосатых”, включая и те, в которых они сидели сами. Тюремной администрации сложившееся противостояние было выгодно, ибо давало возможность расправляться с неугодными руками противоборствующих сторон. Как правило, намеченную жертву вначале сажали в карцер, а оттуда – в одну из камер противоположного лагеря. Там его избивали и заставляли в письменной форме просить прощения у воров и арестантов той стороны, куда он попал, и ругать тех, с кем он общался до этого. После этого, если за ним не числилось серьезных прегрешений, ему разрешали остаться. Однако на этом его злоключения не кончались. Проходило какое-то время, и его снова сажали в карцер, а оттуда в камеру противоположного лагеря, где также избивали и заставляли просить прощения уже у других воров и арестантов за то, что он их предал. После этого ему уже не было места ни в том, ни в другом лагере, и его помещали к обиженным или в двойник, что было почти одно и то же. Когда меня перевели на спецкорпус, то посадили в камеру, которая поддерживала Коку, Чиню и Зури. В этой камере в тот момент находились Муса из Чечни, Ахмед из Ингушетии, Князь из Амурской области и Толик (не помню ни клички, ни из какой он области, знаю только, что он с Чиней сидел где-то в одной зоне). Как впоследствии выяснилось, Князь (которого после выезда из Тобольской тюрьмы убьют) был связан с тюремным начальством, которое поставило перед ним задачу предъявить мне обвинение и избить за то, что год назад я был наделен полномочиями от имени Чапаенка, Серого, Силыча и Тико решать на рабочих корпусах серьезные вопросы. После того, как за мной закрылась дверь, и был отправлен через соседние камеры “прогон” по корпусу о том, куда меня посадили, мне тут же со стороны Князя были предъявлены обвинения. Но он не успел сделать свое черное дело, так как через несколько минут в нашу камеру пришел ответный “прогон” от Коки, в котором он поздравил меня с благополучным прибытием на спецкорпус. А вслед за этим от него пришла ксива, в которой он предупредил всех находившихся в камере, что знает меня лично и отвечает за мою порядочность. Этим он дал понять, что воры в курсе всех событий, и никаких обвинений в мой адрес быть не должно. В тот момент почти все дальневосточники за небольшим исключением находились в стане “русских” воров, каковыми считались Чапаенок, Серый и Симон. Со всех камер, где сидели мои знакомые, посыпались записки с предложением покинуть лагерь лаврушников (грузинских воров) и переехать к ним. Мне передавали приветы от Чапаенка, Серого и Симона, которые считали меня своим сторонником и рассчитывали на то, что я присоединюсь к ним. В лагере, куда я попал, у меня знакомых почти не было. Все мои близкие друзья оказались на другой стороне. Но, списавшись с Кокой и получив ответы на многие вопросы, я после того, как выяснил роль Серого, Симона и Чапаенка во всей этой игре, решил никуда не переезжать, что было встречено противоположной стороной отрицательно. Через некоторое время, после того как мне окончательно стала ясна суть всего происходящего в тюрьме, я дал понять через переписку наиболее близким друзьям, что они ошиблись поездом. Постепенно к концу 1981 года мне удалось перетянуть на свою сторону немало хороших знакомых, но, к сожалению, не всех. Некоторые настолько далеко зашли в своем противодействии ворам и арестантам противоположного лагеря, что о прощении их уже не могло быть и речи. Очень сильно переменилась обстановка после того, как мне удалось перетянуть из лагеря “русских воров” земляка-дальневосточника Борю Галима, который имел большой авторитет не только на Дальнем Востоке, но и далеко за его пределами, после чего многие, не успевшие сильно замараться арестанты стали переходить к нам целыми камерами. В результате, к концу 81-го года соотношение сил заметно изменилось в пользу той стороны, где находились Кока, Галим и я. К тому времени уже многим стало ясно, что Симон, Чапаенок и Серый не воры и находятся под контролем тюремного начальства. В немалой степени их разоблачению способствовал и я, так как, имея знакомых по всей тюрьме и ведя с ними переписку, я ставил их в курс о том, кто есть кто и какой линии нужно придерживаться. Это, естественно, не понравилось начальству, и 31 декабря 1981 года я оказался в пресс-камере, которая с одной стороны подчинялась администрации, а с другой – так называемым “русским ворам”. К тому моменту Чапаенок уже настолько себя скомпрометировал, что был из игры выведен и сидел отдельно в двойнике. Симон и Серый тут же объявили его не вором, и чтобы хоть немного отбелиться самим, сгрузили на него и свои грехи. В их лагере к тому времени осталось не более 10 камер, которые по сути являлись пресс-хатами. В одну из таких пресс-хат, где сидели Волчок из Приморского края, Исак из Камчатской области, Свист из Иркутской области и четвертый, мне неизвестный, меня и посадили. Об этом случае я вкратце рассказывал в главе “Тобольская спецтюрьма”, но ввиду того, что это напрямую связано с затронутой темой, остановлюсь еще раз более подробно. Волчок и Исак сидели до этого в камере с Симоном, на их счету было много избитых и покалеченных арестантов, поэтому когда Симон решил создать еще одну пресс-хату, то остановил свой выбор на них. Вначале их поместили в пустую камеру двоих. Затем посадили к ним из обиженки третьего. Он был физически сильным, но своего слова не имел и беспрекословно подчинялся Волчку и Исаку. Четвертым посадили Свиста, с которым они сразу же нашли общий язык. До этого он сидел на рабочем корпусе в хорошей камере, но не любил грузинских воров, поэтому и оказался в этой компании. Волчку и Исаку до выезда из крытой оставалось несколько месяцев, после чего их должны были этапировать на Дальний Восток. В связи с этим я в глубине души надеялся на благополучный исход, тем более, что Симон, Серый и их сторонники понимали, что если перейдут в отношении меня за рамки, то это усложнит их положение. В их лагере находилось много дальневосточников, которые относились ко мне с уважением. Поэтому они не мученика хотели из меня сделать, а перевербовать на свою сторону, что нанесло бы ощутимый удар по позициям грузинских воров. Как уже упоминал, большинство российских арестантов кавказских воров всерьез не принимали и держались в основном за авторитетных земляков. Симон и Серый к тому времени уже сильно себя скомпрометировали в глазах основной массы заключенных, но и грузинские воры далеко от них не ушли. В связи с этим многие арестанты, которым посчастливилось остаться в стороне от этой войны, не делали между ними особых различий и поддерживали отношения и переписку со своими знакомыми как с той стороны, так и с другой. У меня тоже вначале было желание переехать в какую-нибудь нейтральную камеру с тем, чтобы занять там выжидательную позицию и поддерживать хорошие отношения со всеми. Но я не сделал этого из-за личных отношений с Кокой. Я был благодарен ему за поддержку в первый день по прибытию на спецкорпус, когда менты хотели расправиться со мной руками Князя, и не мог его бросить в трудное для него время. Когда я оказался в камере у Волчка и Исака, то последние стали меня убеждать, что я не прав в том, что поддерживаю кавказских воров и иду против русских в лице Симона и Серого. Я сказал им, что разделяю людей не по национальным признакам, а по их делам и поступкам. Мне пытались доказать, что правда на их стороне, предлагали остаться с ними, уговаривали признать Симона и Серого ворами и написать им, что я был не прав и приношу им свои извинения. Однако на приманку национальной гордости, на которую тогда попались многие, им подловить меня не удалось. Во-первых, как упоминал уже ранее, я не делил людей по национальным признакам и судил о них по их делам и поступкам. Во-вторых, к тому времени я уже точно знал, что за спиной Симона и Серого стоит не воровская идеология, а мусорская постановка, преследующая обратные цели. В процессе затянувшегося на долгие часы спора они неоднократно отписывали обо всем, происходящем в камере, Симону и Серому, которые давали им свои установки. После того, как всем стало ясно, что я не собираюсь оставаться в их лагере и признавать Симона и Серого ворами, а Коку, Чиню и Зури не ворами, они перешли от методов психологического воздействия к физическим. Напали на меня неожиданно. Я пытался оказать сопротивление, но против четверых далеко не слабых мужиков, вооруженных палками, металлическими штырями и тяжелыми сапогами, долго противостоять не смог. Меня свалили на бетонный пол и стали бить ногами и всем, что попадалось под руки. А чтобы я не смог дать отпор, обработали мышцы на руках и ногах палками, сапогами и штырями настолько сильно, что не только подняться на ноги, но и пошевелиться было больно. В общей сложности вся эта экзекуция, в течение которой я лежал окровавленный на бетонном полу, продолжалась несколько часов. В перерывах между истязаниями они заставляли меня кричать через дверь в коридор о том, что я отхожу от арестантской жизни, оскорбления в адрес воров и арестантов противоположного лагеря, а также написать это письменно, но ничего добиться не смогли. Об этом они неоднократно писали Симону и Серому, а те в свою очередь заставляли их избивать меня до тех пор, пока не будут достигнуты результаты. Надзиратели, предупрежденные начальством, в это не вмешивались и делали вид, что ничего особенного не происходит. И неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы благодаря случаю на нашем этаже не оказалась дежурная из другого корпуса, которая к подобным зрелищам не привыкла. После того, как она подняла шум, меня вытащили полуживого в коридор и поместили в пустую камеру. Подобные случаи были не редкостью. На следующий день ко мне в камеру посадили армянского вора Ишхана, которого перед этим закидывали с этапа в камеру к Симону, где его избили и ограбили. А несколькими днями позже в одной из пресс-камер на особом режиме вору Зури отрезали лезвием для бритья кусочек уха, заставляя отказаться от того, что он вор, чего, к чести Зури, им добиться не удалось. Как только я немного оклемался, то сразу же отписал Коке ксиву общакового характера, зная о том, что он ее запустит для ознакомления по всем порядочным камерам, в которой рассказал о том, что произошло со мной и с Ишханом в пресс-камерах, и написал открытым текстом, что Симон, Серый и все, кто их поддерживает, – это мусора и лохмачи, опираясь на конкретные факты. До этого о связях Симона и Серого с тюремным начальством публично никто не заявлял, опасаясь нежелательных последствий. Если об этом писали, то намеками, а говорили вслух лишь в узком кругу. После того, что произошло со мной в пресс-камере, я не только не затаился, чего многие ожидали, но, наоборот, потеряв страх и осторожность, стал писать открытым текстом всем своим друзьям и знакомым, что Симон, Серый и тюремное начальство – это одна и та же шайка. Большинство дальневосточников, находившихся в тот момент на стороне Симона и Серого, не были согласны с их действиями в отношении меня и, чтобы не нести в дальнейшем за это ответственность, покинули их лагерь и переехали кто в двойники, а кто на рабочие корпуса. Тюремное начальство на меня разозлилось, но, на мое счастье, письмо, в котором я рассказал о беспределе тюремного начальства и пресс-камерах, дошло до моей матери, и она подняла на свободе шум. После этого у меня состоялся разговор с представителем областного управления, который попросил остановить мать, пообещав, что пресс-камер больше не будет. Об этом случае я упоминал в главе “Тобольская спецтюрьма”. И дейтвительно, до моего выезда из тюрьмы обстановка в этом отношении изменилась. Тюремное начальство дышало на меня ядом, но перейти за допустимые рамки боялось. Заключенные почувствовали себя уверенней, ибо самое страшное в спецтюрьме – это пресс-камеры. Когда всем стало ясно, что в пресс-камеры не сажают, Чапаенок, которому оставалось меньше месяца до выхода на свободу, обиженный на Симона и Серого за их предательство по отношению к нему, написал из двойника ксиву общакового характера, в которой рассказал о их связях с тюремным начальством, опираясь на конкретные факты, не отрицая и своей вины. С его исповедью, в которой он изобличал Симона, Серого и себя в качестве мусорских пособников и просил перед выходом на свободу прощения у порядочных арестантов, ознакомились на спецкорпусе во всех камерах, после чего уже ни у кого на этот счет не осталось сомнений. После того, как наружу вылезли неопровержимые доказательства, подтверждающие связь Симона и Серого с тюремным начальством, их бывшие сторонники стали разбегаться как крысы с тонущего корабля по двойникам и “обиженкам”. Серого после этого из тюрьмы увезли, а Симона спрятали в двойнике вместе с каким-то обиженным. На этом война между ворами старой и новой формации, длившаяся при мне в Тобольской тюрьме более двух лет, окончилась. К весне 82-го года расклад на спецкорпусе был таким: из воров старой формации на плаву не осталось никого. Что касается воров новой формации, то Чиня к тому времени освободился, Зури по окончании тюремного режима выехал, Ишхан из-за допущенных ошибок был лишен воровского титула, но оставлен в порядочной камере, Коку с туберкулезом легких перевели на больничный корпус, где он находился вплоть до моего выезда из тюрьмы. Связи с ним почти не было. В результате спецкорпус на какое-то время остался без воров, и как-то само собой получилось, что камера, в которой сидели Боря Галим, Серега Боец (будущий вор в законе) и я, оказалась в центре внимания, и к нам стали обращаться из других камер за советом по многим возникавшим у них вопросам. К началу лета в тюрьму прибыли грузинские воры Тото и Авто, а также узбекский вор Юлдаш, которые также стали считаться с мнением нашей камеры. Но наиболее близкие отношения у нас сложились с Тото. Его слово среди воров было решающим, а он, в свою очередь, советовался с нами по многим вопросам, которые касались положения в тюрьме и тех или иных арестантов. У всех троих был черный режим. Из воров старой формации незадолго до моего выезда из тюрьмы пришел на полосатый режим Донец, которого воры новой формации поначалу признавать отказались. Однако это не помешало нам поддерживать с ним переписку и хорошие отношения. Через некоторое время Донец найдет общий язык с ворами новой формации, и к началу 1983 года понятие старые и новые воры в Тобольской спецтюрьме навсегда уйдет в прошлое. Однако скрытое противостояние между славянскими и кавказскими ворами имеет место по сегодняшний день. Что касается тех, кто по указанию тюремного начальства пытался заставить меня силой признать ворами Симона и Серого, то месяца через три-четыре после того злополучного случая Кока, случайно встретившись со Свистом в больничной камере, разобьет ему голову. Последствия той встречи оказались для Свиста плачевными, но и Коке тогда не повезло, он немного перестарался и получил 15 суток карцера. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")
Упомянуты: Силич С. С. (Силыч), Цатава З. К. (Кочо Гальский), Члаидзе П. Г. (Паат Большой), Надареишвили В. П. (Кокиня), Мхитарян О. А. (Отар Кривуша), Вачиберидзе А. А. (Тико), Коростылев В. Н. (Коростыль), Коберидзе К. К. (Кока), Заманов В. Б. (Карзуба Вагиф), Удумашвили З. Г. (Крестик), Ашуров Ю. А. (Юлдаш Бостанлыкский), Ишханов Л. С. (Ишхан Батумский), Донцов А. С. (Донец), Бойцов С. А. (Боец), (Гого), Чентемиров В. А. (Чиня)
Тюменская область, СТ-2 тюрьма; Тобольск.

Вагиф известен на весь Союз, в основном, сидел в крытой Владимира. В 80 году был на Харпах, оттуда ушел в СТ-2 Тобольска. По приходу в СТ встретили, как подобает встречать Вора. Был самый авторитетный в Тобольской крытой, без его ведома ничего другие Воры не делали, его слово было закон для остальных Воров, все придерживались его мнения. Было все нормально, пока он не узнал, что вся тюрьма платит дань, то есть до него в крытой Воры собирали по 50 коп с человека. Когда он это узнал, он спросил остальных Воров, что это за дань тут наложили и кто? И сказал всей тюрьме, чтобы больше никто от себя не отрывал и не гнал, не может быть здесь никакой дани, а кто это придумал, тот ответит за все. С этого начались междоусобицы среди Воров, они стали лить на Вагифа всякую грязь, травить на него и мужиков и фраеров, объявили его блядиной за то, что он запретил собирать дань и перекрывать дороги на другие хаты. Они обвинили его в том, что он якобы в хороших с лохмачами и дает им указания кого грабить, а кого нет и то, что он связан с оперативниками. На самом же деле это все неправда, это ложь, которая нужна была Вахтангу, Авто, Тато, Коки, Паатам обоим, чего они и добились. От Вагифа многие отвернулись, в основном, из забоюсь, потому что был прогон, что кто будет поддерживать связь с ним, тот будет объявлен гадом и из-за этого многие прервали с ним связь. Вагиф на самом деле самый честный и справедливый был там в то время с 81 по 86 г. Он никогда человека не оскорбит незаслуженно, всегда поделится последним и если человек по молодости заблудился, то всегда подскажет, никогда не преследовал какую-то корыстную цель. В камере себя ведет как простой человек, никогда не подчеркнет, что он Вор и выше всех, всегда поговорит на любую тему, любит посмеяться и повеселиться, одним словом, веселый человек и справедливый. Ему часто Воры в Тобольске говорили, почему он так себя ведет с массой, будто он такой, как они, а не Вор. Он им говорил, что никогда не надо показывать и подчеркивать, что ты Вор, это они и так все знают, кто я и подчеркивать это не к чему. Он не высокомерен, прост, а остальные грузины, которых перечислил, это очень высокомерные и кровожадные, за любой проступок у них одно – сломать, а не поправить человека. Вот это все Вагифа бесило и он с ними начал воевать. Хоть они его и не признали, а объявили блядиной, его знает весь Союз и говорят, что за Вагифа не у одного голова полетит. Когда он освободился, ездил в Грузию и в Москву на сходки и там все пояснил за Тобольскую тюрьму и там сказали, что за все это кто там был в то время будут отвечать по всей строгости. Вагиф же Вор, он был им и будет и его признают везде.

Толик Донец в основном постоянно был во Владимире, его знают как всесоюзного Вора, в преступном мире пользуется авторитетом. С Вагифом он был вместе во Владимире и знают друг друга хорошо. Донец пришел в Тобольскую крытую после Вагифа. У Вагифа уже шла война с грузинами Авто, Вахтангом, Тато, Кокой, Паатой большим и маленьким, его объявили блядью. Когда Толик пришел, его встретили грузины нормально, он сразу написал Вагифу и узнал положение тюрьмы и также за канитель, случившуюся с Вагифом. Донец начал писать грузинам и их останавливать, они ему написали, чтобы не слушал Вагифа, это не Вор, а блядина. Донец начал с ними воевать за Вагифа, но те уперлись на своем. Тогда он им написал, почему перекрыли дороги на другие хаты, ведь это поступки блядские, а не воровские. Дороги были закрыты на те хаты, которые поддерживали связь с Вагифом. Грузины ответили Донцу, что дорог не закрывали, это фраера сами закрыли. Тогда Донец написал в те хаты и спросил, почему они закрыли дорогу на Вагифа и другие хаты? Те ему ответили, что так им сказали грузины, после чего Донец опять написал грузинам, что фраера пишут, что дорогу перекрыли по указанию Воров. Тогда те ему написали, если ты будешь впрягаться за Вагифа, то ты тоже как и он не Вор. Донца через оперативников, непосредственно через Соколова, затянули в хату, где сидели преданные им люди. Там Донца сильно избили, он попал в санчасть. Потом также поступили с Вагифом, тоже сильно избили, после чего Донец сказал грузинам: вы все не Воры, а мусора и его после этого отправили в Винницу.

Микеладзе Джемал Варламович (Арсен) признан в 1983 году в Тбилиси ворами Багдасаряном Р. М. (Сво Раф), Хундадзе К. Е. (Тато).

Чолоян Валерий Афоевич (Дипломат) не признан в 1984 году в Тбилиси вором Хундадзе К. Е. (Тато).

В 1984 году находился в СТ-2 тюрьме; Тобольск. В это время там находились: Заманов В. Б. (Карзуба Вагиф), Мамедов М. Д. (Мирон), (Гого)

В конце 84-го года меня вновь привезли в Тобольскую спецтюрьму, где я с первых же дней попал в самую гущу событий, связанных с дальневосточным авторитетом по кличке Джем, с которым мы были знакомы заочно давно, но встречаться до этого не приходилось. К моменту моего прихода в крытую у Джема были серьезные проблемы из-за того, что он самовольно объявился вором в законе. И семь воров: Дато Ташкентский, Вахтанг Кокиня, Коля Якутенок, Мирон, Тимур, Роин и Донец, находившиеся в то время в Тобольской тюрьме, предъявили ему претензии. От их лица по всей тюрьме был сделан прогон, что Джем не вор, а самозванец со всеми вытекающими из этого последствиями. Положение Джема было критическим, он совершил то, что по воровским законом не прощалось. После распределения этапа Джема по его просьбе посадили в камеру на спецкорпусе, где сидел его земляк из Комсомольска Юра Клим и мой близкий друг по предыдущей крытой Сергей Бойцов (по кличке Боец) из Иркутской области. До этого мы с Бойцом и дземговским авторитетом Борей Галимом (близким другом Джема) сидели в одной камере, и Галим много хорошего рассказывал нам о Джеме. В первые же дни по моему приходу в крытую они написали мне, что Джем самозванец, слесарь, химик, хулиган и призывали к тому, чтобы я от него отвернулся. Воры тоже написали мне о Джеме много плохого с той целью, чтобы я его не поддержал. И те, и другие были в отношении Джема правы. Помимо того, что он освободился досрочно по заявлению и самовольно объявился вором в законе (что само по себе уже непростительно), имелись и другие более чем веские причины, по которым он не мог претендовать на титул вора. Во-первых, будучи прирожденным хулиганом, он не жил на свободе за счет воровства, что являлось главным условием для вступления в воровское сообщество. Во-вторых, будучи перед этим в Тобольской спецтюрьме в 76 - 79 гг., он работал на производстве, где делалась путанка для запретных зон, что считалось среди порядочных арестантов, не говоря уже в ворах, западло. В-третьих, на этом же производстве он какое-то время работал слесарем-бесконвойником, то есть в то время как другие заключенные находились под замком, он гулял свободно по рабочему корпусу. Подобное могли себе позволить только те, кто пользовался доверием у начальства. Как правило, бесконвойники в порядочных камерах не сидели. Помимо прочего Джем в предыдущую крытую вел на рабочих корпусах тайную, но очень активную пропаганду против воров в законе, в пику которым выставлял созданный им “союз истинных арестантов”, за что по указанию воров был избит в одной из порядочных камер на спецкорпусе, куда попал в 79-м году незадолго до выезда из тюрьмы. (С Нукзаром, по кличке Хося, одним из тех, кто бил тогда Джема, я знаком лично). И вдруг через несколько лет после всех этих событий, когда стало очевидно, что современная воровская идеология не только прижилась в России, но и набрала вес, Джем публично объявил о своей сопричастности к воровскому сообществу, которое усиленно перед этим критиковал. Причем он сделал это самовольно, не считаясь с воровскими традициями. В то время на всем Дальнем Востоке не было ни одного своего вора в законе, тогда как в любом захудалом грузинском городке имелись воры чуть ли не на каждой улице. И это многим арестантам не нравилось. В российском преступном мире о людях судили не по национальным признакам, а по их делам и поступкам, но в то же время у многих возникал вопрос: почему в огромной многонациональной стране, где большая часть населения – русские, почти все воры оказались грузинами? В момент прихода Джема в крытую тюрьму из семи находившихся там воров, за исключением Донца и Якутенка, которые не имели решающего голоса, пятеро были грузины. Исходя из этого, ситуация с Джемом приняла национальную окраску и, выплеснувшись за пределы Тобольской тюрьмы, оказалась в центре внимания российского криминального мира в свете геноцида кавказцев по отношению к русским. Сложившаяся ситуация “ни войны, ни мира” помогла Джему и его сторонникам выиграть время, в течение которого Бойцу удалось связаться с авторитетным грузинским вором Тото, находившимся в тот момент на свободе, с которым у него, Галима и меня сложились близкие отношения по предыдущей крытой. Несмотря на грузинское происхождение, Тото был интернационалистом. Пользуясь большим авторитетом среди грузин, он, в то же время имел немало друзей и среди русских. О Джеме он был наслышан и хорошо знал обстановку на Дальнем Востоке. Узнав от Бойца о сложившейся ситуации в Тобольской тюрьме, где был до этого дважды, он не только не отмахнулся от столь скользкого вопроса, но и подключил к нему ряд воров на свободе. В своем письме к ворам, находившимся в Тобольской тюрьме, он просил их подойти к вопросу с Джемом более дипломатично, учитывая сложившуюся обстановку. Поддержали Джема в этом вопросе и такие авторитетные грузинские воры, как Кока и Паата Большой, которые сидели на Дальнем Востоке и имели там много друзей. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

Самниашвили Гела Арчилович (Гела) не признан в 1985 году в Грузии вором Хундадзе К. Е. (Тато).

Находился в ИТК-5; Усть-Кут.

Находился в СТ-2 тюрьме; Златоуст.

Убит 18 октября 1986 (асфиксия) найден мертвым на улице в форме летчика, Тбилиси.
Похоронен в Кукия, Тбилиси. На похоронах присутствовал Микеладзе М. Д. (Мамука).

Обновления


Обновлены сведения о коронации.

09.06.2022 в 12:42

Отмечен на гостевой фотографии "Фото из альбома Тато Хундадзе"

01.02.2022 в 20:55 1569

Внесены изменения в персональные данные.

16.11.2020 в 07:37

Добавлены сведения о месте заключения.

10.09.2020 в 22:45

Отмечен на гостевой фотографии "2) Каллистрат Хундадзе (Тато), 3) Темур Датунашвили (Гия)"

27.03.2020 в 17:25 3421

Внесены изменения в персональные данные.

23.03.2019 в 11:11

Внесены изменения в персональные данные.

20.03.2019 в 18:21

Добавлены сведения о месте заключения.

05.03.2019 в 15:38

Добавить фотоФотографии


Комментарии


Беттинг17.10.2022 00:16

Биография Бойца.
Пользовался огромным влиянием из-за своих строгих принципов и умения их отстаивать. Тюремщики пытались сломать Бойца множество раз, а он готов был зашить себе рот, лишь бы не выполнять их приказы. Невероятная жесткость характера сочеталась в нем с поэтическим даром и жаждой справедливости, что закономерно закончилось убийством на закате лихих 90-х...
Местом рождения одного из самых принципиальных Воров в законе Сергея Бойцова, 16 октября 1960 года стал небольшой городок Зима в Иркутской области. Примечательно, что этот населенный пункт подарил стране также актрису Марину Яковлеву и поэта Евгения Евтушенко. Сергей и сам писал стихи, многие из его современников признавали их весьма талантливыми.
Однажды, прочитав творение Евтушенко, где тот слегка с пренебрежением отозвался о своих молодых земляках — мол, юные зимовчане смелы, лишь когда собираются толпой, — Боец сочинил поэтический ответ Евгению и отослал его адресату. И получил ответ: поэт высоко оценил способности Сергея и советовал тому развивать талант.
Легко Бойцу давались не только стихи: будучи подростком с очень непростым характером, в школе он учился хорошо, не ограничивая свои познания обязательными предметами. Особенно полюбилась юноше философия: книги он искал в местной библиотеке, а изучив их, любил подискутировать с окружающими на волнующие его темы. Да и научные дисциплины, входящие в учебный план, он схватывал на лету. Довольные успехами школьника учителя предрекали ему карьеру ученого...
Но они не угадали — их любимый ученик стал Вором. Первый раз Сергей попался в 14 лет на карманной краже. Однако от колонии для несовершеннолетних его тогда спасла отличная характеристика из школы. Суд учел успехи в учебе и 7 апреля 1975 года приговорил обвиняемого к одному году исправительных работ.
"Исправлялся трудом" Сергей всего четыре месяца, после чего вновь угодил в руки стражей порядка после налета на местный магазин. На этот раз избежать заключения ему не удалось: получив два года лишения свободы, Боец, вместо ожидаемых учителями университетов, отправился на нары. Освободился в 1977 году и вскоре сам стал жертвой преступления. Местные Зиминские противники, которым очень не нравились лидерские задатки Бойца, просто решили подло его убить. Когда он ехал по одной из улиц города на мотоцикле, один из негодяев подставил обычную тренировочную рапиру на встречу. Клинок, который прошил тело Бойца насквозь и прошел немного выше сердца, во время тяжелой операции извлекли медики. Пациент потерял много крови, но выжил.
Впрочем, после этого Боец на свободе пробыл недолго: годом позже, 9 марта 1978 года, он ввязался в кровавую драку. Молодой человек вступился за девушку, которую пытались обидеть хулиганы, однако сам попал на скамью подсудимых по статье 206 УК РСФСР "Хулиганство". Кроме того, положение парня усугубило то, что при задержании у него обнаружили пистолет. Где Боец разжился огнестрельным оружием, он пояснять отказался. Приговор суда — три года лишения свободы — не вызвал у него никаких эмоций. Но случилось так, что на волю он вышел лишь 20 лет спустя...
Оказавшись за решеткой, Боец умудрился организовать бунт в колонии. Всего за год Сергей обзавелся большим авторитетом среди арестантов. Те зауважали его в первый же день, когда он содрал с робы нашивку с порядковым номером зэка и отказался от всяческих контактов с администрацией.
В момент, когда сокамерники бодро перечисляли заглянувшим в камеру надзирателям свои статьи УК, Бойцов стоял молча, а прямые вопросы к нему просто игнорировал. Работать арестант также напрочь отказывался. За такое неповиновение Боец был неоднократно бит и подолгу гостил в карцере. Но каждый раз, возвращаясь в камеру, он брался за старое. Кончилось все тем, что арестанты, воодушевленные таким примером, решили массово поддержать уважаемого ими бунтаря.
Восстание было успешно подавлено, а зачинщик снова попал под суд. Поскольку во время тех событий были серьезно ранены надзиратели и областной прокурор, в качестве "подарка" к Новому году Бойцов получил солидную прибавку к сроку — 15 лет. Этот приговор был оглашен в Иркутском областном суде 28 декабря 1979 года.
Вскоре после вынесения сурового вердикта случилось еще одно неприятное для арестанта событие: его перевели в так называемую "Тобольскую крытку" — одну из самых страшных тюрем СССР. О зверствах, которые творились в ее стенах, в преступном мире ходили легенды. По слухам, осматривая прибывших новичков на предмет проноса "запрещенки", тюремщики могли вырвать у зэка золотые коронки или, заставив испражняться в их присутствии, требовали, чтобы арестант промыл свои фекалии через сито.
Путешествие в карцер, которое и так лишено всякой радости, в Тобольской тюрьме и вовсе напоминало пытку времен инквизиции: перед отправкой в крошечную промозглую каморку, которая либо была по щиколотку полна ледяной воды, либо преднамеренно заселена крысами, провинившегося заключенного заставляли раздеваться догола. Смерть сидельцев никого не удивляла — такие происшествия запросто списывались на несчастный случай. Побывавшие в тобольской "крытке" зэки говорили, что у попавшего туда арестанта было два пути — сломаться или терпеть, закалив свой характер до предельного уровня. Учитывая все предыдущие события в жизни Бойца, неудивительно, что он выбрал второй путь. Закалки у него и так хватало: практически сразу после своего прибытия в тюрьму Сергей вступил, казалось бы, в неравный бой с одним из надзирателей, который принялся прессовать новичка. Для тюремщика это закончилось серьезной травмой головы, после которой он остался инвалидом, а дело Бойцова снова отправили в суд...
Содеянное им потянуло еще на 15 лет. Но, поскольку сроки не суммировались, а более короткий лишь поглощался более длинным, Сергею предстояло отсидеть все те же 15 лет. После суда Бойцов вернулся в Тобольск, где выяснилось, что его авторитет среди арестантов поднялся до невиданных доселе высот. И пусть в то время Боец еще не имел воровского титула, зэки нередко обращались к нему за советом или просили рассудить ту или иную ситуацию. Сергей никому не отказывал и не упускал момента даже в тюрьме предаваться философским рассуждениям.
В 1985 году Боец принял непосредственное участие в решении судьбы дальневосточного авторитета Евгения Васина "Джем". Тот прибыл в тобольскую тюрьму уже проштрафившимся, самовольно провозгласив себя "вором в законе". За это его ждала серьезная кара: проступок, согласно воровскому кодексу, карался смертью. Впрочем, не все арестанты жаждали крови Васина — одним из тех, кто заступился за него, оказался Боец. Он решил при помощи малявы — воровского послания — рассказать о происходящем грузинскому вору в законе "Тато", который в то время считался одним из главных криминальных авторитетов.
Ознакомившись с раскладом, Тато решил все-таки вмешаться в конфликт, назревающий в тобольской "крытке". Именно благодаря его интересу "делом Васина" занялся "воровской судья" Дато Цихелашвили "Дато Ташкентский", который в конечном итоге принял решение короновать Евгения.
Бойца вскоре после коронации Джема перевели в колонию сибирского поселка Горный, откуда он был этапирован в Новосибирск. Оказавшись в новом месте, Боец вновь принялся отстаивать свои принципы излюбленным методом — при помощи открытых конфликтов с надзирателями и тюремным начальством. Конечно, не обошлось без драк, в одной из них в феврале 1989-го опять пострадал надзиратель. Как то раз, прапорщик хотел доставить Бойца в изолятор, Сергей ему сказал: "Все дела сделаю и сам приду". Прапорщик схватил Бойца и попытался доставить его силой, после чего был избит Бойцом прямо на плацу. После этого, Бойцову добавили к сроку ещё три года и отправили в Тулунскую тюрьму — место, где ломали самых непокорных авторитетов.
Прибыв в Тулун, Боец угодил на знаменитый в исправительном учреждении четвертый этаж, выделенный тюремным начальством под непокорных преступников, в том числе и воров в законе. В отличие от тобольской "крытки", там были свои методы: например, Боец неоднократно пробегал "штрафную дистанцию" — расстояние от своей камеры до первого этажа через строй специально прибывших омоновцев, задача которых состояла в избиении бегущих арестантов резиновыми дубинками. Однако, несмотря на это, именно в Тулунской тюрьме Бойца ждало долгожданное событие — его короновали в воры в законе.
Случилось это не только благодаря его 15-летнему безупречному для воровской касты тюремному стажу, но и знакомству с "патриархом" уголовного мира Вячеславом Иваньковым "Япончик". Тот как раз хотел установить свое влияние в Иркутской области, но понимал, что для этого ему нужны надежные ставленники, в идеале — местные авторитеты. Такими Япончику виделись Боец и его земляки: Александр Моисеев "Мася" и Владимир Соломинский "Солома".
Судьбы Бойца и Маси оказались переплетены не только по ту сторону закона: после гибели Моисеева в 1991 году Сергей сначала финансово помогал его семье, а потом и вовсе женился на вдове друга. При этом знающие Бойца люди отмечали, что сделал это вор не только из-за любви к женщине, но еще и из-за чувства долга перед семьей усопшего товарища.
В 1993 году Боец был переведен в знаменитую тюрьму "Владимирский централ". Там за него взялись с новой силой и усердием: тюремщики поставили себе задачу - прицельно сломать именно этого вора. Слухи о несгибаемой воле которого ходили по всем тюрьмам и колониям. Зная, что Боец на контакт с надзирателями однозначно не пойдет, те придумали способ, как почаще применять санкции к непокорному арестанту.
Его принялись постоянно назначать дежурным, в обязанности которого входило оглашать количество зэков в камере. Само собой, Боец даже не собирался подчиняться, каждый раз делая вид, что не замечает вошедших тюремщиков. Тем только того и надо было: раз за разом его скручивали и водворяли в карцер на 15 суток. А как только срок наказания истекал, Боец снова назначался дежурным — и все повторялось.
Неизвестно, сколько бы длилось противостояние вора и тюремного руководства, если бы не случай в 1995 году. К этому времени Боец сильно сдал в плане здоровья: из-за жуткого холода в карцере у него появились проблемы с суставами и начала отказывать левая рука. Надзиратели, предвкушая скорую победу, с намеченного пути не сворачивали и продолжали требовать от арестанта доклада...
Однажды они вошли в камеру и уже готовились отвести бунтаря в карцер, как вдруг увидели лицо Бойца и от неожиданности лишились дара речи: рот вора был зашит черными нитками. Изумленные такой силой духа тюремщики не стали больше его трогать...
Помимо противостояния тюремной администрации, Боец успевал решать рутинные вопросы в криминальном сообществе. Во Владимирском централе он пользовался огромным авторитетом и, даже находясь в карцере, умудрялся разрешать проблемы арестантов. Также он стал крестным отцом вора в законе Александра Северова "Саша Север"— друга певца Михаила Круга, которому тот посвятил свою самую знаменитую песню "Владимирский централ".
Тем временем подошел срок, когда Бойцу следовало оказаться на свободе: стены тюрьмы он покинул в феврале 1998 года, когда ему уже было 37 лет. Первое время авторитет путешествовал по России: например, побывал в Комсомольске на Амуре, в гостях у Джема. Так же ездил в Армению, к своему другу "Арутику". Во время поездок Боец постепенно привыкал к новым жизненным реалиям — несмотря на то, что пик бандитских разборок миновал, времена по-прежнему оставались смутными. Присутствовала неразбериха и на "криминальной арене" родной Бойцу Иркутской области. Ещё находясь в тюрьме, Боец сам говорил "Кто-то не хочет, чтобы я появился на свободе и тем более в Иркутской области"
Боец хорошо понимал, что "Япончик" возлагал на надежного и бесстрашного крестника особые надежды. Боец, в свою очередь, старался оправдать все чаяния крестного отца — но к моменту своего освобождения он, по сути, остался один. Масю убили в 1991 году: его автомобиль, начиненный взрывчаткой, взлетел на воздух на Падунской трассе города Братска. В 1995 году в Москве на Хорошевском шоссе расстреляли Солому. В 1996 в Иркутске убили Акбашенка, в Ангарске Лазаренка.
В Иркутской области, Боец столкнулся с неприязнью местных отморозков: молодая бандитская поросль отказывалась беспрекословно подчиняться даже такому авторитету, как он. Все действия "братвы нового поколения" были направлены лишь на собственное обогащение.
Летом, 1998 года, враги Бойца сумели подмешать в еду авторитета мышьяк. С тяжелым отравлением вора доставили в больницу, где врачам удалось вытащить пациента с того света.
В конце 1998 года, накануне зимних праздников, Боец так же, чуть было не распрощался с жизнью. У дома 114 по улице Трилиссера в Иркутске раздался мощный взрыв. Это взорвалась начиненная тротилом автомашина "Тойота-Краун", оставленная "доброжелателями" у подъезда девятиэтажки. Кроме мощной взрывчатки, багажник "Тойоты" был начинен разными железяками (трубами, гайками, старой батареей). "Тойота" стояла так, что Боец, парковавший свою машину обычно в одном и том же месте, пострадал бы, если не от осколочных ранений, так от мощной взрывной волны. Однако по чистой случайности его водитель на сей раз, поставил машину немного по-другому, чем всегда. Какие-то полметра спасли Бойцу жизнь. Его телохранителю и двум соседям Бойца повезло меньше — от полученных ранений они скончались...
19 февраля 1999 года, Боец и его земляк Андрей Верещагин прибыли с визитом в Москву. 21 февраля, должна была состоятся сходка в "Метелице", где должен был быть решён "официальный вопрос" Верещаги. Остановились на Мосфильмовской улице, в квартире одного знакомого, адрес которого они привезли с собой из Иркутска... Утром, 20 февраля Бойцов и Верещагин вышли из подъезда и направились к своей машине, совершенно не обращая внимания на припаркованные неподалеку Жигули и BMW.
Как оказалось, зря: в салонах этих авто сидели киллеры, которые, едва завидев цели, открыли по ним шквальный огонь. Прибывшим на место медикам осталось только констатировать смерть: Боец и Верещага были изрешечены пулями и не подавали признаков жизни. Немногим позже на улице Дружбы стражи порядка обнаружили тот самый BMW, на заднем сиденье которого лежали два пистолета-пулемета. То, что действовали не дилетанты, а профессионалы, стало ясно сразу: рукоятки оружия были обернуты мятой фольгой, с которой невозможно снять отпечатки пальцев. Убийц Бойца так и не нашли.
Похоронили Вора на Ново-Ленинском кладбище в Иркутске. На его могиле установлен обычный, без лишнего пафоса памятник с надписью: "Помним, любим, скорбим". Такая же плита венчает могилу погребенного рядом Андрея Верещагина. Впрочем, при жизни Боец успел воздвигнуть себе другой памятник — нерукотворный: в интернете по сей день гуляют стихотворения, которые нередко цитируют как "поклонники" Бойца, так и те, кто понятия не имеет, чем на самом деле был славен Сергей Бойцов. (Криминальная История Иркутска)

Упомянуты:

ответить

senakski01.03.2021 23:32

труп тато наеден в городе тбилиси, в районе сололаки...експерт А.Гежадзе сказал что , желудке наеден маленький контейнер с наркотиками,аказивается что от милиции он бегал и проглотил етот контейнер и било у него асфиксия. от чего и умер бедный.. а так Тато имел весь воровском в мире.

ответить

Чапал24.09.2019 15:12

Выходит тато родного брата тормознул? Наверное не отел что бы брат шёл по криминальной жизни. Мол родню жалко. Чирканите кто вкурсе

ответить

Неизвестный Бродяга06.06.2019 18:51

Как слышал совсем ни давно, Тато перви срок матал за убиства.. кто знаете точно напишите это правда или нет. целую историю расказивали мне, история очень грустная..

ответить

Неизвестный Бродяга21.03.2019 12:58

Причина смерти Тато - Асфиксия. убит.

ответить

ya ponchik20.03.2019 18:18

Тато родился 4 мая 1956 года, убит в 1986 году. Так гласит архив... пожалуйста измените. Архив не дал информацию о дате Ванико. Они сказали: мы не можем, потому что он жив.

ответить

Неизвестный Бродяга21.03.2019 12:49

Во первих спасибо Брат! дата рождения помоему правда, но надо уточнит дата смерти.. а что касается Ванико, он умер давно. но что сказал архив, этого тоже есть свой причини.

ответить

Неизвестный Бродяга30.09.2017 15:09

Интересно, у Тато ни было Кресники?! Черканите кто знаете

ответить

Неизвестный Бродяга02.04.2017 00:42

Такой легендарный вор и день рождения неизвестна.. царство небеное тебе Тато !!

ответить

Неизвестный Бродяга06.02.2017 17:45

Слышал Арсену ни в Тбилиси а в Сочи восстановили Тато и Сво, Напишите кто знаете об этом

Упомянуты:

ответить

Неизвестный Бродяга14.12.2016 17:04

Легендарный Тато Хундадзе...

ответить

Крымский11.07.2016 19:37

Тато было всего 31, Омару Бойову 35 когда их не стало. Они родились Ворами и оставили о себе большую память не смотря что давно покинули этот мир.

ответить

katala18.06.2016 02:26

eta ni tak bila vafshe, miqeladze tarmaznul svoi rafik na 7 let, posle asvabajdenia tato xundadze katori sidel 7 let vsibire, tato paixal krafuku i paprasil za arsena i tot dal rasxod, 7 let bil arsen na tarmazax eta vse znaiut, tato bil ochin avtaritetnim maladim vora,, kromi tato ne kto ni smog paprasit za arsena to vremia

Упомянуты:

ответить

Артем11105.06.2016 19:12

Не ШАКРО помогал Арсену вернуть ИМЯ!! Если честно ШАКРО В ТО ВРЕМЯ БЫЛ ДАЛЕКО НЕ ТОТ ШАКРО КЕМ ЯВЛЯЕТСЯ НА СЕГОДНЯ , там больше ТАТО ХУНДАДЗЕ ПОДСУЕТИЛСЯ, еще ЮРА ЛАКОБА СИЛЬНО ХОТЕЛ ЧТОБЫ АРСЕНУ ИМЯ ВЕРНУЛИ! Юра говорил про Арсена что мало кто так знает ВОРОВСКОЕ КАК АРСЕН МИКЕЛАДЗЕ И ПОЭТОМУ ОЧЕНЬ НЕ СПРАВЕДЛИВО ЧТО АРСЕН ХОДИТ БЕЗ ИМЕНИ

Упомянуты:

ответить

Неизвестный Бродяга25.02.2016 20:25

тато убит 1987 году,кто нибудь обисните меня как он короновал рамаз 1993 году?

ответить

Неизвестный Бродяга06.02.2016 16:07

тато умер 1987 году,ну как он короновал рамаз 1993 году?!

ответить

katala12.01.2016 13:11

valiuta shlushai sho ia tebe skaju, qto piutit suk on teje suka, qto takie vaqshe sakvarelidze i bzikadze??? bez rozo i patiko ani bili uje trupami ia vibliani,i za avtariteta aca bzikadze ivo uvajali, ti vafshe paniamaish kavo ani ubili? ti qto takoi sho takie slavami gavarshi pro varov kak rezo i amiran i nono, atec bdzikaze kagda uznal sho natvaril ivo sin i sakvarelidze at goria umer i eta znaish vafshe, zura bzikadze vsio znal na 5 i znal kto ivo sin, vorubicami bili ani, spomni kak vijil vibliabni posle pastupka bzikadze, a gogo chiqovani nikagda ne dalublival rezo, vashe to vermia grimeli rezo amiran paata robinzon roin tato nono ... i eta ne nravilas ni gogi ni robertu, eta uje drugoe, anashot sakvarelidze gde on balgarie da, da aon tam akofi sdelal i sidit tam i dastat ochin trudna, no pridiot vremia i mi isho uslishim etu istoriu, admin ni blakirui etat kamintari

Упомянуты:

ответить

katala11.01.2016 00:25

da eta pravda, eta vsi shlo at roberta kalandadze, rezo bil ochin maladim tagda i bil uraganam, ni znaiu tochna, robert priuchit rezo za stota i padaslal vaxo darmelidze s tato xundadze i arsenam miqeladze, tato dal kakiita dengi i tam nixvala ilishota ni ak bila tochna ni pomniu, tato uje abijen bil iza brata vano, rezo isho maladoi ne ponil sho eta bila pactava i sarvalsa i udaril tato, ni spotde da misha12 prav tato astanavil rezo a vaxo i arsen porisustvali, eta vsio robert kalandadze splaniraval, on znat spilchivi xaraqter rezo, mishka 12 stvaim dedam toje rebert zamutil, kakbuta prauchili rezo no rezo vsigda bil varom i varom umer, jal akix varov bolshe net kakim bil rezo

Упомянуты:

ответить

1 2

Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

ФИО:

Хундадзе Каллистрат Еремеевич

Воровское имя:

Тато

Дата рождения:

4 мая 1956 (66 лет назад)

Место рождения:

Тбилиси

Проживал:

Тбилиси, Чугурети, Плеханова, ул. Калинина 105

Национальность:

грузин

Статус:

Вор

Коронован:

в 1973 году (в 16 лет)

где:

Тбилиси

кем:

Ишхнели И. В. (Ираклий Тбилисский), Микеладзе Д. В. (Арсен), Ломтадзе Х. М. (Хангиз), Манагадзе М. А. (Михей)

Родственные
связи:

Брат

Хундадзе И. Е. (Ванико)

Конфликты:

Гамцемлидзе Р. Д. (Гедемос Бичи) (раскороновал)

(1985)

Самниашвили Г. А. (Гела) (раскороновал)

Хундадзе И. Е. (Ванико) (раскороновал)

(1984)

Чолоян В. А. (Дипломат) (раскороновал)

(1985)

Каландадзе Р. А. (Роберт)

Тбилиси

Убит:

18 октября 1986 (35 лет назад, в возрасте 30 лет)

где:

Тбилиси, найден мертвым на улице в форме летчика

причина:

асфиксия

похоронен:

Тбилиси, Кукия

Copyright © 2006 — 2023 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.