Основной адрес: https://www.primecrime.ru
Зеркала сайта:
https://primecrime.net
https://vorvzakone.ru
https://russianmafiaboss.com

музей истории воровского мира

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Барабанов Николай Иванович

13 января 1927 —

Просмотров страницы за сегодня: 1

за всё время: 12473

голоса: +2 | 0

Информация


Барабанов Николай Иванович родился 13 января 1927 в Снежном, Донецк (Сталино).

22 сентября 1946 года задержан в Снежном (170 п.г, 196 УК УССР).

15 ноября 1946 года Снежненский суд (Украина) осудил на 7 лет (170 п.г, 196 УК УССР). Начало срока: 22 сентября 1946 года. Окончание срока: 22 сентября 1953 года.

10 сентября 1947 года Тальновский суд (Украина) осудил на 6 лет по ст.1 ч.1 Указа ПВС СССР от 04.06.1947 г. Начало срока: 15 августа 1947 года.

В 1948 году находился в В; Астраханский ИТЛ (Астрахлаг).

25 августа 1948 года Спецлагсуд ИТЛ "В" (Астраханская область) осудил на 5 лет (58-14 УК РСФСР).

26 августа 1949 года АГАПОВ Ю.А. и БАРАБАНОВ Н.И., следуя этапом на пароходе "Ногин" из бухты Ванино в бухту Нагаево, размещались в трюме №2, где встретили заключенного ИВАНОВА А.П., и на почве бандитских побуждений договорились между собой о его убийстве. 26 августа 1949 года АГАПОВ и БАРАБАНОВ обманным путем завлекли ИВАНОВА на свои нары и петлей, сделанной из майки, удушили его, а труп сбросили в люк трюма, откуда он впоследствии был извлечен.
Упомянут: Агапов Ю. А.
Магаданская область, Ванинский ИТЛ (Ванинлаг).

23 сентября 1949 года задержан в Магаданской области (59-3 УК РСФСР).

31 декабря 1949 года В/т войск МВД при Дальстрое (судья Кац) (Магаданская область) осудил на 25 лет (16, 59-3 УК РСФСР). Начало срока: 23 сентября 1949 года. Окончание срока: 23 сентября 1974 года.

Также был осужден: Агапов Ю. А. (25 лет, 16, 59-3 УК РСФСР).

14 мая 1954 года находился в ЛП "бывший женОЛП"; Сусуман. В это время там находились: Мелик-Окопов Н. (Колька Турок), Степанов Н. А. (Золотой), Живов В. В. (Живой), Туков Т., Мерзляков А. С. (Стропило), Ведерников Н. Г. (Чеканашка), Ермащук В. В. (Бриллиант), Никульников И. А. (Питерский), Фомин, Забара

15 мая 1954 года прибыл в СИЗО Сусуман. Вместе с ним прибыл Живов В. В. (Живой)

22 июня 1954 года задержан в Магаданской области (59-3 УК РСФСР). Также был задержан: Туков Т..

30 декабря 1954 года Магаданский областной суд (судья Симаков) (Магаданская область). Вердикт суда: ИМН (расстрел) (59-3 УК РСФСР). Начало срока: 14 мая 1954 года.

Также были осуждены: Живов В. В. (Живой) (ИМН (расстрел), 59-3 УК РСФСР), Степанов Н. А. (Золотой) (ИМН (расстрел), 59-3 УК РСФСР), Никульников И. А. (Питерский) (ИМН (расстрел), 59-3 УК РСФСР), Ермащук В. В. (Бриллиант) (ИМН (расстрел), 59-3 УК РСФСР), Ведерников Н. Г. (Чеканашка) (ИМН (расстрел), 59-3 УК РСФСР), Туков Т. (ИМН (расстрел), 59-3 УК РСФСР), Мерзляков А. С. (Стропило) (ИМН (расстрел), 59-3 УК РСФСР).

9 марта 1956 года Магаданский областной суд (Магаданская область) осудил на 25 лет (59-3 УК РСФСР).

Также был осужден: Степанов Н. А. (Золотой) (10 лет, 59-3 УК РСФСР).

10 июля 1961 года суд г. Херсон (Украина). Вердикт суда: признан ООР.

Умер, дата неизвестна. в Москве.
Похоронен в Москве, Москва.

Находился в СТ-1 тюрьме; Гродно.

Находился в прииск "Широкий" (штрафной).

Находился в "Лукишкской тюрьме"; Вильнюс.

Судимости


Дата

Суд

Приговор

Начало срока

Конец срока

Освободился

Статья

15.11.1946

Снежненский

7 лет

22.09.1946

22.09.1953

170 п.г, 196 УК УССР

10.09.1947

Тальновский

6 лет

15.08.1947

ст.1 ч.1 Указа ПВС СССР от 04.06.1947 г

25.08.1948

Спецлагсуд ИТЛ "В"

5 лет

58-14 УК РСФСР

31.12.1949

В/т войск МВД при Дальстрое (судья Кац)

25 лет

23.09.1949

23.09.1974

16, 59-3 УК РСФСР

30.12.1954

Магаданский областной суд (судья Симаков)

ИМН (расстрел)

14.05.1954

59-3 УК РСФСР

09.03.1956

Магаданский областной суд

25 лет

59-3 УК РСФСР

10.07.1961

Херсон

признан ООР

Обновления


Добавлены сведения о месте заключения.

13.09.2021 в 17:13

Обновлены сведения о суде.

13.09.2021 в 17:13

Удалены сведения о месте заключения.

10.09.2021 в 17:10

Обновлены сведения о суде.

10.09.2021 в 17:10

Обновлены сведения о суде.

08.09.2021 в 11:49

Добавлены сведения о месте заключения.

03.08.2021 в 07:38

Обновлены сведения о суде.

03.08.2021 в 07:38

Удалены сведения о суде.

02.08.2021 в 14:41

Добавлены сведения о задержании.

02.08.2021 в 14:38

Добавлены сведения о суде.

02.08.2021 в 14:37

Обновлены сведения о суде.

02.08.2021 в 14:34

Добавлены сведения о задержании.

02.08.2021 в 14:34

Обновлены сведения о суде.

02.08.2021 в 14:33

Добавлены сведения о задержании.

02.08.2021 в 13:34

Внесены изменения в персональные данные.

02.08.2021 в 13:33

Добавлены сведения о суде.

06.07.2021 в 19:32

Обновлены сведения о суде.

06.07.2021 в 19:29

Внесены изменения в персональные данные.

06.07.2021 в 19:29

Внесены изменения в персональные данные.

10.04.2021 в 13:53

Удалены сведения о месте заключения.

31.03.2021 в 18:04

Обновлены сведения о суде.

11.12.2019 в 10:16

Добавить фотоФотографии


Комментарии


razi10.06.2015 00:26

Утром со старателями Володя пошел на полигон. Там ревели бульдозеры, вгрызались в вечную мерзлоту. Он снова встал за гидромонитор. Весь день пробыл на участке, беседуя с рабочими. А потом сказал: «Знаешь, Вадим, у этих людей лица рогожные, а души — шелковые…»
На Бирюсе Миша Алексеев делал съемку местности теодолитом. Он торопился, а, как на грех, рейку ставил рабочий, никогда этим не занимавшийся и все делавший невпопад. Миша ругал его, материл, но это не помогало. Вдруг из перелеска выходит человек в выцветшей майке, в кепке, беззаботно жует травинку и говорит Мише с кроткой улыбкой:
— Что ты кричишь? Жизнь так прекрасна. Мир такой тихий. Утро такое раннее… Миша на него вскинулся:
— Ты еще откуда выискался?! Если такой умный, сам возьми рейку и носи! Тот послушался и с тою же миролюбивой улыбкой взял у рабочего рейку. В поселке Миша у кого-то спросил, что тут за монах бродит, про прекрасную жизнь говорит.
— А это Борис Барабанов, — сказали ему, — когда-то вор в законе, девять месяцев в камере смертников ожидал расстрела… Друг Туманова по Колыме.
— Что ж не предупредили?! — огорчился Миша.
Это был тот самый Боря Барабанов, с которым 14 мая 1954 года мы были в жензоне под Сусуманом, где воры резали беспредельщиков, когда-то проводивших в зоне трюмиловки и снова привезенных туда с Ленкового. После той истории солдаты меня избили до полусмерти, увезли в сусуманскую тюрьму, бросили в камеру. А Бориса, на которого кто-то показал, судили в числе восьмерых и приговорили к высшей мере. Исполнения приговора он ждал девять месяцев…
Потом Верховный суд СССР заменит расстрел 25-летним заключением, в том числе десятью годами тюрьмы. Боря пройдет тюрьмы Смоленска, Риги, Каунаса, Клайпеды, Вильнюса, Харькова, Гродно… Наконец его помилуют, освободят чуть раньше срока. Он меня разыщет и приедет к нам в артель.
На Хомолхо я познакомил Высоцкого с Борей Барабановым. Зашел разговор о том, как в жензоне воры расправлялись с беспредельщиками, и Володя неожиданно спросил:
— Ты их все-таки резал, Борь?
Я улыбнулся, зная, что мы оба участия в тех событиях не принимали ипочти все время были вместе, от тех минут, когда, прогуливаясь по зоне, зашли к портному и пока не вернулись в барак, где резня, без нас начавшаяся, уже шла к концу. Это я абсолютно искренне говорил в суде, доказывая, что мы не могли быть причастными к происшедшему. Не пойму, какой промельк уловил Володя в глазах Бори Барабанова, почему он так прямо спросил. Не отводя взгляда от Володи, Борис сказал:
— Нет, не резал. Когда всех выводили из барака и беспределыцики называли охране, кто их бил, на Туманова никто не указал, а на меня указали. Нас с Вадимом развели в разные стороны и разлучили на шестнадцать лет.
— Пока сидел, ни на допросы, никуда, ничего — только в камере? — спрашивал Володя.
— Никуда, и на вышках охранники — все родственники, чередуются днем и ночью.
— Даже на десять-пятнадцать минут не выводят?
— Никуда… Холодней всего было голове. Как одеялом накроешься, открывается волчок: «Снять одеяло!» Чтоб видеть, что не удавился. А то как приводить в исполнение приговор?
— «Камера смертников» называется? Она маленькая?
— Ничего, жить можно.
— Разговаривали с вами надзиратели?
— Запрещено строго. Ни слова ни от кого не услышишь. Только «Как фамилия? Соберитесь. Заберите все свои вещи. Не оставляйте ничего».
— И ни разу не выводили, и ты, зная, что расстреляют, так сидел девять месяцев?
— Да, конечно.
— А где расстреливали?
— Я попытался раз подсмотреть, отдушина была в камере, залез на полочку — пускай шипят, орут — уже восьмой месяц шел… Смотрю, воронок хлопнул и поехал. Расстреливали, говорят, на тринадцатом километре от Магадана в сторону аэропорта. Мне за подгляд дали десять суток карцера.
— А карцер — подвал?
— Ага, подвал. Ни тумбочки, ни нар — ничего. Стоишь в чем есть. Пиджака нет, дрожишь в одной рубашке.
— А как освободился? — спрашивает Володя.
Когда Хрущева сняли, Брежнев заступает, меня надоумили написать матери, чтобы стала хлопотать за сына. Мол, мой сын такой-то, столько лет в заключении, заболел легкими, плохо с сердцем, к кому только ни обращалась, все молчат. Просила Бога — и Бог молчит! Это не я придумал. Мне подсказали сыграть на Боге… Письмо матери я переслал через надежных людей и от себя записку, чтоб своей рукой переписала и ни слова больше не добавляла, только перепиши и адрес на конверте: Президиум Верховного Совета РСФСР. Потом послал деньжат, чтобы сама поехала в Москву.
Дней через двадцать меня вызывают на вахту. Прихожу. «Вот, почитайте… За вас ходатайствует мать». А там уже резолюция: запросить копии приговоров, кассационных жалоб, мнение наблюдательной комиссии, справку о состоянии здоровья «для решения вопроса о помиловании». Последние слова сильно зацепили. А тут еще сидит за столом машинистка, что-то печатает. И мне стало страшно. Нет ни специальности, ни работы. Куда подамся? Я ж не работаю. На что надеяться? Кому я нужен? Все мрачное было впереди.
Но еще больше я испугался отказа. Что хорошего напишут обо мне лагерные власти? Я же ни дня не работал. Иду к майору из лагерной охраны. Он был фронтовик, полковник. Однажды, сильно выпивший, с приятелями отправился охотиться на кабанов и вместо кабана нечаянно зашарашил начальника части. Его разжаловали, отправили служить на Колыму. «Гражданин майор, — обращаюсь к нему, — вам приходилось в жизни кому-нибудь руку помощи подать?» — «А в чем дело?» Представьте, говорю, у человека все мрачно, все отравлено, никаких надежд впереди. Зачем ему было работать… Я сижу двадцать два года и восемь месяцев. И говорю про письмо матери. Ладно, говорит, дам тебе работу. Только не подводи. И почти месяц, пока печатали мое дело, я клеил кульки, сбивал ящики, плел панцирные сетки.
— А как вы с Вадимом потом нашли друг друга? — спрашивает Володя.
— Выйдя много лет спустя на волю, захожу в забегаловку пива попить. За столом два мужика. Слышу, в разговоре называют Туманова.
Я спрашиваю:
— Ребята, а кто из вас знал Туманова?
— Да кто ж его не знает, — отвечает один. — Мы с ним сидели!
— Где?
— На Чукотке!
— Нет, в Ягодном! — уточняет второй. — У меня с ним там еще конфликт вышел!
— А какой он из себя?
— Ну, высокий, белобрысый… Нет, вижу, они мне не помогут. Сколько ни бился, никаких следов. Ушел с рыбаками в море, а в памяти засело — Ягодное… Я написал письмо наугад в отдел кадров какого-то прииска. Так, мол, и так, у вас работал мой брат, в отношении которого мы потеряли всякие вести. Наша мама умерла, не дождавшись его, а я случайно узнал, что он работал у вас… И все в таком уважительном духе. И что ты думаешь, пришел ответ: Туманов Вадим Иванович работал в Среднеканском районе, настоящее его местопребывание мы установить не можем, но его жена Римма Васильевна проживает в Пятигорске, диктор на телевидении… Я сразу — письмо в Пятигорск.
— Римма Васильевна ответила?
— Она переслала письмо Вадиму. Он тут же меня нашел и выдернул к себе. Это уже шел 1970 год, его артель тогда мыла золото в Якутии. С тех пор я в его артелях — «Алдан», «Восток», теперь «Лена».
Много лет спустя Барабанов приехал ко мне в Москву. Он уже знал, что неизлечимо болен. «Бросай курить, Вадим! — говорил он моему сыну, — брось всю эту гадость. Если бы ты понимал, как прекрасно жить на свете!» Думаю, Боря это понимал, как немногие, отсидев 25 лет в тюрьме.
Я навестил Бориса незадолго до его смерти. В разговоре он несколько раз повторил: «Как жизнь прошла… Как глупо прошла жизнь!»
(Из книги В.И. Туманова "Все потерять - и вновь начать с мечты...")

ответить

razi09.06.2015 21:36

А я снова вспоминаю. 1954 год, осень, меня вызывают на заседание суда по делу о резне в жензоне. Процесс проходил в сусуманском центральном клубе. Среди подсудимых на возвышении сцены все, кого посчитали причастными. Не было только Мелик-Акопова по кличке Турок, умершего в изоляторе на прииске «Большевик». Колька Турок был интереснейшим человеком — начитанным, грамотным, читал наизусть Шекспира.
Несмотря на то что процесс был закрытым, зал переполнен, публика — в большинстве офицеры. Обвинение представлял прокурор Федоренин, один из тех, кто многим запомнился как мерзавец по работе в Тенькинском районе, особенно на штрафняке Прожарка.
Я прохожу. Судья задает вопросы, обычные — фамилия, имя, отчество, затем — кого знаю из обвиняемых. Отвечаю, что знаю всех. Он уточняет: назовите, кого знаете.
— Живов Виктор, Николаев, Барабанов, — начинаю перечислять я.
— Как кличка? — показывает на Живова судья. Говорю, что кличек не знаю.
— Что вы делали в тот вечер, когда произошла резня?
— Я находился в портновской мастерской вместе с Борисом Барабановым. Прокурор Федоренин вскакивает с места и кричит: «Вы же видите, что он его выгораживает! И кого вы спрашиваете — он сам звезда лагерей!» Отметив про себя такое дурацкое выражение, я обращаюсь к судье:
— Гражданин судья, видимо, прокурор путает. И, я думаю, вам видно из документов, за что я впервые сел.
Здесь судья перебивает меня: «Это-то я вижу, но что вы нахватали уже черт-те что, столько статей, мне тоже видно. Продолжайте». Я повторил, как все было в действительности.
Следующим после меня давал показания старший надзиратель, которому шили шинель. На вызов он шел строевым шагом, перед судьей остановился и доложил по форме. В зале смешок: высоко пришитый хлястик бросался в глаза. На вопрос судьи, кого знаете: «Усих знаю!»
— Хто такой Мелик-Акопов? Це, скажу, Турок Колька — бог ворив. Хто такой Живов — Витька, кличка Живой. Це ж такый, як лысычка, так ласкаво говорыть, а зарежеть — не моргнэ.
(Из книги В.И. Туманова "Все потерять - и вновь начать с мечты...")

Упомянуты:

Учреждение: прииск "Большевик".

ответить

Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

ФИО:

Барабанов Николай Иванович

Он же:

Колесниченко Борис Николаевич

Дата рождения:

13 января 1927 (94 года)

Место рождения:

Донецк (Сталино), Снежное

Проживал:

Москва

Национальность:

русский

Статус:

Бывший вор

Причина:

Отошел

Умер:

(дата неизвестна)

где:

Москва

похоронен:

Москва

Copyright © 2006 — 2021 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.