Основной адрес: https://www.primecrime.ru
Зеркала сайта:
https://primecrime.net
https://vorvzakone.ru
https://russianmafiaboss.com

музей истории воровского мира

Воры. Кто они?

О проекте

СМИ о нас

Обратная связь

Реклама на сайте

Пожертвования

Вверх

Все - Русь - Северо-Запад - Архангельская область - П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг)

Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг) П-233 (16.08.1937-действующий на 01.01.1960), Коношский район, пос. Ерцево, ул. Гагарина д.26

Управление


П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг) является управлением.

В управление входят: Ковжа, Мехреньгское ЛО, ШИЗО; Кубинка Первая.

История учреждения в событиях


28.04.1984

Попов Н. Н. освободился по отбытии срока из П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг).

22.03.1963

Шленский Н. И. (Туляк) освободился условно-досрочно из П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг).

29.01.1954

Ильин И. Ф. убыл из П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг) в ВВ-201; Кизеловский ИТЛ (Кизеллаг).

02.08.1953

Гмитрон Ю. А. убыл из П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг) в Северо-Восточный ИТЛ (Севвостлаг).

02.08.1953

Ларчиков М. Г. убыл из П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг) в Северо-Восточный ИТЛ (Севвостлаг).
В это время там находился Гмитрон Ю. А..

10.07.1953

Гмитрон Ю. А. прибыл в П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг).

22.06.1952

Гмитрон Ю. А. убыл из П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг) в СИЗО-1 "Коровники"; Ярославль.

17.03.1952

Гмитрон Ю. А. прибыл в П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг).

Сучья война

23.01.1950

в бараке усиленного режима отдельного лагерного пункта №5 был убит заключенный ИВАНОВ Иван Андреевич. Убийство на почве бандитских побуждений совершили заключенные: ВАСИЛЬЕВ Андрей Алексеевич, СЕРОВ Алексей Алексеевич, ПЕТРОВ Николай Николаевич.

26.02.1950

в 11 часов дня на лесобирже ОЛП-5 заключенный БАРАНОВСКИЙ Александр Григорьевич на почве личной мести совершил убийство заключенного КОРЕНЕВА Адольфа Ивановича.

19.06.1950

на отдельном лагерном пункте строгого режима №16 на почве мести был избит заключенный ВОРОНИН Леонид Иванович, который в результате нанесенных тяжелых повреждений умер в тот же день. В избиении ВОРОНИНА принимали участие заключенные: РУСАКОВ-ГОЛУБЧИКОВ Анатолий Иванович, БОРОДУЛИН Алексей Семенович, МИРОНОВ Анатолий Александрович, БУЛОЧНИКОВ Дмитрий Яковлевич.

01.09.1950

в 7 часов 20 минут в отдельном лагерном пункте строгого режима №16 были убиты заключенные: ОСКОВОРОГЛОВ Леонид Данилович, ВЫРОДОВ Владимир Анисимович, ШЕСТАКОВ Борис Алексеевич, ЖЕЛУДОВ Роберт Иванович, ШАБАНОВ Николай Николаевич, ТУРБАЕВ-ПОПОВ Николай Иванович. Убийство вышеуказанных заключенных на почве бандитских проявлений и мести за старые счеты совершили заключенные: СЕМЕШЕВ Иван Ильич, БАРАНОВСКИЙ-ФЕОКТИСТОВ-КОЛЕСНИКОВ Александр Григорьевич, ИВАНОВ-БУРКИН Анатолий Александрович, АГЕЕВ Василий Григорьевич, БЕСЕДИН Николай Егорович, ЗИМИН Иван Петрович, КУЗИН Алексей Васильевич, он же НИКОЛАЕВ Алексей Васильевич, он же ВАСИЛЬЕВ Дмитрий Тимофеевич, он же НИКОЛАЕВ Николай Васильевич, он же КИРИЛЛОВ Григорий Филиппович, ЛЯТТИ Александр Иванович, ВАРФОЛОМЕЕВ Анатолий Макарович, ПАНИН Сергей Иванович, ФИЛИППОВ Михаил Кузьмич, КОНДРАХОВ Николай Александрович, он же БЕРЕЗИН Владимир Алексеевич.

17.10.1950

в лагерном пункте №2 ОЛП №9 был убит заключенный-нарядчик ОХАПКИН Василий Семенович. Убийство ОХАПКИНА на почве мести совершил заключенный ВОРОНОВ Валерий Васильевич.

03.12.1950

В ночь со 2-го на 3 декабря на 2-м лагерном пункте Мехреньгского отделения убит из числа уголовно-бандитствующего элемента заключенный КАРЕЛИН Василий Федорович. Убийство КАРЕЛИНА в порядке самозащиты совершал заключенный ИЛЬИН Иван Федорович.

14.12.1950

на ОЛП №16 выявлено две враждующих между собой группы из числа уголовного рецидива: первая группа в количестве 4-х человек, возглавляемая заключенным ЗЫРЯНОВЫМ и вторая группа в количестве 20-ти человек, возглавляемая РУСАКОВЫМ и КОНДРАХОВЫМ. Выявлена группа в количестве 8-ми человек: РЯБКОВ, РЯБИНИН, ХАРИТОНОВ, ВОЛКОВ, ВОЛОХОВ, ПОТАПЕНКО, ПАНФИЛОВ и ЛЮБИМОВ, которая занимается грабежами и отбиранием посылок у заключенных. С целью подготовки к совершению убийства заключенных через заключенного ПУДОВА, который занимается изготовлением ножей из напильников, снабжены ножами заключенные: КОНДРАХОВ, БИКУЛОВ, ХАРИТОНОВ, МАНЬКО, ВОЛОХОВ, МЯТИНОВ, КРАВЧЕНКО, ГВОЗДЕВ, БОГДАНОВ, ВОЛКОВ, БАБОШИН, ДУРКО и другие. При попустительстве надзорсостава заключенный ЗЫРЯНОВ, находящийся в изоляторе, вооружившись ножом, свободно ходит по зонам строгого и общего режима с целью совершения при удобном случае убийства заключенного РУСАКОВА.

22.12.1950

в 19 часов 45 минут в отдельном лагерном пункте №16 были убиты заключенные: ТВОРОВСКИЙ Александр Михайлович, БУЛОЧНИКОВ Дмитрий Яковлевич, БАСАЛАЕВ Илья Филиппович, ВОРОНКОВ Михаил Васильевич. Убийство вышеуказанных заключенных на почве бандитских проявлений совершили заключенные: КОНДРАХОВ Николай Александрович, он же БЕРЕЗИН Владимир Алексеевич, ГМИТРОН Юрий Алексеевич, НЕФЕДОВ Юрий Лукьянович, ХАРИТОНОВ Павел Степанович, МАНЬКО Борис Георгиевич.

05.01.1951

на производстве в общем лесозаготовительном оцеплении, по заданию руководителей группы "блатных", заключенным СЕМЕНОВЫМ Николаем Борисовичем был убит бригадир бригады №14 /навалка лесоматериала на тракторные сани/ заключенный ПРОКИМОВ Дмитрий Дмитриевич, он же ЩЕГАЛЬКОВ Лев Борисович, который до того, как его назначили бригадиром, в течение двух лет работал грузчиком в составе погрузочной бригады. Вооружившись поленьями дров и специально приготовленными на производстве палками, которые они принесли с работы и пронесли под видом дров в зону лагерного пункта, грузчики по команде ДАНИЛОВА и КАРПОВА, побежали в барак №6, где проживали "блатные". Ворвавшись в барак, убили находящихся там заключенных: БОГДАНОВА Бронислава Антоновича, являвшегося одним из руководителей среды уголовного рецидива, КУЧМА Виктора Никитовича и нанесли тяжкие травматические повреждения заключенным: ЛАРИОНОВУ Анатолию Николаевичу, МИРОНОВУ Виктору Семеновичу, ЛАНЦОВУ Василию Михайловичу, ГРАЧЕВУ Василию Семеновичу, ВИШНЯКОВУ Владимиру Дмитриевичу, БАРАШКОВУ-УШАТОВУ Евгению Константиновичу, САМОДУМСКОМУ Льву Израилевичу, ПОПОВУ Якову Федоровичу, СТАРОВЕРОВУ Николаю Павловичу. Учинив расправу в бараке №6, грузчики разделились на две группы, одна из которых пошла в другую секцию того же барака, где убили заключенного: УДАЛКИНА Анатолия Егоровича, а вторая группа ворвалась в барак №1, подвергла избиению заключенных: ИКОННИКОВА Юрия Павловича, СЕРГЕЕВА Николая Акимовича, ПРОНИНА Сергея Ивановича, нанеся им при избиении тяжкие травматические повреждения. Выйдя из барака №1 и из барака №6, обе группы, объединившись, ворвались в штрафной изолятор и, сбив топором замок у одной из камер, убили содержащихся там заключенных: САГАЙДАК-ТКАЧЕНКО Василия Павловича и КАЗАКОВА Владимира Васильевича. Совершив нападение на штрафной изолятор, заключенные ЛАРИЧЕВ, КАРПОВ, ЛИТВИНОВ и другие ворвались в помещение амбулатории лагпункта и убили находящегося там в ожидании приема врачей заключенного: КИРПИТНЕВА Константина Васильевича. Расправившись со всеми руководителями группы "блатных", грузчики пришли в свой барак и не оказывая сопротивления лицам администрации, бросили палки, топор и два ножа, которыми они были вооружены.

Упомянуты: Богданов Бронислав Антонович (Бронька), Кучма Виктор Никитович, Удалкин Анатолий Егорович, Сагайдак-Ткаченко Василий Павлович, Казаков Владимир Васильевич, Кирпитнев Константин Васильевич, Ларионов Анатолий Николаевич, Миронов Виктор Семенович, Ланцов Василий Михайлович, Грачев Василий Семенович, Вишняков Владимир Дмитриевич, Барашков-Ушатов Евгений Константинович, Самодумский Лев Израилевич, Попов Яков Федорович, Староверов Николай Павлович, Иконников Юрий Павлович, Сергеев Николай Акимович, Пронин Сергей Иванович

07.01.1951

в 11 часов 30 минут в изоляторе отдельного лагерного пункта строгого режима №16 был убит заключенный ЛИВШИЦ Яков Семенович. Убийство на почве мести и личных счетов совершили заключенные: СЕРОВ Алексей Алексеевич и КРУГЛОВ Виктор Григорьевич.

Список воров "в законе", отбывавших в учреждении


Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг) П-233 (16.08.1937-действующий на 01.01.1960), Коношский район, пос. Ерцево, ул. Гагарина д.26

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

Гаврин Н. Ф.

Гмитрон Ю. А.

Ильин И. Ф.

Кочуренко И. Н.

Кузьменко В.

Лапин

Ларчиков М. Г.

Попов Н. Н.

Семин А. (Толик Дубинка)

Шелкопляс

Шленский Н. И. (Туляк)

Лица, бывшие в данном учреждении, для которых отсутствует информация о времени пребывания:
Арзуманов С. Р. (Стас Бакинский)

Комментарии


ПРАЙМ КРАЙМ vip03.11.2021 08:02

Зимой 1940 года к нам пришел этап исключительно из воров-рецидивистов. Они должны были следовать куда-то дальше, потому что у нас не было мест. Поместили воров в палатках, которые обнесли колючей проволокой, к выходу поставили часового. В выходной день двое или трое воров пошли в бараки азиатов и попались там на воровстве.
— Ур!!! — крикнули узбеки, туркмены. Четыре человека встали к дверям, остальные начали гонять воров по бараку, били, чем попало. Воры головами вышибали двойные рамы окон и вываливались на улицу. Азиаты высыпали наружу, из палаток спасать своих выскочили другие воры — и пошла потасовка. Дрались человек полтораста: тех и других примерно поровну.
Сбежалось начальство, вызвали взвод конвоя, стреляли залпами в воздух — ничего не помогала всё население лагпункта высыпало на улицу смотреть бесплатный спектакль.
Умный был старик Рогов. Увидел нашего бригадира, приказал быстро собрать всю нашу бригаду. Мы тут же собрались около Рогова.
— Если разгоните эту драку, завтра получите еще один выходной, — предложил он.
Ну как не согласиться? Все здоровые, молодые — почему бы не разгуляться?
Бригадир выстроил нас в одну шеренгу и сказал:
— По слову «три» врезайтесь в середину, бейте тех и других, пока не разгоним всех.
Для нас это было просто развлечением. Через пять минут драка окончилась. Убиты были пять воров, многих унесли в больницу. У нас пострадал один то кличке «Медвежонок» — это я в отместку за «Слоненка» стал награждать всех своих друзей кличками. Как ни странно, они приживались. У него под левым глазом сверкал роскошный «фонарь», предмет дружеских, немыслимых и фантастических шуток. Воров на другой же день куда-то этапировали. (Из книги Н.А. Каширина "Пока живу - помню")

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip03.11.2021 07:58

В одном из бараков дали нам большую секцию. Бригада, в основном, молодежь, была очень дружная и, понятно, самая богатая: у каждого были деньги. Ворам эти деньги не давали покоя. И вот однажды днем, когда дома оставался один дневальный, к нам в секцию явились три вора. Пригрозили ножами и стали рыться в наших вещах, забирая деньги.
Вечером, как только мы пришли с работы, дневальный доложил об этом. Богатько подсчитал, сколько было взято денег: набралась не одна тысяча. Не переодеваясь, пошли выколачивать из воров наши деньги.
Их было много, больше чем нас, но физически мы были несравненно сильнее: сказались тяжелая лесорубная работа и неплохое питание. Богатько поставил снаружи барака по четыре человека к каждому окну: на случай, если воры будут выбрасываться из них — остальные вошли в барак.
Воры замолкли.
— Как будем бить? Подряд или через одного? — спросил Богатько.
— Будем бить подряд, — ответил я.
А Николай Серебров не без юмора обратился к ворам:
— Вы не бойтесь, мы убивать вас не будем, только переломаем вам руки и ноги.
Два вора «законника», дядя Коля и дядя Паша, каждому лет по пятьдесят, поняли, чем грозит наше вторжение.
— Мужики, скажите, в чем дело? За что вы хотите нас бить? — спросил дядя Коля. Богатько объяснил.
Дядя Коля и дядя Паша переглянулись: они действительно ничего не знали об ограблении.
— Идите, парни, отдыхайте, мы с Николаем принесем вам ваши деньги через полчаса. Сколько они взяли? — спросил дядя Паша.
Богатько ответил и предупредил:
— Если через полчаса не вернете деньги, вам в зоне места будет мало.
— Как сказал дядя Паша, так и будет: деньги принесем через полчаса, — ответил дядя Коля.
Мы вернулись в свой барак, переоделись, сдали рабочую одежду в сушилку. Менее чем через полчаса дядя Коля и дядя Паша принесли деньги. Богатько пересчитал — все было точно.
— Извините. Мы этого не знали, больше ничего подобного в отношении вас не будет, — сказал, прощаясь, дядя Коля. (Из книги Н.А. Каширина "Пока живу - помню")

Упомянуты:

Учреждение: П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг).

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip06.01.2021 08:57

Конвоиры передали нас с рук на руки «хозяину» карантина — ражему мужику в бархатной куртке, фамилия которого была — Шелкопляс. Происхождение бархатной куртки мне стало ясно на следующий день, когда Шелкопляс пытался прицениться к моему костюму с тем, чтобы «махнуть» его на какое-нибудь ношеное тряпье. Я, правда, наотрез отказался, имея уже определенный опыт и будучи от природы менее робким, чем первоначальный владелец куртки. Впрочем, Шелкопляс был не очень страшен. Он иногда развлекал своих «подчиненных» игрой на гитаре, а отпирая дверь барака перед выводом нас на работу, ежедневно повторял одну и ту же веселую остроту: «Ну-с, лорды, дорога на эшафот!». Фраза эта была заимствована из популярного фильма.
Моего спутника Шелкопляс принял как брата, так как они оба были из «сук».
****
Различие «мастей» — коренная основа лагерной классификации. Поэтому, когда на пересылку прибывал новый этап, конвой командовал: «Воры направо, суки налево, мужики на месте». В вагонах — все вместе, и блатные там уже успевают обобрать «мужиков». Масть записывалась иногда и в личную карточку: «Относится к ворам (сукам, мужикам).
Лагерное общество вообще делится по «мастям». Основу составляет двухпартийная система: воры—суки. Воры не работают и не «служат», суки тоже не работают, но служат в низших звеньях лагерной администрации, как уже упомянутый Шелкопляс, заправлявший карантином. Воры на своих толковищах (сходках) строго судят за нарушение воровского «закона», ссучившихся изгоняют или даже убивают. Между ворами и суками идет вечная борьба, борьба бескомпромиссная и кровавая. На тех «командировках», где гуляют воры, нет места сукам и наоборот. Если начальство посылает вора на сучий ОЛП, то — на верную смерть. Ссучившихся сук, то есть дважды изменивших первоначальному статусу блатных, называют беспредельщиками, или поляками, их преследуют и воры, и суки, и приходится им тщательно скрывать свою масть, затесавшись среди мужиков, то есть «беспартийных». Впрочем, и воры, и суки стремятся примазаться к мужикам, смешаться с ними, так как обирание мужиков — источник существования блатных всех партийных окрасок. Мужики работают за себя и за блатных, получают какие-то деньги или рабочие обеды, получают и посылки из дома от родственников. Воры и суки отнимают у мужиков «прибавочный продукт» и даже более того. Они грабят посылки, насильно заставляют отдавать новые и хорошие вещи (особенно — яркие, цветастые, щегольские) в обмен на изношенное тряпье, даже требуют отчисления зарплаты работяг в свою пользу и т. д. Начальство смотрит на все это сквозь пальцы, так как ничего не может, да и не очень хочет, поделать с ними. Даже используют блатных для давления на работяг, особенно политических.
Блатные всех мастей называют себя — люди и как таковые противостоят бепартийной массе мужиков. На пересылке нередко вводят в камеру какого-нибудь мальчишку, еще даже не заслужившего названия «вора в законе» (такие мелкие воришки называются цветниками), и этот мальчишка нагло обращается к толпе обросших или уродливо выбритых озабоченных и несчастных: «Люди есть?» — есть ли блатные среди серой толпы мужиков.
****
Забегая вперед, расскажу, что когда после изгнания блатных с комендантского ОЛПа в 1953 году трое из них проникли из пересылки в санчасть и там забаррикадировались, то вся пересылка, набитая блатными, гремела: «Да здравствует советская власть и воры! Долой фашистов». (Мелетинский Е.М. Избранные статьи. Воспоминания)

Упомянуты:

Учреждение: П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг).

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip03.01.2021 13:58

И, наконец, война между блатными и ссученными. Повод для войны — отношение к начальству. Настоящий блатной, — "вор в законе", нигде и ни под каким видом работать не должен. За него работают мужики. Он имеет свою особую форму: рубаха, выпущенная поверх брюк, и брюки, вправленные в чулки; на шее крестик. Он вор в законе. Может хватать за горло "мужиков" - нашего брата, грабить, убивать, но с санкции старшего блатного. Таковы блатные.
Что касается ссученных, то их идеология следующая: мы воры и ворами умрем, но здесь, в лагере, никого не трогаем и сотрудничаем с начальством. Коллаборационисты.
Занимают должности нарядчиков, бригадиров, некоторые умеют и сами неплохо работать.
На каждом лагпункте господствует определенная "масть". Есть лагпункты, где преобладают ссученные; здесь очень туго приходится блатным. Если сюда попадает блатной, его ссучивают. Для этого выработан строгий и четкий церемониал.
От блатного требуют, чтобы он совершил три символических действия. Во-первых, ему дают грабли, и он обязан два-три раза провести ими по "запретке" (запретная зона около забора распахана для того, чтобы следы беглеца были видны). Далее, ему вручается ключ от карцера: он должен (в сопровождении толпы ссученных) подойти к карцеру и собственноручно запереть замок на дверях. И наконец, заключительный акт: он должен поесть со ссученными. После этого он уже сам ссученный, и теперь его будут резать блатные.
Имеются, однако, среди блатных люди поразительной стойкости, которых не могут сломить никакие побои. А ритуал побоев также отработан. Блатного поднимают несколько дюжих парней и изо всех сил бросают его задней частью об землю. Бывали люди, которые выдерживали эту операцию по тридцать-сорок раз. После этого — тяжелая инвалидность на всю жизнь.
Вообще блатные, да и ссученные, долго не живут, не более 40—45 лет. Старика блатного вы не встретите. Противоестественный образ жизни дает себя знать.
С этим миром я впервые соприкоснулся на Савозере. К нам прислали крупного ссученного — Ваську Карелина. Он в Ерцеве работал заведующим изолятором и лично избивал блатных (сам — бывший блатной). В глазах блатных это — сверхпреступник. Наказанием ему может быть только одно — смерть.
Но и начальству он страшно надоел. Вечно он паяный — откуда-то достает водку, и вечно с ним какие-то приключения. Решили, что он больше не нужен — и послали его к нам на Мехренгу, где превалировали блатные.
Приехал. Сразу в виде протеста перерезал себе горло. В этом мире это самое обычное, причем перерезают так, что крови много, но никогда никто не умирает. Положили к нам в стационар. И попал он под мое попечение.
По ночам не спит. Как-то пристал ко мне: "Доктор, расскажите роман". После долгих отнекиваний стал припоминать какие-то бульварные романы. Потом увлекся и начал импровизировать.
Увлекся мой Васька, да и другие слушатели, сверх меры. Слушали как завороженные. Уже с утра начинали спрашивать: "Скоро ли придет ночной доктор?" Иногда я говорил: "Завтра праздник, рассказывать грех, не приставайте". Полная покорность. Сам всемогущий Васька таскал мне воду из колодца. Словом, я овладел их сердцами. А Васька был гроза лагпункта. Сказал однажды: "Я убью нарядчика". Нарядчик бежит объясняться.
Однажды на этой почве произошел комический инцидент. Вася поругался с зубным врачом и пригрозил: "Я тебя убью". Затем наступают часы ночного дежурства. Я сказал: "Завтра воскресенье, рассказывать не буду". Одиннадцать часов. Все спят. Обозреваю свои владения. Прохожу в прихожую около помещения, где спят врачи. Вижу, санитар, сидя, клюет носом. Говорю ему: "Что ты здесь делаешь? Иди спать". (По правилам, санитар должен дежурить вместе со мной.) Затем прикрываю дверь. Тепло. Хожу. Вспоминаю всенощную. Мысленно присутствую на литургии.
На другое утро врач взволнованно меня спрашивает:
"Что такое было ночью?"
"Ничего не было".
"А кому вы сказали: «Что ты здесь делаешь? Иди спать»?"
"Санитару Лешке".
"Ну и ну".
И здесь я узнаю следующее. Зубной врач сам не свой под впечатлением угрозы Васи, что он его убьет, не спит. И вдруг слышит мои слова: "Что ты здесь делаешь?" Он решает, что это Василий подкрадывается, чтобы его убить. Будит врача Яковита, который тоже храбростью не отличается. И вот они забаррикадировали дверь и всю ночь, стоя в одном белье, с трепетом прислушивались к моим шагам. И смех и грех.
Любил я беседовать с Васей. Уж очень своеобразное было у него восприятие. Вот однажды спрашивает он у меня: "А зачем Пушкин вызвал Дантеса на дуэль?" Отвечаю хрестоматийно. Вижу, ответ мой его не удовлетворяет. Мнется. Потом спрашивает: "А почему он (Пушкин) не мог его (Дантеса) втихаря уякнуть?" На это я не нашел что-либо сказать.
Другой раз я рассказываю, что моя мать замужем второй раз, и я избегаю к ней заходить, чтоб не встречаться с отчимом. И опять недоуменный вопрос: "А почему ты ее не убил?"
Вася человек цельный, ничего не скажешь.
Ужасен был его конец. В конце концов отослали его на Пуксу, лечебный лагпункт. Посадили в изолятор — превентивный арест. Ночью ворвались блатные. Наутро нашли Василия, плавающего в крови. Девятнадцать колотых ран, уже мертвого били. На трупе верхом сидел восемнадцатилетний парнишка, который заявил, что он единолично расправился с Василием. По чьему-то приказу взял вину на себя; получил дополнительно 10 лет. (Левитин-Краснов А. Э. "Рук Твоих жар" (1941-1956))

Упомянуты:

Учреждение: П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг).

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip03.01.2021 09:15

1951 год... Структура общества, окружавшего меня, имела иерархический характер. На вершине ее находилась немногочисленная, но сплоченная каста воров "в законе", внизу - масса работяг, или мужиков. У воров были свои представления о долге, свой моральный кодекс. Во главе их, в свою очередь, стояла еще более узкая группа старших воров, внутри которой шла постоянная борьба за власть, вследствие чего кто-нибудь из воров объявлялся нарушителем воровского закона, кодекса воровской чести. Таких отступников и предателей называли суками и приговаривали к смерти. Если им удавалось избежать приговора, сбежав на вахту, под защиту вооруженной охраны, начальство переводило их в лагерь, где господствовали суки.
Таким и был мой лагпункт, когда я прибыл сюда впервые. В нем заправляли суки - бывшие воры, осужденные своими прежними товарищами на физическое уничтожение. Здесь царили произвол и власть силы. Обо мне прошел слух, что я ношу при себе большие деньги - на самом деле ничего подобного не было. Решено было меня ограбить, а то и убить. Группа молодых уголовников, человека четыре, подстерегла меня вечером в уборной. Едва прикрыв за собой дверь и оказавшись в темноте, я почувствовал сильный удар в висок - тяжелым камнем, замотанным в тряпку. Они хотели оглушить меня, но удар пришелся не точно, я упал, но не потерял сознания. Они быстро обыскали меня, ничего не нашли и скрылись...
Все это постепенно изменилось, когда в наш лагпункт привезли группу воров в законе. Они начали с того, что раздобыли холодное оружие и совершили переворот. Ранним сентябрьским утром, перед разводом, было убито человек десять сук. Власть перешла к ворам, но внутрипартийная борьба продолжалась, ее вели различные фракции внутри воровской касты.
Это случилось темной ноябрьской ночью в одном из бараков режимной зоны, находящейся на территории лагпункта - заключенных здесь запирали на ночь. И едва их заперли, они бросились с ножами на людей, вместе с которыми они жили. Среди тех, на кого напали, были несостоятельные должники - картежники, других подозревали в предательстве, в доносах, в измене воровскому закону. Каждой жертве было нанесено от двадцати до сорока ножевых ран, одному за другим. Один из них смеялся, глядя, как убивают его товарищей, и этим привлек внимание убийц - и он не ушел от судьбы. Убийцы ходили по бараку с окровавленными ножами и успокаивали окаменевших от ужаса работяг:
- Мы вас не тронем, не бойтесь.
Было убито несколько человек, еще один скончался позднее. Двоих или троих зарезали во сне, ударами ножа в спину. Кто-то из них еще дышал; убийца наклонился над ним, вонзил нож в его живот и повернул несколько раз. Закончив свое дело, они прикрыли трупы, умылись и сели ужинать. Кончив есть, вызвали охрану.
После этой "ночи длинных ножей" воры установили на лагпункте жесткий и, по их представлению, справедливый порядок. В бесструктурном хаотическом состоянии, которое имело место при суках, выкристаллизовалась твердая структура, обладающая ясной, законченной формой. У простого мужика или фраера, вроде меня, никто больше не мог отобрать по собственному произволу деньги или полученную из дома посылку. Получив заработанные деньги, работяга отдавал заранее обусловленную их часть бригадиру, который в свою очередь передавал их в общак - воровскую кассу. Кроме того, бригадир должен был в нарядах изображать воров как работающих, хотя в действительности они не работали, а грелись у костра или отсиживались в зоне. Но за это воры гарантировали работающим спокойное существование, "социальную защищенность". Начальство тоже было заинтересовано в такой системе: она обеспечивала порядок в зоне и выполнение производственного плана.
На низшей ступени воровской иерархии находились малолетки - юные уголовники, проходящие обучение под руководством старших воров. В будущем они пополнят воровские кадры и сами станут ворами в законе. А на самом дне социальной структуры влачили существование пассивные гомосексуалисты, или педерасты - они обслуживали в первую очередь потребности воров и за это пользовались некоторыми преимуществами, например, иногда освобождались от тяжелой работы в лесу. Обычно они жили среди других работяг, но одно время воры устроили в одном из бараков отдельное помещение для них, своего рода публичный дом.
Особым уважением среди воров пользовались так называемые технические воры, профессионалы высокого класса, артисты и виртуозы своего дела. Эти аристократы преступного мира выделялись среди заключенных своего круга более высоким интеллектуальным развитием и манерами. Они в совершенстве владели феней - воровским жаргоном и избегали вульгарной матерщины. Я знал многих людей этой категории; иногда кто-нибудь из них засиживался по вечерам в плановой части. Они ценили общество подобных мне, общение с образованными заключенными было для них своего рода университетом.
Одно время я сблизился с одним молодым вором - несмотря на свой возраст, он пользовался в своей среде большим уважением. Вся его голова, коротко остриженная, была в страшных вмятинах и ранах - следах жестоких избиений. Он был страстным любителем поэзии Есенина, знал наизусть почти все его стихи и читал их мне по памяти.
Меня и других придурков воры никогда не обижали - ведь бухгалтера, нормировщики, экономисты, инженеры, врачи, каждый по-своему, на своем месте, способствовали существованию воров как особой, привилегированной группы.
Я ежемесячно получал из дома посылки и делился ими с кем хотел. Иногда кто-нибудь из воров мог попросить у меня пачку чая, чтобы заварить чифир - настой невероятной крепости, - но это случалось очень редко. В течение всего последнего года моей работы в плановой части на моем столе стоял маленький репродуктор, присланный мне из дома, - вечерами я слушал по трансляции концерты из Москвы. И вот однажды кто-то похитил его. Я обратился к ворам за помощью, и на следующий день репродуктор вернулся ко мне.
...Рядом с плановой частью, в соседней комнате, одно время работала вольнонаемным бухгалтером жена начальника режима. О ней говорили, что она сошлась с одним из главных воров - ревнивым кавказцем, но я не очень этому верил. Как-то поздним вечером, когда я шел к себе, у дверей метнулась и скрылась в темноту серая фигура. В коридоре я услышал стоны. Я открыл дверь и увидел ее - на полу, в крови. Ее стол, стены, пол были в пятнах крови. Ей нанесли несколько ножевых ран. Когда ее уносили, она была еще жива...
Социальная структура лагеря была зеркальным отражением советского общества. Каста воров, связанная жесткой дисциплиной и воровским законом, подражала - стихийно или сознательно - правящей коммунистической партии с ее иерархией, дисциплиной, кастовостью, привилегиями и монополией на власть. Малолетки, будущие воры в законе, были своего рода комсомолом, кузницей кадров коммунистической партии. Процессы над суками, происходившие на толковищах - совещаниях воров, напоминали сталинские процессы над "врагами народа". Подобно врагам народа - бывшим коммунистам, суки, изгои блатного мира, подлежали беспощадному уничтожению. Мужики обязаны были добросовестно трудиться, а это - долг каждого советского человека. В лагере они облагались подоходным налогом в пользу воров, на воле - в пользу государства и правящей партии, что одно и то же. У воров, как и у партии, имелась своя несложная идеология, которой они оправдывали свое существование. Воры это делали совсем просто: "Все воруют". Все общество, по их убеждению, построено на воровстве; и в этом они недалеки от истины.
А впрочем, кто же и кому подражал? Не правильнее ли сказать, что и коммунистическая партия была, в свою очередь, зеркальным отражением блатного мира. А во главе ее стоял старший блатной - уголовник со стажем.
Лагерь и общество отражали друг друга как два зеркала, обращенные одно к другому.
Для общества внутри лагеря и общества за его пределами мир был расколот на своих и чужих, на друзей и врагов; эта полярность социальных миров имела мифологическую окраску и уходила корнями в глубины первобытного сознания.
Такова, прежде всего, система этических норм, которые действовали лишь в границах собственной социальной общности. Для воров все человечество делится на две полярно противоположные категории - на воров и фраеров; коммунисты делят его на два антагонистических класса - трудящихся и эксплуататоров. Для воров законы морали останавливаются на границе между ними и всеми остальными людьми и на последних не распространяются; для коммунистов - на границе класса, с которым они себя отождествляют, и не простираются на остальное человечество. Главный принцип здесь - хорошо лишь то, что хорошо для нас, в одном случае для воров, в другом - для собственной этнической или социальной общности или группы. Собственное сообщество противопоставляется всему остальному человечеству - а так было еще в общинах первобытных охотников. Человечество как бы замыкается границами собственной группы. Сами себя воры называют "людьми"; "мы", "люди" - таково самоназвание многих первобытных племен.
К явлениям, сближающим лагерный социум с социальными структурами глубокой древности, относится табуирование определенных слов, которые нельзя произносить, вещей, которыми нельзя пользоваться, действий, которые нельзя совершать. К ним относится система инициации: вхождение в привилегированный социальный слой связано с особыми ритуалами, словесными и физическими испытаниями. Вообще высокая степень ритуализации социального поведения сближает лагерное общество с архаическими. Большую роль играет система знаков: татуировка, особый стиль одежды, поведения, речи, наконец, жестикуляция - все это отличает воров от остальных заключенных. (Кабо В. Р. Дорога в Австралию: Воспоминания)

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip01.01.2021 18:26

Как-то сразу установилось ко мне уважительное отношение вожака блатарей, «интеллигентного вора» по прозвищу «Валет». И он предложил занять место на нарах рядом с ним. (Гольдштейн П.Ю. Точка опоры: 17 лет в лагерях жизни и смерти)

Упомянуты:

Учреждение: П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг).

ответить

ПРАЙМ КРАЙМ vip01.01.2021 14:17

Это он понял уже в Каргопольлаге, что в Архангельской области, куда был переведен в 1949-м.
В лагере, печально знаменитом своими зверскими порядками, изможденным, голодным и раздетым заключенным приходилось надрываться на лесоповале, поскольку невыполнение нормы грозило невыдачей скудной пайки.
В 1947 году была отменена смертная казнь, передавали по «тюремному телеграфу» слова, сказанные Сталиным: «Преступный мир должен уничтожить сам себя». И лагерная администрация с энтузиазмом принялась воплощать их в жизнь. Поощрялась вражда между «ворами» и «ссученными», на которых поделились верховодившие в зоне уголовники.
- В 1949-м в лагере случилась большая резня, - рассказывает Сергей Сергеевич. - Почва для этого заранее была подготовлена лагерной администрацией. Политзаключенные оставались в стороне от этого. Зато уголовникам было сказано, что в лагерь прибывает новый этап головорезов. То же самое о местных «ворах» было объявлено и вновь прибывшим. Стравливание противоборствующих сторон вылилось в большую поножовщину...
Сергей и несколько других «политических» из числа фронтовиков сидели в бараке, не вмешиваясь в уголовные разборки. Но избежать драки не удалось. Ворвались уголовники, и ребятам пришлось защищаться. В этой драке погиб один из прибывших. Это обернулось для всех, кто был в бараке, новым сроком - 25 лет... (Воробьев С. С. По стопам отца… в ГУЛАГ)

ответить

Салават24.10.2020 16:13

Один из первых Воров дагестанец по национальности, в 32 осужден за ограбление кассы бакинского вагоноремонтного завода. В 50х находился на Каргопольлаге. Освободился примерно в самом начале 60х, освобождался с Покрова, в общей сложности провел в местах заключения почти 30 лет одним сроком. В 60 отошел от дел.

Упомянуты:

Учреждения: П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг), СТ-1 тюрьма; Покров.

ответить

Йошкин Кот11.03.2020 00:01

1950 г. 1-й лагпункт Каргопольлага. Народа на лагпункте немного, человек 130. А контингент другой, не то что на 6-м. Здесь сидела преимущественно полууголовная, приблатненная молодежь. Вор в законе был один, некий Лапин, человек лет сорока, ничего сам не делавший, ничем не выделявшийся, но все это приблатненное кодло ходило перед ним по струнке. Через год в другом лагере Лапин был зарублен топором каким-то сукой, бывшим вором, порвавшим с воровским законом. Лапин иногда заходил в санчасть, спокойно разговаривал «за жизнь», ничего не требуя и не прося.
1951 г. 5-й лагпункт. На 5-м лагпункте находились человек 400. Более половины составляли люди с 58-й статьей. Блатных человек 30. Возглавлял эту компанию вор в законе Анатолий Семин — Толик-Дубинка. Остальные сидели по разным бытовым статьям. Были на лагпункте и убийцы, как правило, ничем особым не выделявшиеся люди.
Наступила осень 1952 года. К этому моменту на нашем 5-м лагпункте весьма активизировались блатные, возглавляемые местным бандитом Толиком-Дубиной и Сашей-Коротким (рост — 152 см, вес — 96 кг). Не встречая особого сопротивления, не обладая чувством меры, «цветные» братья воровали, отнимали, избивали и проигрывали в карты имущество (пока еще не жизнь) работяг. Усилилось давление на пищеблок и санчасть. Жить становилось все мерзостней, чувствовалось, что близится какой-то трагический конфликт.
1953 г. 7-й лагпункт. Настал день прихода этапа. Это было октябрьское воскресенье. То, что этап блатной, знали точно
такого рода сведения неведомыми путями распространяются по лагерям со скоростью звука, а может быть, и света.
Открылись ворота, и внутрь потянулась колонна в окружении надзирателей. Стало ясно — да, это урки. Шли они с наглым видом, блестя в улыбочках золотыми и медными «фиксами», поплевывая по сторонам. Одежда была разномастной, но почти на всех сапоги с отворотами — этакий блатной шик. Тут были взрослые воры и бандиты и «пацаны» — так сказать, воровское студенчество. Над колонной висел густой мат.
Всю эту шоблу, человек 100, завели в карантин и заперли на крепкие замки. У дверей встал надзиратель. Ночь прошла спокойно, только из-за забора слышалось хоровое пение. Утром ко мне в санчасть явились трое авторитетных работяг, заявивших мне, чтобы я сегодня к вечеру был готов к приему большого количества раненых, так как вечером состоится штурм карантина, избиение и изгнание блатных.
И мы стали готовиться. Разложили перевязочный материал, инструменты, шелк для шитья, скобки, шины, шприцы, ампулы. Были у нас яркие рефлекторы, лампы и тому подобное. Легких больных отпустили из лазарета в барак. Фельдшера и санитары были проинструктированы, все мы ждали событий. Они не замедлили последовать.
Наша санчасть и еще один барак стояли на пригорке, а все остальные располагались в низине. Из окон нам был прекрасно виден карантинный барак, неярко освещенный тусклыми лампочками на столбах.
И вот по лагерю прокатился резкий свист — сигнал атаки. Из всех бараков хлынула толпа и облепила карантинный забор. Раздались глухие удары, треск, грохот, и забор стал рушиться. Толпа хлынула внутрь,
сметая и круша все на своем пути. В воздухе мелькали палки, доски, дубины. Конечно, у той и другой стороны были и ножи, и кастеты, и металлические штыри. Над лагерем повис жуткий вой. С вышек послышались сначала одиночные выстрелы, а потом и автоматные очереди. Стреляли, правда, в воздух и поверх голов. К месту побоища побежали санитары с носилками, а я ждал раненых.
Они стали поступать — кто на носилках, кто своим ходом, кто с помощью других. Разбитые лица, рваные, колотые и резаные раны рук, ног, туловища, висящие плетью руки, залитые кровью глаза.
Одновременно происходили сортировка и оказание помощи. Я взял на себя самое сложное: зашивал раны, выправлял отломки, выводил из шока. Фельдшера накладывали шины, повязки, делали уколы. Санитары разводили и разносили раненых по палатам и по углам, укладывая их на щиты, а то и прямо на пол. Пол и мебель были залиты кровью. Все было так, как на полковом медицинском пункте во время боя.
А там, снаружи, весь блатной этап бежал к воротам, спасаясь от преследователей. Ворота открыли, выпустили наружу, окружили там конвоем, а позже куда-то увезли. Под конец боя принесли человека с переломом основания черепа...
Ну, а человек с переломом черепа, его звали Володя Кузьменко, законный вор, суток через трое умер. (Александровский В.Г., записки лагерного врача)

Упомянуты:

Учреждение: П; Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг).

ответить

Добавить комментарий


Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

Copyright © 2006 — 2021 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА "Прайм Крайм".

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Реклама на сайте.