Основной адрес: https://www.primecrime.ru
Зеркала сайта:
https://primecrime.net
https://vorvzakone.ru
https://russianmafiaboss.com

музей истории воровского мира

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Барабанов Николай Иванович

13 января 1927 —

за вчера: 2

за всё время: 23920

Информация


Барабанов Николай Иванович родился 13 января 1927 в Снежном, Донецк (Сталино).

22 сентября 1946 года задержан в Снежном (170 п.г, 196 УК УССР).

15 ноября 1946 года Снежненский суд (Украина) осудил на 7 лет по ст. 170 п.г, 196 УК УССР. Начало срока: 22 сентября 1946 года. Окончание срока: 22 сентября 1953 года.

10 сентября 1947 года Тальновский суд (Украина) осудил на 6 лет по ст.1 ч.1 Указа ПВС СССР от 04.06.1947 г. Начало срока: 15 августа 1947 года.

В 1948 году находился в В; Астраханский ИТЛ (Астрахлаг).

25 августа 1948 года Спецлагсуд ИТЛ "В" (Астраханская область) осудил на 5 лет по ст. 58-14 УК РСФСР.

26 августа 1949 года АГАПОВ Ю.А. и БАРАБАНОВ Н.И., следуя этапом на пароходе "Ногин" из бухты Ванино в бухту Нагаево, размещались в трюме №2, где встретили заключенного ИВАНОВА А.П., и на почве бандитских побуждений договорились между собой о его убийстве. 26 августа 1949 года АГАПОВ и БАРАБАНОВ обманным путем завлекли ИВАНОВА на свои нары и петлей, сделанной из майки, удушили его, а труп сбросили в люк трюма, откуда он впоследствии был извлечен.
Упомянут: Агапов Ю. А.
Хабаровский край, Ванинский ИТЛ (Ванинлаг).

23 сентября 1949 года задержан в Магаданской области (59-3 УК РСФСР).

31 декабря 1949 года В/т войск МВД при Дальстрое (судья Кац) (Магаданская область) осудил на 25 лет по ст. 16, 59-3 УК РСФСР. Начало срока: 23 сентября 1949 года. Окончание срока: 23 сентября 1974 года.

Также был осужден: Агапов Ю. А. (25 лет, 16, 59-3 УК РСФСР).

14 мая 1954 года находился в ЛП "бывший женОЛП"; Сусуман. В это время там находились: Мерзляков А. С. (Стропило), Живов В. В. (Живой), Мелик-Акопов Г. С. (Колька Турок), Степанов Н. А. (Золотой), Ермащук В. В. (Бриллиант), Никульников И. А. (Питерский), Ведерников Н. Г. (Чеканашка), Туков Т., Фомин, Забара

15 мая 1954 года прибыл в ИЗО Сусуман. Вместе с ним прибыл Живов В. В. (Живой)

22 июня 1954 года задержан в Магаданской области (59-3 УК РСФСР). Также был задержан: Туков Т..

30 декабря 1954 года Магаданский областной суд (судья Симаков) (Магаданская область). Вердикт суда: смертная казнь по ст. 59-3 УК РСФСР. Начало срока: 14 мая 1954 года.

Также были осуждены: Живов В. В. (Живой) (смертная казнь, 59-3 УК РСФСР), Степанов Н. А. (Золотой) (смертная казнь, 59-3 УК РСФСР), Никульников И. А. (Питерский) (смертная казнь, 59-3 УК РСФСР), Ермащук В. В. (Бриллиант) (смертная казнь, 59-3 УК РСФСР), Ведерников Н. Г. (Чеканашка) (смертная казнь, 59-3 УК РСФСР), Туков Т. (смертная казнь, 59-3 УК РСФСР), Мерзляков А. С. (Стропило) (смертная казнь, 59-3 УК РСФСР).

9 марта 1956 года Магаданский областной суд (Магаданская область) осудил на 25 лет по ст. 59-3 УК РСФСР.

Также был осужден: Степанов Н. А. (Золотой) (10 лет, 59-3 УК РСФСР).

10 июля 1961 года суд г. Херсон (Украина) признан ООР. Вердикт суда: признан ООР.

Умер в Москве, дата неизвестна.
Похоронен на кладбище в Москве.

Находился в ЛО-3 "Широкий".

Находился в Тюрьма-1 "Лукишкской тюрьме"; Вильнюс.

Находился в СТ-1 тюрьме; Гродно.

Судимости


Дата

Суд

Приговор

Начало срока

Конец срока

Освободился

Статья

15.11.1946

Снежненский

7 лет

22.09.1946

22.09.1953

170 п.г, 196 УК УССР

10.09.1947

Тальновский

6 лет

15.08.1947

ст.1 ч.1 Указа ПВС СССР от 04.06.1947 г

25.08.1948

Спецлагсуд ИТЛ "В"

5 лет

58-14 УК РСФСР

31.12.1949

В/т войск МВД при Дальстрое (судья Кац)

25 лет

23.09.1949

23.09.1974

16, 59-3 УК РСФСР

30.12.1954

Магаданский областной суд (судья Симаков)

смертная казнь

14.05.1954

59-3 УК РСФСР

09.03.1956

Магаданский областной суд

25 лет

59-3 УК РСФСР

10.07.1961

Херсон

признан ООР

Обновления


Отмечен на гостевой фотографии "Боря Барабанов и Володя Высоцкий, Якутия, 17.06.1976"

04.07.2022 в 20:53 1153

Обновлены сведения о событии в биографии.

31.12.2021 в 17:06

Добавлены сведения о месте заключения.

13.09.2021 в 17:13

Обновлены сведения о суде.

13.09.2021 в 17:13

Удалены сведения о месте заключения.

10.09.2021 в 17:10

Обновлены сведения о суде.

10.09.2021 в 17:10

Обновлены сведения о суде.

08.09.2021 в 11:49

Добавлены сведения о месте заключения.

03.08.2021 в 07:38

Обновлены сведения о суде.

03.08.2021 в 07:38

Удалены сведения о суде.

02.08.2021 в 14:41

Добавлены сведения о задержании.

02.08.2021 в 14:38

Добавлены сведения о суде.

02.08.2021 в 14:37

Обновлены сведения о суде.

02.08.2021 в 14:34

Добавлены сведения о задержании.

02.08.2021 в 14:34

Обновлены сведения о суде.

02.08.2021 в 14:33

Добавлены сведения о задержании.

02.08.2021 в 13:34

Внесены изменения в персональные данные.

02.08.2021 в 13:33

Добавлены сведения о суде.

06.07.2021 в 19:32

Обновлены сведения о суде.

06.07.2021 в 19:29

Внесены изменения в персональные данные.

06.07.2021 в 19:29

Внесены изменения в персональные данные.

10.04.2021 в 13:53

Удалены сведения о месте заключения.

31.03.2021 в 18:04

Обновлены сведения о суде.

11.12.2019 в 10:16

Добавить фотоФотографии


Комментарии


razi10.06.2015 00:26

Утром со старателями Володя пошел на полигон. Там ревели бульдозеры, вгрызались в вечную мерзлоту. Он снова встал за гидромонитор. Весь день пробыл на участке, беседуя с рабочими. А потом сказал: «Знаешь, Вадим, у этих людей лица рогожные, а души — шелковые…»
На Бирюсе Миша Алексеев делал съемку местности теодолитом. Он торопился, а, как на грех, рейку ставил рабочий, никогда этим не занимавшийся и все делавший невпопад. Миша ругал его, материл, но это не помогало. Вдруг из перелеска выходит человек в выцветшей майке, в кепке, беззаботно жует травинку и говорит Мише с кроткой улыбкой:
— Что ты кричишь? Жизнь так прекрасна. Мир такой тихий. Утро такое раннее… Миша на него вскинулся:
— Ты еще откуда выискался?! Если такой умный, сам возьми рейку и носи! Тот послушался и с тою же миролюбивой улыбкой взял у рабочего рейку. В поселке Миша у кого-то спросил, что тут за монах бродит, про прекрасную жизнь говорит.
— А это Борис Барабанов, — сказали ему, — когда-то вор в законе, девять месяцев в камере смертников ожидал расстрела… Друг Туманова по Колыме.
— Что ж не предупредили?! — огорчился Миша.
Это был тот самый Боря Барабанов, с которым 14 мая 1954 года мы были в жензоне под Сусуманом, где воры резали беспредельщиков, когда-то проводивших в зоне трюмиловки и снова привезенных туда с Ленкового. После той истории солдаты меня избили до полусмерти, увезли в сусуманскую тюрьму, бросили в камеру. А Бориса, на которого кто-то показал, судили в числе восьмерых и приговорили к высшей мере. Исполнения приговора он ждал девять месяцев…
Потом Верховный суд СССР заменит расстрел 25-летним заключением, в том числе десятью годами тюрьмы. Боря пройдет тюрьмы Смоленска, Риги, Каунаса, Клайпеды, Вильнюса, Харькова, Гродно… Наконец его помилуют, освободят чуть раньше срока. Он меня разыщет и приедет к нам в артель.
На Хомолхо я познакомил Высоцкого с Борей Барабановым. Зашел разговор о том, как в жензоне воры расправлялись с беспредельщиками, и Володя неожиданно спросил:
— Ты их все-таки резал, Борь?
Я улыбнулся, зная, что мы оба участия в тех событиях не принимали ипочти все время были вместе, от тех минут, когда, прогуливаясь по зоне, зашли к портному и пока не вернулись в барак, где резня, без нас начавшаяся, уже шла к концу. Это я абсолютно искренне говорил в суде, доказывая, что мы не могли быть причастными к происшедшему. Не пойму, какой промельк уловил Володя в глазах Бори Барабанова, почему он так прямо спросил. Не отводя взгляда от Володи, Борис сказал:
— Нет, не резал. Когда всех выводили из барака и беспределыцики называли охране, кто их бил, на Туманова никто не указал, а на меня указали. Нас с Вадимом развели в разные стороны и разлучили на шестнадцать лет.
— Пока сидел, ни на допросы, никуда, ничего — только в камере? — спрашивал Володя.
— Никуда, и на вышках охранники — все родственники, чередуются днем и ночью.
— Даже на десять-пятнадцать минут не выводят?
— Никуда… Холодней всего было голове. Как одеялом накроешься, открывается волчок: «Снять одеяло!» Чтоб видеть, что не удавился. А то как приводить в исполнение приговор?
— «Камера смертников» называется? Она маленькая?
— Ничего, жить можно.
— Разговаривали с вами надзиратели?
— Запрещено строго. Ни слова ни от кого не услышишь. Только «Как фамилия? Соберитесь. Заберите все свои вещи. Не оставляйте ничего».
— И ни разу не выводили, и ты, зная, что расстреляют, так сидел девять месяцев?
— Да, конечно.
— А где расстреливали?
— Я попытался раз подсмотреть, отдушина была в камере, залез на полочку — пускай шипят, орут — уже восьмой месяц шел… Смотрю, воронок хлопнул и поехал. Расстреливали, говорят, на тринадцатом километре от Магадана в сторону аэропорта. Мне за подгляд дали десять суток карцера.
— А карцер — подвал?
— Ага, подвал. Ни тумбочки, ни нар — ничего. Стоишь в чем есть. Пиджака нет, дрожишь в одной рубашке.
— А как освободился? — спрашивает Володя.
Когда Хрущева сняли, Брежнев заступает, меня надоумили написать матери, чтобы стала хлопотать за сына. Мол, мой сын такой-то, столько лет в заключении, заболел легкими, плохо с сердцем, к кому только ни обращалась, все молчат. Просила Бога — и Бог молчит! Это не я придумал. Мне подсказали сыграть на Боге… Письмо матери я переслал через надежных людей и от себя записку, чтоб своей рукой переписала и ни слова больше не добавляла, только перепиши и адрес на конверте: Президиум Верховного Совета РСФСР. Потом послал деньжат, чтобы сама поехала в Москву.
Дней через двадцать меня вызывают на вахту. Прихожу. «Вот, почитайте… За вас ходатайствует мать». А там уже резолюция: запросить копии приговоров, кассационных жалоб, мнение наблюдательной комиссии, справку о состоянии здоровья «для решения вопроса о помиловании». Последние слова сильно зацепили. А тут еще сидит за столом машинистка, что-то печатает. И мне стало страшно. Нет ни специальности, ни работы. Куда подамся? Я ж не работаю. На что надеяться? Кому я нужен? Все мрачное было впереди.
Но еще больше я испугался отказа. Что хорошего напишут обо мне лагерные власти? Я же ни дня не работал. Иду к майору из лагерной охраны. Он был фронтовик, полковник. Однажды, сильно выпивший, с приятелями отправился охотиться на кабанов и вместо кабана нечаянно зашарашил начальника части. Его разжаловали, отправили служить на Колыму. «Гражданин майор, — обращаюсь к нему, — вам приходилось в жизни кому-нибудь руку помощи подать?» — «А в чем дело?» Представьте, говорю, у человека все мрачно, все отравлено, никаких надежд впереди. Зачем ему было работать… Я сижу двадцать два года и восемь месяцев. И говорю про письмо матери. Ладно, говорит, дам тебе работу. Только не подводи. И почти месяц, пока печатали мое дело, я клеил кульки, сбивал ящики, плел панцирные сетки.
— А как вы с Вадимом потом нашли друг друга? — спрашивает Володя.
— Выйдя много лет спустя на волю, захожу в забегаловку пива попить. За столом два мужика. Слышу, в разговоре называют Туманова.
Я спрашиваю:
— Ребята, а кто из вас знал Туманова?
— Да кто ж его не знает, — отвечает один. — Мы с ним сидели!
— Где?
— На Чукотке!
— Нет, в Ягодном! — уточняет второй. — У меня с ним там еще конфликт вышел!
— А какой он из себя?
— Ну, высокий, белобрысый… Нет, вижу, они мне не помогут. Сколько ни бился, никаких следов. Ушел с рыбаками в море, а в памяти засело — Ягодное… Я написал письмо наугад в отдел кадров какого-то прииска. Так, мол, и так, у вас работал мой брат, в отношении которого мы потеряли всякие вести. Наша мама умерла, не дождавшись его, а я случайно узнал, что он работал у вас… И все в таком уважительном духе. И что ты думаешь, пришел ответ: Туманов Вадим Иванович работал в Среднеканском районе, настоящее его местопребывание мы установить не можем, но его жена Римма Васильевна проживает в Пятигорске, диктор на телевидении… Я сразу — письмо в Пятигорск.
— Римма Васильевна ответила?
— Она переслала письмо Вадиму. Он тут же меня нашел и выдернул к себе. Это уже шел 1970 год, его артель тогда мыла золото в Якутии. С тех пор я в его артелях — «Алдан», «Восток», теперь «Лена».
Много лет спустя Барабанов приехал ко мне в Москву. Он уже знал, что неизлечимо болен. «Бросай курить, Вадим! — говорил он моему сыну, — брось всю эту гадость. Если бы ты понимал, как прекрасно жить на свете!» Думаю, Боря это понимал, как немногие, отсидев 25 лет в тюрьме.
Я навестил Бориса незадолго до его смерти. В разговоре он несколько раз повторил: «Как жизнь прошла… Как глупо прошла жизнь!»
(Из книги В.И. Туманова "Все потерять - и вновь начать с мечты...")

ответить

razi09.06.2015 21:36

А я снова вспоминаю. 1954 год, осень, меня вызывают на заседание суда по делу о резне в жензоне. Процесс проходил в сусуманском центральном клубе. Среди подсудимых на возвышении сцены все, кого посчитали причастными. Не было только Мелик-Акопова по кличке Турок, умершего в изоляторе на прииске «Большевик». Колька Турок был интереснейшим человеком — начитанным, грамотным, читал наизусть Шекспира.
Несмотря на то что процесс был закрытым, зал переполнен, публика — в большинстве офицеры. Обвинение представлял прокурор Федоренин, один из тех, кто многим запомнился как мерзавец по работе в Тенькинском районе, особенно на штрафняке Прожарка.
Я прохожу. Судья задает вопросы, обычные — фамилия, имя, отчество, затем — кого знаю из обвиняемых. Отвечаю, что знаю всех. Он уточняет: назовите, кого знаете.
— Живов Виктор, Николаев, Барабанов, — начинаю перечислять я.
— Как кличка? — показывает на Живова судья. Говорю, что кличек не знаю.
— Что вы делали в тот вечер, когда произошла резня?
— Я находился в портновской мастерской вместе с Борисом Барабановым. Прокурор Федоренин вскакивает с места и кричит: «Вы же видите, что он его выгораживает! И кого вы спрашиваете — он сам звезда лагерей!» Отметив про себя такое дурацкое выражение, я обращаюсь к судье:
— Гражданин судья, видимо, прокурор путает. И, я думаю, вам видно из документов, за что я впервые сел.
Здесь судья перебивает меня: «Это-то я вижу, но что вы нахватали уже черт-те что, столько статей, мне тоже видно. Продолжайте». Я повторил, как все было в действительности.
Следующим после меня давал показания старший надзиратель, которому шили шинель. На вызов он шел строевым шагом, перед судьей остановился и доложил по форме. В зале смешок: высоко пришитый хлястик бросался в глаза. На вопрос судьи, кого знаете: «Усих знаю!»
— Хто такой Мелик-Акопов? Це, скажу, Турок Колька — бог ворив. Хто такой Живов — Витька, кличка Живой. Це ж такый, як лысычка, так ласкаво говорыть, а зарежеть — не моргнэ.
(Из книги В.И. Туманова "Все потерять - и вновь начать с мечты...")

Упомянуты:

Учреждение: прииск "Большевик".

ответить

Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

ФИО:

Барабанов Николай Иванович

Он же:

Колесниченко Борис Николаевич

Дата рождения:

13 января 1927 (96 лет)

Место рождения:

Донецк (Сталино), Снежное

Проживал:

Москва

Национальность:

русский

Статус:

Бывший вор

Причина:

Отошел

Умер:

(дата неизвестна)

где:

Москва

похоронен:

Москва

Copyright © 2006 — 2024 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.