Основной адрес: https://www.primecrime.ru
Зеркала сайта:
https://primecrime.net
https://vorvzakone.ru
https://russianmafiaboss.com

музей истории воровского мира

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Иван Хохол

за всё время: 1804

Обновления


Внесены изменения в персональные данные, Изменёно состояние лица, Изменён статус.

26.04.2018 в 08:14

Добавлены сведения о месте заключения.

26.04.2018 в 08:14

Комментарии


ПРАЙМ КРАЙМ vip16.01.2021 12:37

В этот мир допускается преступный элемент по делам и авторитету, для которого важное значение имеет из­вестность вора в преступном мире и его личные качества. Уголовный мир во многих лагерях был помощником лагерной администрации в функции поддержания надлежащего порядка в местах заключения. Ос­тальная масса заключенных: бытовики и политические - это фраера, му­жики, удел которых - вкалывать. "Воры в законе", как правило, не ра­ботали, но эта привилегия давалась им за стабильное состояние дисцип­лины среди заключенных. "Вор" по закону преступного мира не по спе­циальности работать не должен - это запрещалось. Нарушивший этот закон становится "сукой". Между "ворами" и "суками" в лагерях шла непримиримая, ожесточенная война.
Когда заключенных запускали в барак, то происходило примерно то же, что и в зрелищном заведении, если на билетах номера мест не обоз­начены: кто пошустрей, посильней и понахальнее, тот занимает лучшие места. Воры, однако, не спешили, они занимали то место, которое им приглянулось. Все произошло довольно быстро и минут за десять основ­ная масса людей разместилась в соответствии с табелью о рангах. Самые лучшие места, наверху в передней части барака, заняли те, кто распола­гался в верхней части лагерной табели: воры.
- Говорил я ему, - сказал Иван Большой, - что в лагере о любви к ближнему забыть надо. Об этом можно рассуждать, когда сыт, обут, одет и нос в табаке. Здесь законы лагерные, а не христианские. Умри ты се­годня, а я завтра. Жаль пацана. А вы, что же, падлы, не сказали, что па­цан загибается?
Это был выговор шестеркам-информаторам.
- Нашел, кого жалеть, - усмехнулся Иван Хохол, - тут фраерам одна дорога - в дубари. Лепила бы из тебя, Иван, гарный получился. С Про­фессором теперь толковища разводишь.
- Ты Профессора не трожь: толковый мужик, голова. Жизнь знает, Законы наши знает.
- Ладно, развлекайся. Может, пригодится потом. Профессор был заметной фигурой в лагере, но об этом после.
Иван Хохол и Иван Большой правили в лагере уголовной командой совместно, составляя вдвоем высший совет. Расположились они в первом бараке на верхних нарах и обустроились весьма неплохо: были там матрацы, простыни, подушки, одеяла, висел ковер, неизвестно откуда поя­вившийся. С ними на нарах прописались и две красотки из женского барака, они тоже входили в элиту нашего общества. В воровском мире свои законы, у воров подруги были из той же касты. (Прядилов А.Н. Записки контрреволюционера)

Упомянуты:

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip16.01.2021 12:14

Команда выполняется беспрекословно и быстро. Только Иван ходит с чувством собственного достоинства. Конвоиры его не трогают, не уни­жают. Иван - "вор в законе", неформальный лидер, которому подчиня­ются все, в том числе и староста. Староста назначен конвоем из "мужи­ков" и отвечает за порядок в вагоне и за все отклонения от этого поряд­ка. У него есть обязанности. У Ивана обязанностей нет, но в случае ка­кого-либо ЧП, его тоже призовут к ответу, как главного идеолога, как короля бесправного общества, оказавшегося в одном вагоне с подданны­ми. Второй по рангу - Васька, что-то вроде вице-короля, тоже "вор в за­коне", но, очевидно, менее именитый. У них есть свита из нескольких уголовников и две "шестерки" из мелких воришек: Петька Шуруп и Митька Хмырь на правах личного обслуживающего персонала, т.е. слуг, но для остальной массы, для мужиков, они тоже вышестоящие, но самые противные. Как говорится: до бога высоко, до царя далеко, а Шуруп и Хмырь все время шныряют по вагону, наблюдают настроения и пресека­ют самодеятельность.
Во время этапа никаких у тебя обязанностей. Вернее, одна есть: не сбежать. Лежи себе на нарах или под ними и пережевывай, что дадут. Главное - не замерзнуть, декабрь все-таки, но в вагоне есть железная печка, а вечером приносят ведро угля. Самая веселая минута, когда за­гудит печка и около нее можно погреться: на полу и по углам всегда хо­лодно. Питание - двухразовое: утром после поверки - горбушка (пайка) и кипяток, а вечером после поверки - каша и кипяток. Мужики говорят, что с таким харчем ехать можно, и чем дальше, тем лучше: срок идет. Была бы кругосветная железная дорога, катали бы по ней до окончания срока, а срок выйдет, высаживали бы где-нибудь в Европе или в Амери­ке, нехай даже в Австралии - там тоже на кусок хлеба заработать мож­но.
Такое настроение возникало на нарах, потому что многие знали или слышали, что этапное довольствие выдается сухим пайком по норме:
хлеб - 700 гр., сахар - 15 гр., рыба - 167 гр., то есть давали пайку, селедку и один или два раза в день кипяток. На этом рационе долго не протянешь. Горячая пища для этапника - подарок.
Утро" пайки раздает староста, вечером кашу - шестерки. Здесь свой ритуал: сначала накладывают кашу в миски Ивану и Ваське, всей камарилье, старосте и себе, потом всем мужикам. Ивану и Ваське накладывают по полной миске, всей свите и старосте - по два черпака, остальным - по одному. Никто не ропщет: у кого сила - у того и привилегии. Такой порядок установлен с согласия или, скорее, по воле Ивана пайки раздавать шестеркам он не позволил, узаконив, таким образом, что это довольствие неприкосновенно. Мужики говорят: "Есть же порядочные воры". Это об Иване. (Прядилов А.Н. Записки контрреволюционера)

Упомянуты:

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip26.04.2018 12:12

С основными лагерными «авторитетами», ворами в законе Жоркой Морозовым и Сергеем Миладзе у меня были хорошие отношения. Дело в том, что когда Жорка Морозов лежал у нас (был он дипломированным инженером-теплотехником), то ночью я на свой страх и риск выпускал его в зону, куда ему надзиратели приводили женщину. Положение усложнилось, когда обоих авторитетов «дернули» на этап на какой-то штрафняк. Значит, ни на чей авторитет рассчитывать не приходилось, надо было справляться самому. Все же произошло то, что назревало: однажды с вечера, после ухода вольных пришел рослый широкоплечий вор в законе Иван Гора и попросил пустить его в корпус. Я объяснил, что это невозможно. Ночью Иван пришел опять, его с большим трудом выпроводил мой верный Аббас. Около пяти часов утра уже начался рабочий день: Федя Новокшенов и другой санитар, Петя, мыли полы, старший санитар Миша Шнеур наводил общий порядок, я готовился к раздаче утренних назначений. Услышав шум, я вышел в коридор. Оказывается, туда прорвался Иван Гора и начал избивать Мишу Шнеура, который явно не мог ему противостоять. Я бросился вперед ив какой-то исступленной одержимости – мое обычное состояние в лагерных драках – нанес Ивану удар в челюсть, Иван стукнулся головой о дощатую перегородку, посыпалась штукатурка. В руках у Ивана появился нож, мне удалось выбить его ногой, а затем, схватив Ивана за шею, я ударил его лицом о колено. Иван повалился на пол. Не понимаю, как удалось его свалить: он был и сильнее, и опытнее меня в лагерных драках. Но когда я выбил у Ивана нож, его подхватил какой-то лежащий у нас воренок и с этим ножом бросился на меня. Воренка уложил подоспевший на помощь Аббас, иначе быть бы мне с ножом в спине. Когда я пришел в себя, вокруг стояла толпа больных, среди них и выскочивший из своей кабинки в нижнем белье хирург Богданов. Ивана унесли в палату.
Зона зашумела, я ходил приговоренным: избить вора в законе нельзя было безнаказанно. Вызвали меня в службу надзора режима: «Что с тобой делать? Тебя зарежут. И в другой лагерь отправлять бесполезно – и там достанут. На дальний этап пойдешь? Здесь тебя не спасти». Я отказался. Приходили ко мне «доброжелатели» и отпевали меня. Я узнал, что воры собирают «толковище», где должна решиться моя судьба. Раздобыл нож и носил его всегда с собой, в туалете втыкая в стену перед собой. Спасла меня полная неожиданность: получилось так, что сцену потасовки видел другой вор в законе, который лежал у нас с аппендицитом, – Хохол. Он и отстоял меня на «толковище». (Из воспоминаний А.А.Сновского)

Упомянуты:

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip26.04.2018 10:19

Лагерное начальство через систему стукачей прекрасно знало и понимало, что обобранные, не выспавшиеся ночью и голодные люди работают много хуже. Злобные и тупые надзиратели с несколькими классами начальной школы были вообще почти не в курсе всего, чем живёт 7-митысячная зона. Поэтому, когда из смежной, на 500 человек женской зоны, женщин перевели в более приемлемый для жизни лагерь, то в освободившуюся зону стали сразу же отлавливать главарей преступного мира и основных нарушителей лагерного режима. Так туда попали известные мне воры в законе: Жорка Морозов (имел образование инженера-теплотехника!), «Серёга-зверь» – Сергей Миладзе, Иван «Хохол», Никола «Стальной», «Иван-гора» (битый мною), Тёмкин, Молостнов (В.Г. Богданов удалил ему простреленную почку) и др. Кроме того, туда же перевели весь БУР, где воры содержались в совершенно немыслимых условиях – не отапливаемый зимой закрытый режим, голод, побои, вши и т.д. Понимаю – преступный мир, но все жё… Какое-то время они передвигались по маленькой зоне (на работу их не выводили), главари лежали на крышах двух бараков на ватных матрасах, которые за ними таскали их «шестёрки»-слуги. Потом вдруг зона опустела. Маловероятно, что их по воздуху отправили на «большую землю». Вероятнее всего, их отправили по замёрзшему Енисею этапом в Ермаково. Вот они-то вместе с местным ворьем и создали криминогенную обстановку, о которой пишет во 2-м выпуске Серёжа Ломинадзе в своих воспоминаниях. Правда, сам он предпочёл поступить мудро: зная о надвигающейся резне, просто ушёл за зону, подставив двух очень смелых и достойных людей – Эдика Чекишева и Ивана Куркина, которые со своими несколькими бригадниками с риском для жизни подавили воровской беспредел. Притихшая и лишённая главарей воровская масса опять была отловлена и опять «путешествовала» из лагеря в лагерь, а по летней воде отправлялась этапами в Норильск, оттуда на финальный этап – штрафняки Кайеркана и Коларгона – оттуда живые почти не возвращались… Но они тоже были ведь люди с искалеченным здоровьем, психикой и жизнью, встречались среди них и незаурядные личности, именно личности. Все эти события совершенно естественны, так как лагерный мир – это замкнутая периметром зоны своего рода биосоциальная функционирующая система, значит, в ней обязательно будут и хищники. Самосуд практиковался: бригады убивали хищников – воров. Вот и всё по поводу лагерной статистики, приведенной в 1-м выпуске. (Из воспоминаний А.А.Сновского)

Упомянуты:

Учреждение: Северное УИТЛ (Строительство 503).

ответить

Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

ФИО:

Воровское имя:

Иван Хохол

Национальность:

украинец

Статус:

Вор

Умер:

(дата неизвестна)

Copyright © 2006 — 2022 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.