Основной адрес: https://www.primecrime.ru
Зеркала сайта:
https://primecrime.net
https://vorvzakone.ru
https://russianmafiaboss.com

информационное агенство

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

"Борются не с преступностью, а с идеологией": Главаред ИА "Прайм Крайм" ответил на вопросы портала 112.ua

Серго Глонти
(Гуга), Лаша Джачвлиани, Евгений Кемеровский, Сергей Лысенко
(Лера Сумской) и Андрей Недзельский
(Неделя)

18.12.2019 18:18, Украина 11231

Читать на сайте 112.ua

Редакция сайта может не разделять взглядов других СМИ

В начале декабря Зеленский внес в Верховную Раду неотложный законопроект, который расширяет Уголовный кодекс понятиями "вор в законе" ("злодій у законі") и "преступное сообщество" ("злочинна спільнота"). Если парламент его одобрит, уголовный срок будет светить не только ворам в законе, но и лицам, которые с ними сотрудничают, помогают организовывать сходки и даже просто обращаются за помощью. С этой инициативой Украина идет по стопам Грузии, которой удалось, по словам экспертов, с 2005 года почти полностью избавиться от таких элементов преступного мира. Несмотря на то, что воры в законе являются лидерами и руководителями ОПГ, в большинстве случаев такие уголовные дела годами лежат под сукном: во времена "лихих 90-х" криминальные авторитеты работали рука об руку со многими нынешними представителями государственной власти и финансово-промышленных групп и продолжают сотрудничать с ними по сей день. Несмотря на то, что система поруки заинтересована в сохранении статус-кво, эксперты считают, что политическая воля должна дать в ней трещину и очистить страну от "воровского хода". Однако правозащитники сомневаются в эффективности нового закона: сама по себе принадлежность к какому-либо статусу не является уголовным преступлением и не нарушает чужие права.

По данным правоохранителей, в Украине на постоянной основе находится от 10 до 15 воров в законе, к которым стекаются доходы от большинства совершенных квартирных и автомобильных краж, незаконной добычи полезных ископаемых, контрабанды, проституции и наркоторговли. Помимо наших законников, к нам регулярно приезжают их "коллеги" из Грузии, Азербайджана и Армении. Несмотря на то, что лично в преступлениях они не участвуют, воры в законе держат под своим чутким руководством все организованные преступные группировки. Однако отправить их за это за решетку у правоохранителей не получается: дела в судах разваливаются из-за отсутствия доказательств их причастности к конкретным преступлениям. Если пособников и исполнителей удается посадить, то генералы криминального мира остаются на свободе, оберегая воровской общак.

"За 5 лет мы направили в суды около 400 уголовных дел, и только несколько из них были рассмотрены", - говорит бывший первый заместитель Национальной полиции Украины Вячеслав Аброськин.

"Дело в том, что сам вор в законе не организовывает конкретное преступление, например, автоугон черного "рендж ровера" в вашем дворе. Воры в законе имеют монопольное право на преступную деятельность в своих зонах влияния на определенной территории и в определенных отраслях. От законника до непосредственного исполнителя в этой преступной иерархии стоит очень много фигур, и раскрыть всю эту цепочку, безукоризненно задокументировав для следствия, очень тяжело. Тем более после принятого в 2012 году Уголовно-процессуального кодекса для адвоката появилась куча уловок, чтобы признать обвинение незаконным, даже если все доказательства собраны", - считает адвокат Александр Виньковский.

В борьбе с преступностью полицейские совершали настоящий сизифов труд: накрывали воровские сходки, задерживали законников и потом их отпускали ввиду отсутствия состава преступления. Поэтому стражи правопорядка решили сменить стратегию и пойти в наступлении более легким путем. От имени президента в неотложном порядке в Верховную Раду подан законопроект № 2513, который вводит в УК определение понятия "вор в законе" - это "лицо, которое придерживается присущих преступной среде традиций и правил поведения, пользуется авторитетом среди лиц, совершивших уголовные преступления, руководит, координирует и/или организует деятельность преступного сообщества или его части, или является участником такого сообщества". За такой статус среди уголовников проект предусматривает наказание в виде лишения свободы от 5 до 10 лет с конфискацией имущества. Кроме того, предусмотрены санкции и для тех, кто обращается к вору в законе за помощью, способствует организации и проведению сходок, а также предоставляет убежище, деньги и транспорт. Но с участников "преступного сообщества", которые добровольно пошли на сотрудничество со следствием и раскрыли всю информацию о предстоящей сходке и запланированных на ней преступлениях, уголовная ответственность снимается.

"На самом деле непонятно, каким образом можно будет доказать, что определенное лицо носит неформальный статус вора в законе. На очередной сходке они могут решить, что теперь такие авторитеты будут называться "черным котом". И как тут быть? Кроме того, в Уголовном кодексе уже до этого существовала 255-я статья, которая предусматривает ответственность за создание преступной организации, организацию и содействие встречи (сходки) для совместной разработки планов и условий преступлений. Почему по этой, уже существующей статье воры в законе не привлекались к ответственности? Значит, не было желания. Да и вор в законе – это неформальный статус в преступной иерархии, никто не выдает такие удостоверения. В то же время законопроект в определении этого термина оперирует какими-то эфемерными понятиями: традиции, правила поведения… Они очень меняются со временем и нигде четко не прописаны", - рассуждает юрист-криминолог Анна Маляр.

Воровской раскол

Действительно, воры сейчас совсем не те, что были раньше: это с оттенком горечи признают и зэки со стажем, и полицейские. Элитная каста арестантов зародилась за советскими тюремными застенками в 20-30-х годах прошлого века. Они сознательно выбирали свой "воровской крест" и несли его до конца жизни, которую по большей части проводили в заточении. Воры в законе отказывались от общественного труда и любого сотрудничества с властями и полицейскими и, придерживаясь идеологии "грабь награбленное", примеряли на себя образ Робин Гуда, вышедшего из таежных лесов СССР. На воле им не полагалось иметь семью и собственное имущество: для вора существует только один дом – тюрьма, в которой он и заботиться о благоустройстве порядка.

На Олимп преступного мира могли взобраться только арестанты с безукоризненным криминальным прошлым (вымогатели, наркоторговцы, сексуальные насильники вообще не признавались за нормальных людей, а статус вора в законе могли получить только те, кто промышлял крупными кражами) и достойными подражания моральными качествами (по понятиям, запрещалось лгать, мстить исподтишка, доносить, безосновательно обвинять, оскорблять, воровать у своих). Перед тем как короновать "стремящегося" на сходке, по тюрьмам рассылалась "малява" с обращением к арестантам, чтобы они предоставили любую компрометирующую кандидата информацию (это мог быть карточный долг и оскорбление, оставленное без ответа).

"К ворам в законе относились с уважением не просто так. Это люди очень мудрые: почти всю жизнь проводя в лагерях, постоянно сталкиваясь с преступниками и пытаясь наладить там общий порядок, они научились с одного взгляда определять, кто есть по жизни человек. Можно сказать так: для них главное в тюрьме - сохранить человеческое обличие и из тюрьмы тоже выйти человеком. Они пытаются решить вопросы мирным путем, переговорами, стараются жить по-людски. Поэтому они и получают авторитет, выступают третейскими судьями, к их мнению прислушиваются. Они в первую очередь защищают рабочих "мужиков", чтобы не было беспредела со стороны администрации и поножовщины. Мужики работают на производстве и зарабатывают, и часть этих денег идет на "общак". Но не только деньги: еще продукты питания, товары общего обихода. Только вор имеет право решать, кому и сколько выделять из "общака", но себе присваивать он оттуда ничего не имеет права: за это могут "спросить" вплоть до смертельной расправы", - рассказывает на правах анонимности бывший "смотрящий" Лукьяновского СИЗО. 

Но в эпоху перестройки духовные скрепы воров в законе пошатнулись: с приходом рыночной экономики авторитет и власть завоевывали деньги, а не моральные добродетели. На улицах появились банды молодчиков спортивного телосложения, которые занимались рэкетом и вымогательством – непозволительными для вора вещами. Открывались акционерные сообщества и частные фирмы, которые почти все работали на теневую экономику. Так называемые миллионщики обогащались на отжатом бизнесе и отдавали часть добытых таким образом доходов в воровской общак: об этом воры "порешали" на сходке вместе с нелегальными предпринимателями – "цеховиками" - еще в 1979 году.

"В воровской общак всегда поступало очень много средств от преступного бизнеса. Но если до конца 80-х он по воровским понятиям считался "чистым", затем все стало меняться. Появились "липовые", так называемые "миллионщики", и на нужды братвы потекли "грязные" средства, в том числе и от таких видов преступлений, которые раньше считались добытыми не "по понятиям". Авторитеты поняли, что эти средства надо было заставлять как-то работать. Тут есть два варианта: либо сам становишься олигархом и пускаешь эти деньги в оборот на теневом рынке экономики, либо обращаешься к таковым для сотрудничества. Но взамен на то, что деньги будут легализовываться, крупные предприниматели и руководители финансово-промышленных групп получали право давать новоявленным бандитам указания: например, совершить рейдерский захват интересующего предприятия или "прижать" конкурента по бизнесу", - рассказывает организатор и бывший руководитель Управления криминальной разведки ГУБОП МВД Украины Валерий Кур.

В те времена, когда разбои и бандитизм стали приносить в "общак" львиную долю доходов, некоторые воры решили, что рэкетиры имеют право на получение воровской короны, раз совершают столь посильный вклад в "воровской ход". В конце концов, статус вора в законе стал покупаться, и для таких людей появилось новое обозначение – "апельсины": в Украине, по данным Вячеслава Аброськина, такими являются днепропетровский Умка и киевский Неделя (недавно раскоронованный братвой в столичном ресторане). Однако осталась часть воров старой закалки, которые не признают новые правила игры.

"Как может быть вором в законе человек, который ни разу не сидел? Ну, называет он себя вором, но мыслит-то не по-воровски. Они только играют в это, а настоящий вор в законе живет воровскими понятиями. Тут есть и вопрос к тем, кто вообще такое позволил. Настоящий вор смотрит не на то, сколько принесли в общак, а сколько при этом человек оставил себе. Этим в первую очередь определяется вклад. Я для себя давно определил: мне лучше не рисковать необходимым ради излишеств", - делился соображениями на этот счет в одном из интервью бывший вор в законе Александр Северов (несмотря на то, что его раскороновали, сам Саша Север все еще считает себя вором в законе, так как "следует своим внутренним убеждениям").

Выходцы их криминального мира в конце концов слились с государственными органами власти, бизнесом и правоохранительной системой, подарив организованной преступности иммунитет от общественного недовольства.

"Все эти законодательные инициативы (Грузия, Россия, Украина, Армения) спускают с Запада, потому что, повторяя слова армянского депутата, воры являются хранителями традиционных ценностей и, добавляя от себя, - носителями чуждой Западу идеологии, которая зародилась и существовала только в СССР и нигде более. Все идет к тому, что преступный мир постсоветского пространства все более приобретает мафиозные черты. Раньше каждый вор был самостоятельной и независимой единицей, у каждого было право решающего голоса: если 10 воров скажут "да", а один скажет "нет", то те десять не могли проигнорировать мнение одного, если оно было обоснованно. А сейчас кланы: все решается большинством голосов, как на партсобрании. Да и воры по своим человеческим качествам в большинстве уже далеко не те, что были в 70-е. Но даже у нынешних воров все еще есть принципы, рамки, за которые они не могут выйти, а у мафии этих рамок нет. Мафиози могут зарабатывать на всем, что приносит доход: от наркотиков и проституции до вполне (полу)легального бизнеса. А для воров многие виды дохода все еще недопустимы и являются "западлом". Следовательно, те, кто контролирует преступность на уровне правительств, существенно из-за этого недополучают, терпят убытки. Для них воры - пережиток прошлого, препятствие, которое необходимо устранить любой ценой", - резюмирует главный редактор информационного портала "Прайм Крайм" Виктория Гефтер.

По мнению экспертов, представители власти уже "заметают следы" из своего криминального прошлого: в 2015-м в рамках общей реформы МВД было расформировано Главное управление по борьбе с организованной преступностью.

"За десятилетия своей работы в ГУБОП была создана широкая сеть агентов и офицеров под прикрытием. Мы знали от осведомителей заранее, где будут совершаться сходки, какие у кого сферы влияния, оперативники знали структуру ОПГ, работала криминальная разведка. В начале 90-х в ГУБОПе начала формироваться засекреченная база данных "Скорпион" со всеми оперативными данными не только на ОПГ, но и на лидеров-авторитетов старого преступного мира, новых, так называемых "беловоротничковых", которые рвались в политику и в органы власти и управления, отмывая свой преступный капитал. После прихода к власти в 2014-м "новых демократов" было уничтожено много полезного для государства, что не успел уничтожить прежний режим власти. В первую очередь, это ГУБОП, а с ним и ценный архив агентурных данных и другой оперативной информации. Созданный позже под давлением общественности и из-за роста преступности аналог ГУБОПа, новый Департамент стратегических расследований, не имел ни достаточной материально-технической базы, ни квалифицированных кадров. Политическое руководство силовых структур, назначившее самих себя по "квотному принципу", занялось восстановлением своего материального состояния. Представляя интересы финансово-промышленных групп, читай олигархов, они, используя силовой админресурс, стали курировать преступный мир, не только в смысле отмывания их преступных средств, но и в смысле вообще формирования "воровского движения". Решали, кого избрать "вором", "авторитетом", "смотрящим" и так далее. Тогда преступный мир Украины понял: если надо решить какой-то вопрос, надо бежать к олигархам, особенно к тем, которые курируют "силовые ведомства", и все вопросы будут решены... Но пришёл 2019 год, и ситуация резко меняется. Ушло в небытие (или в подполье) большое количество государственных мужей, с которыми воровским авторитетам было легко договориться. Началась "ломка" старых преступных схем и площадок. Начались прилюдные "опускания" авторитетов воровского движения. Я в этом вижу положительный сигнал. Очень надеюсь на нового гаранта Конституции, нового генерального прокурора, нового министра юстиции, нового руководителя ДБР и "старого" главу НАБУ", - говорит Валерий Кур.

Закон против "законников"

Впрочем, поданный в парламент законопроект – это уже вторая попытка украинской власти истребить в Украине "воров в законе". В 2016 году депутаты Верховной Рады не поддержали своим большинством схожие нововведения в Уголовный кодекс. Однако президентский проект существенно отличается от предыдущей законодательной инициативы: он предусматривает наказание и для тех, кто сотрудничает с ворами в законе, а значит дает возможность их изолировать от процессов в криминальном мире.

Предложенные нормы почти полностью повторяют грузинский опыт в борьбе в ОПГ. Расцвет преступности в этой кавказской стране сложился исторически: еще молодой Сталин, по данным биографов, занимался грабежом банков и экспроприацией имущества у зажиточных граждан. После его прихода к власти треть самых важных "должностей" в преступном мире занимали грузины, хотя эта национальность составляла не более 2% среди всех остальных в СССР. По данным агентства "Прайм Крайм", ныне в мире насчитывается более 400 воров в законе, и большинство из них – грузины. Осознавая такое плачевное положение вещей, в 2005-м правительство Грузии приняло закон "Об организованной преступности", который предусматривал лишение свободы для преступников, имеющих статус вора в законе. По "понятиям", вор не может отказаться от своего статуса, если его об этом спросят, а такого признания в Грузии уже достаточно, чтобы отправить за решетку. Однако преступный мир очень чувствителен к изменениям: вскоре на очередной сходке воры решили, что признаваться необязательно, а можно уйти от ответа или отказаться от дачи показаний, и это не будет считаться "западлом".

Большинство грузинских воров мигрировали в другие страны, в том числе и в Украину. Многие приезжают сюда по поддельным документам наездами, чтобы контролировать местные ОПГ, но максимум, что можно сделать в отношении таких граждан, – депортировать их обратно на Родину, где в аэропорту их встречают на личном автомобиле друзья из правительства (о таких случаях рассказывал бывший президент Грузии Саакашвили, который инициировал принятие закона после Революции роз).

"Однако те грузинские воры в законе, которые вынуждены были покинуть свою страну, продолжали влиять на деятельность организованной преступности. Как-то мы с одним из заместителей министра внутренних дел Грузии общались по этому поводу, и я предоставил анализ, как воры в законе продолжают влиять на преступность в Грузии, не находясь на территории страны. После этого были разработаны поправки к законопроекту, которые приняли в прошлом году. Они вводят уголовную ответственность за содействие деятельности воров в законе и любое с ними сотрудничество. Этим удалось значительно снизить их влияние на внутренние процессы в Грузии. Такие же нормы предлагаются и президентским законопроектом в Украине", - рассказывает Вячеслав Аброськин.   

Кроме того, наше законодательство планируют дополнить статьей, которая гарантирует снятие уголовной ответственности за сотрудничество со следствием и свидетельские показания. "Однако институт защиты свидетелей у нас еще не развит. Думаю, многие посчитают опасным для себя предстать в суде в такой роли. В США, например, программа защиты свидетелей работает так: создаются новая биография, личность и документы, переселяют в другой штат и держат под присмотром спецслужб. В Украине этого нет, и я думаю, законодательство придется в этом направлении дорабатывать, иначе оно будет неэффективным. Я располагаю информацией, что новая власть в борьбе с организованной преступностью собирается использовать опыт FBI-USA. Это аналогия законов RICO, принятых в США в 70-х годах, и, по сути, позволивших разобщить и взять под контроль "Coza Nostra" - самую опасную систему организованной преступности. Однако до идеалов нам ещё далеко. Западные эксперты наверняка будут критиковать законодательную инициативу президента за то, что принадлежность к какой-то группе людей – к ворам в законе – будет считаться преступлением. Однако "мягкими" способами побороть организованную преступность у нас не получится", - считает Валерий Кур.

"Но мы не собираемся сажать за то, что человек назвался вором в законе, - уточняет Вячеслав Аброськин. - Это по грузинскому законодательству можно, а по нашему нельзя: оперативникам все равно нужно предоставить задокументированную информацию, которая бы доказывала, что лицо управляет преступным сообществом и координирует его действия. Закон дает правоохранительным органам действенный инструмент, чтобы изничтожить воров в законе в Украине как пласт".

Однако юристы все равно не согласны с тем, что предложенный механизм будет работать.

"Основанием для уголовной ответственности является совершение лицом общественно опасного деяния, содержащего состав преступления. Но можно ли считать принадлежность к статусу вора – общественно опасным деянием? Какие элементы состава преступления необходимо будет доказывать и каким образом? И как быть с тем утверждением Уголовного кодекса, что никто не может быть привлечен к уголовной ответственности за одно и то же преступление более одного раза? Посидел вор в законе в тюрьме, отбыл наказание, вышел – и снова за свое. В общем, у юристов возникнет много вопросов к предлагаемым нововведениям. На мой взгляд, стоило бы ориентироваться на опыт Италии, в уголовном законодательстве которой аналогичные составы преступления увязываются с конкретными преступными действиями и последствиями", - размышляет Александр Виньковский.

"В Грузии закон сработал, потому что там совсем другой менталитет. Там вертикальная структура власти, и политическая воля президента смогла дать такие позитивные результаты, что в Грузии существенно снизился уровень преступности. В Украине слово президента не имеет такой вес, как в Грузии. На мой взгляд, законопроект больше создан для народа, чтобы он почувствовал готовность власти бороться с организованной преступностью, чем для реальной борьбы с ней", - считает в свою очередь Анна Маляр.  

"Кроме того, я не представляю, как можно ограничить вора в законе от связей с внешним миром и возможностей продолжать координировать деятельность ОПГ. В Грузии, однако, появилась отдельная тюрьма для воров в законе. Они все вместе там живут, должны сами обслуживать свои камеры, находятся под постоянной охраной надзирателей. Там воры по сути не имеют возможности общаться с низшими звеньями преступной иерархии. В Украине такой отдельной тюрьмы нет, так что я сомневаюсь, что, даже если наших воров отправить за решетку, это существенно ограничит их возможности", - считает бывший глава Пенитенциарной службы Украины Сергей Старенький.

"По какой-то причине новый закон пока ассоциируется только с ворами в законе. Лидеры крупных организованных преступных сообществ в расчет не берутся. Скорее всего, они и будут основными выгодоприобретателями от нового закона. Каналы наркопоставок, насколько я могу судить, во всем мире контролируются надгосударственными спецслужбами. Криминальные группировки в этом процессе выполняют сугубо обслуживающую функцию. О ворах, вовлеченных сейчас в наркотрафик, мне неизвестно. Но на идейных преступников угроза уголовной ответственности за статус вора в законе не подействует: для них быть с ворами – это честь. Поскольку за 28 лет, пока наши страны следуют западной модели развития, воры так и не приняли новые правила игры, власти взяли курс на их тотальное истребление. Но все это воры уже проходили и во времена Хрущева, и во время Андропова - Горбачева. Как видим, Советского Союза нет, а воры все еще есть. Пока за статус вора расстрел не предусмотрен, а тюрьмой вора не напугаешь. Так что поживем – увидим", - философски заключает Виктория Гефтер. (112.ua, 18.12.2019, Ксения Цивирко)

Следите за новостями воровского мира на канале Прайм Крайм в Telegram и Яндекс.Дзен

Релевантные статьи

02.12.2019

Зеленский внес в Раду проект закона против "воров в законе" ТАСС, Украина

Комментарии


Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

Последние новости

21.02.2024,

ЭКСКЛЮЗИВ

Якутия

От Бии до Индигирки
Жизнь и смерть главной «суки» ГУЛАГа в новом фильме на канале «Прайм Крайм»

Откровения 7-й недели

09.02.2024,

ЭКСКЛЮЗИВ

Польша

Пошли в Сенаки!
Мераб помирил Зураба и Чию

01.02.2024,

ЭКСКЛЮЗИВ

Италия

В Италии освободился вор «в законе» Алеко Имедадзе

26.01.2024,

ЭКСКЛЮЗИВ

Московская область

Вор «в законе» Вятлаг отделался тремя условными годами

16.01.2024,

ЭКСКЛЮЗИВ

Костромская область

Вор «в законе» Мамука Шубитидзе выдворен из России в Египет

Новости региона

На Украине задержали вора в законе Лашу Свана

Украинская полиция задержала вора в законе Мамуку

30.04.2022, ВЧК-ОГПУ

На Украине задержан российский "вор в законе" "Витя Пан"

21.04.2022, Lenta.ru

Клан главного вора в законе России оказался самым влиятельным на Украине

Украинские воры в законе призвали преступников не сражаться за ВСУ

Подсанкционного «вора в законе» «Кобу Руставского» экстрадировали в Испанию – ему грозит до 24 лет заключения

Copyright © 2006 — 2024 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.