Основной адрес: https://www.primecrime.ru
Зеркала сайта:
https://primecrime.net
https://vorvzakone.ru
https://russianmafiaboss.com

музей истории воровского мира

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Вверх

Все - Русь - Дальний Восток - Магаданская область - Дальстрой - Западный ИТЛ (Заплаг) - прииск "Фролыч"

прииск "Фролыч"

Управление


прииск "Фролыч" входит в управление Западный ИТЛ (Заплаг).

Также в управление входят: "23-й километр" (инвалидная зона), Комендантское ЛО; Сусуман, ЛП "бывший женОЛП"; Сусуман, ЛП "Кирпичный завод"; Сусуман, ОЛП прииск им. Калинина, ОЛП-17, ОЛП-2, ОЛП-22 прииск "Стахановец", ОЛП-25, ОЛП-9 прииск им. Чкалова, прииск "Беличан", прииск "Большевик", прииск "Двойной", прииск "Комсомолец", прииск "Мальдяк", прииск "Новый", прииск "Перспективный", прииск "Скрытый", прииск "Челбанья", прииск "Широкий" (штрафной), рудник "Берелех", СИЗО Сусуман.

Список воров "в законе", отбывавших в учреждении


прииск "Фролыч"

1946

1947

1948

(Пузырь)

Кривцов В.

Лица, бывшие в учреждении, для которых отсутствует информация о времени пребывания:
(Тощий)

Лица, умершие в учреждении:
Кривцов В. – 1947 г.

Комментарии


ПРАЙМ КРАЙМ vip02.01.2021 10:05

От Хандыги до Якутска дороги в те годы (1943) вообще не было. Добрых полтысячи километров предстояло проехать по руслам рек и зимникам. Головной полноприводный «стударь» был оборудован снежным плугам; предполагалось установить на него двойные передние колеса и заковать все скаты в цепи. За рулем этой головной машины ехал немолодой заключенный Данько, самый опытный шофер автобазы. Было известно, что он из племени «беспредельщины» — был вором «в законе», потом он «ссучился», пытался опять вернуться к «полнотелым». За ним установилась слава провокатора и стукача. Рядом с ним ехал начальник транспортного отдела управления Филатов - руководитель колонны.
За неимением на автобазе автоцистерн кузова машин были загружены пустыми, выпаренными металлическими бочками из-под американского моторного масла оригинальной конструкции. Днища и крышки у них были легкосъемными, они закреплялись обручами с замками-лягушками.
Колонну сопровождали четверо бойцов, вооруженных автоматами.
В Начале пути, еще на центральной трассе, пользуясь темнотой, в заранее обусловленном месте в три машины колонны, скрытно подсели трое беглецов, трое заключенных шоферов автобазы. Они были откомандированы на прииск «Фролыч», куда вывозили длинномерный лес по головокружительным перевалам Жулинской трассы.
Свои рейсы три товарища совершали всегда вместе. После последней перед побегом разгрузки на прииске они доехали до первого перевала, отцепили свои «обезьянки» (прицепы), столкнули их в обрыв. Машины спрятали в таежном распадке, вернулись пешком на центральную трассу.
Вс е трое имели по «червонцу». Один из них уже отбыл половину срока; двое — бывшие фронтовики — отбыли немного. Что их побудило стать «ледовиками», идти в тщательно обдуманный и приготовленный, но предельно рискованный побег?! Об этом трудно судить. Во всяком случае, хорошо знакомое автору этих строк серое «временное удостоверение водителя» с крупной надписью наискось — «ЗАКЛЮЧЕННЫЙ» (единственный документ, доступный колымчанам данного-контингента) гарантировал его обладателю при добросовестной работе, как правило, бесконвойную житуху и возможность выживания. В резком отличии от тысяч несчастных обреченных собратьев. А риск был бесконечно велик, вероятность успеха — ничтожно мала, неуспех означал мучительную смерть! Посвящены в побег были всего несколько шоферов колонны, кстати — все вольнонаемные. По понятным причинам, мы впоследствии узнали лишь о факте совершившегося побега; о его «технических подробностях» мы узнали лишь годами позже.
Христопродавец Данько еще перед выездом кое-что пронюхал (через несколько лет его порешил воровской нож). (Диамант Ф. «Во льдах»)

Упомянуты:

Учреждение: прииск "Фролыч".

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip01.01.2021 16:07

Заканчивался 1947 год, жизнь в лагере — а может, и на воле — изменилась, только не понять, в какую сторону. Режим ослабел, нас, контриков, вольнонаемные стали уважать за труд, за полную отдачу. Ворье и прочая гадость зашевелилась, я бы сказал, обнаглела: воровство, убийства расцвели вовсю!
С прииска Фрунзе я этапировался на «Фролыч» с бригадой, где бригадиром был Василий Кривцов, в прошлом вор в законе. «Завязал», хватило силы, работал в забое с лотком и слыл неплохим золотарем. От воровской жизни осталось одно зло, что потом его погубило, — картежная игра. За это сняли его с должности бригадира, хотя мужик он был толковый, работал после лотошником. Но карты не бросал. Жил на центральном ОЛПе.
Я пришел на командировку, а мне надзиратель говорит: «Галицкий, твоего приятеля, Ваську Кривцова, прирезали». И рассказал: «Всю ночь, гады, играли, Васька всех облапошил, а утром Пузырь (кличка вора) подошел к его койке, загородив выход, облокотился на нары и говорит ему: "Пришел по твою душу!" Васька рванулся, а он ему пику в живот! До чего здоров Кривцов, оттолкнул Пузыря — и к выходу, а там его ждали еще два блатаря и пришили к полу!» Я содрогнулся, представляя картину гибели Василия, но на труп смотреть не пошел!
Вместе с ним умерла и его мечта о встрече с женой и сыном!
Пузыря отправили в тюрьму, на этом и закончилось его наказание! Его будут судить, но у него срок 25 лет, и добавлять некуда! Смертная казнь была отменена, и поэтому все убийства оставались безнаказанными! (Галицкий П. К. «Почти сто лет жизни…»: Воспоминания пережившего сталинские репрессии)

Упомянуты:

Учреждение: прииск "Фролыч".

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip01.01.2021 15:58

На «Фролыче» парикмахером работал щупленький, захудалый ссученный вор, сука. (Ссученными, или суками назывались воры, которые отошли от воровских законов, изменив им).
Дело было вечером. Я провожал в ночную ребят, давал звеньевым последние наставления. Ко мне подошел парикмахер:
— Калиныч, оставь в лагере Колчанова, он поможет убрать парикмахерскую.
— Не могу, — ответил я, — надо было раньше сказать, а сейчас его заменить некем.
Парикмахер выругался, произнес в мой адрес какую-то угрозу и отошел от вахты. Я не обратил на это внимания, а когда пришел в барак, дневальный мне и говорит:
— Слышишь, бригадир, обидел ты «Тощего», — такая кличка была у парикмахера, — не оставил ему его «девку», теперь он мстить будет. — Оказывается, Колчанов, тихий и скромный мальчик, круглолицый и симпатичный, исполнял роль девочки у блатного! (Галицкий П. К. «Почти сто лет жизни…»: Воспоминания пережившего сталинские репрессии)

Упомянуты:

Учреждение: прииск "Фролыч".

ответить

razi09.06.2015 20:19

– Петя, у меня нет времени тебе все рассказать, но умоляю: напиши «нет». Надо сберечь этого человека!
Петька Дьяк известен среди воров, его голос авторитетен, к нему прислушиваются. Можно сказать, это член Политбюро уголовного мира Союза. Ничего не спрашивая, в записке, извещавшей о суде над Шуриком, он написал: «Воры, я возражаю». Но записка не успела дойти до камеры-«нулевки», где сидел Шурик. До нас дошел слух, что воры приводят свой приговор в исполнение… Как только открыли нашу камеру, мы с Петькой бросились по коридору к «нулевке». И увидели, как двое бьют Шурика ножами. Когда мы растолкали их, Шурик был уже мертв.
Но по порядку.
С Петькой я подружился в сусуманской тюрьме. Как-то заключенные затащили в камеру надзирателя, который недавно был переведен с прииска «Фролыч» в тюрьму. Во время трюмиловки надзиратель на глазах всего лагеря примкнутым к винтовке штыком заталкивал в зону двух воров – Горловского и второго по кличке Слон, отказавшихся перейти на сторону сук. Они были обречены. Воры решили нового надзирателя убить. И едва при обходе тюрьмы он приоткрыл дверь в очередную камеру, несколько рук втянули его. Петька Дьяк, родом из Сибири, сильно окая, говорил надзирателю, щурясь:
– Вот смотрю я на тебя, рожа деревенская, и думаю: небось, у тебя мать где-то есть? А у тех, кого ты колол, – нет матери? Че же тебя, суку, заставило пырять их штыком? Не знал, что их в зоне трюманут или зарежут?!
Надзиратель молчал. Он умоляюще обводил глазами камеру, но не находил сочувствия. Когда ему накинули на шею полотенце, он схватил его руками, пытался оттянуть, но кто-то ударил его в солнечное сплетение, от боли он судорожно схватился за живот, и тут полотенце туго стянули и не отпускали, пока не прекратился предсмертный хрип. Вину взяли на себя двое уголовников, на которых висело уже несколько раз по двадцать пять. К высшей мере тогда не приговаривали, и им было все равно, сидеть двадцать пять или пять раз по двадцать пять.
Петька Дьяк из уголовных авторитетов, к которым прислушиваются все зоны от Мордовии до Колымы. Он узкоплеч и жилист. «У всех нормальных людей, – удивлялся он, – грудь широка, а все ниже – поуже, а у меня наоборот. Видать, от сибирской картошки».
На Колыме были два лагерника, совсем разных человека, и оба Петьки – Петька Дьяков и Петька Дьяк. Второй был тоже Дьяков, но все говорили «Дьяк», и мне так удобней его называть, чтобы не путать с другим. Их пути не пересекались, но меня многое связывало с обоими. Мы оказывались вместе в лагерях, с Дьяком – в следственной тюрьме в Сусумане, на Широком, Случайном, Большевике, с Дьяковым – на Челбанье, спали на одних нарах, во всем понимали друг друга. Кроме одного, чего я не принимал тогда (не могу мириться и сегодня). Речь о выпивках. Я спокойно к ним отношусь, сам не прочь с друзьями выпить. Но когда люди теряют меру, напиваются до распада сознания, когда летит к чертям работа и страдают другие – все во мне протестует!
«В школе, паря, я учился семь лет, – любил повторять Петька Дьяк, по привычке щурясь, – три года в первом классе и четыре во втором…» Возможно, он говорил правду, но в уголовном мире его слово многое значило, и я не раз пользовался нашей с ним близостью, чтобы вытащить кого-то из приятелей, приговоренных ворами к смерти.
Мы с Петькой не успели спасти Шурика Лободу, и тут время рассказать, что случилось.
С Шуриком мы были знакомы всего несколько часов. Нас вели с Двойного в тюрьму на Широкий. За это время мы успели о многом переговорить и проникнуться друг к другу симпатией. У него хорошее, открытое лицо, сразу вызывает доверие. Он вспоминал свою сестренку и мать, а под конец рассказал историю о том, как в какой-то ситуации поступил иначе, чем воры ждали от него, и теперь сомневался, можно ли ему идти в тюрьму к ворам. Мне трудно было советовать, и я сказал только: не знаю, решай сам. Прощаясь, он отламывает мне половину от булки хлеба, которая была у него. «Шурик, не надо», – говорю я.
Меня, уже сидевшего здесь, принимают сразу. А Шурика поместили в камеру-«нулевку», куда попадали впервые прибывшие в эту тюрьму.
Я был несколько раз на воровских сходках, без права голоса, поскольку не принадлежу к ворам. Они от меня ничего не скрывали, и я молча наблюдал, как велись сходки. Малейшее недоверие к кому-либо – и человеку не жить. В этом смысле они жестоки друг к другу. Какой-нибудь пустяк, проиграл нижнюю рубашку и не отдал – человек приговорен. И вот до нас доходит весть о том, что по какой-то причине кто-то из воров настаивает убить Шурика Лободу.
Я бросился к Дьяку:
– Петя, я тебя умоляю, напиши «нет». Надо сберечь этого человека!
Когда, повторяю, мы с Петькой добежали от своей шестой камеры до «нулевки» и раскидали склонившихся над Шуриком, все было кончено.
Тем не менее я всегда знал, что в случае опасности, нависшей над друзьями, всегда можно рассчитывать на Петьку Дьяка.
(Из книги В.И. Туманова "Все потерять - и вновь начать с мечты...")

Упомянуты:

Учреждения: прииск "Фролыч", СИЗО Сусуман, прииск "Двойной", прииск "Широкий" (штрафной), прииск "Случайный" (штрафной), прииск "Большевик".

ответить

Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

Copyright © 2006 — 2022 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.